/ Москва

Рейнхард Крумм встретился с Михаилом Горбачевым и Владимиром Сорокиным

Иллюстрация: Сноб.Ру/Валентин Поздняков, Игорь Бурмакин
Иллюстрация: Сноб.Ру/Валентин Поздняков, Игорь Бурмакин
+T -
Поделиться:

20-летие своей деятельности в России Фонд имени Фридриха Эберта отпраздновал 27 февраля круглым столом, организацию которого взяли на себя сами юбиляры и Фонд Горбачева. «Горбачев, можно сказать, пригласил нас, Фонд Эберта, в Москву, — говорит Рейнхард Крумм. — Именно он дал нам возможность здесь работать. Так что мы вместе уже 20 лет. Поэтому мы решили отпраздновать 20-летие вместе. Для меня вообще был очень важным и приятным тот факт, что бывший президент Советского Союза участвовал в этой дискуссии, что она была ему интересна. Потому что, по большому счету, он этого делать не обязан, у него есть много других дел. Для меня это остается удивительным фактом, и я очень уважаю его за это».

Фонд имени Фридриха Эберта был основан в 1925 году в память о первом германском президенте, избранном демократическим путем. Сам фонд позиционирует себя как «частную, некоммерческую и независимую организацию, действующую в духе идеалов и основополагающих ценностей социал-демократии». Для юбилейного круглого стола тема дискуссии была выбрана традиционная — «Опыт и новые возможности в российско-немецких отношениях».

«Эта тема, да и вопрос, что такое политика вообще, мне лично были интересны, потому что в России и в Германии понимание политики разное, — комментирует Рейнхард Крумм. — А это ведь фундаментальный вопрос: кто участвует в политике? Только государство? Гражданское общество? Или оба? И как они это делают? Немецкие участники более или менее четко сказали, что они думают по этому поводу, а у российской стороны было с этим немного сложнее. В принципе неплохо раскрыли тему Сорокин и Горбачев».

Писатель Владимир Сорокин напомнил всем присутствующим слова Путина, что «не надо нас учить демократии». Но ведь именно ее, по словам писателя, «у нас в стране и не хватает — при том, что в России для этого теоретически есть все ресурсы. Нам как раз необходимо учиться демократии, и Германия здесь — лучший учитель».

В ответ Рейнхард Крумм высказал мысль, что «в Германии государство дает возможность разным группам общества формировать и обсуждать свои варианты решения накопившихся в обществе проблем. А в России, по-моему, до сих пор сильное государство решает само все вопросы. Это гарант стабильности. Говорить, что государство в России тоталитарное — это слишком, просто государство в России думает, что если оно не будет сильным и не будет все держать на себе, то система рухнет. Немецкая же послевоенная история показывает, что, если сильное гражданское общество участвует в принятии решений, это совсем неплохо».

Говорили, конечно, и о мировом экономическом кризисе и  о координации усилий в борьбе с ним. Оригинальную точку зрения на этот счет высказал Анатолий Адамишин, замминистра иностранных дел России в 1992-1994 годах. Он предложил России и Германии подумать о создании коалиции государств, которые в дальнейшем возьмут на себя формирование мирового правительства.

 

«Вообще, это была довольно сложная тема, а соответственно, и дискуссия. Но это только первый раунд, только начало, я надеюсь. Хочется верить, что мы будем продолжать такую работу — и не только с Фондом Горбачева.

Хорошо, что у нас есть возможность поговорить. Может быть, это наивный подход: поговорили, а что дальше? Но я думаю, что разговор обязательно повлечет за собой положительные последствия. Возможно, на большую политику это влияния не оказывает, но я надеюсь, что это работающая модель: давайте поговорим — и обязательно найдем какое-то решение. Не через войну, а посредством разговора», — надеется Рейнхард Крумм.