/ Москва

Как выбрать пол своего потомства

+T -
Как выбрать пол своего потомства
От редакции
Поделиться:

Я звоню автору статьи из пятничного выпуска журнала Science, зоологу Саре Прайк из сиднейского Macquarie University, и говорю: «Учитывая, что у вас грант от фонда L'Oreal “Для женщин в науке, вас нужно поздравить вдвойне: какое яркое доказательство женского всемогущества!» Моя острота повисает в воздухе: плохо слышно — она возится в вольере с птицами; перезваниваю через час в лабораторию. Мы говорим о половой жизни амадин Гульда, созданий весом 12 граммов; сегодня на них сосредоточено внимание ученых всего мира — никто не ожидал такого невероятного результата от простого эксперимента.

Фото: Getty Images/Fotobank
Фото: Getty Images/Fotobank

Амадины Гульда живут в саванне на севере Австралии. Впервые их описал Джон Гульд, выдающийся натуралист и художник. Птички ярко окрашены, причем не все одинаково: встречаются особи с черной и с красной шапочками. Скорее всего, когда-то эти две формы жили в разных областях Австралии. Может быть, они даже были двумя разными подвидами. Но теперь живут вместе и свободно скрещиваются. Как это часто бывает, потомство при такой гибридизации в чем-то неполноценно: разнятся не только шапочки, но и какие-то важные для здоровья гены. Из-за этого до взрослого возраста не доживают очень многие гибридные самочки — сыновья же от таких браков выживают вдвое чаще.

Подмечено, что если красноголовая самка выходит замуж за черноголового самца — «правильный» самец бывает просто недоступен, — то почти все ее дети оказываются сыновьями. Это выгодно для мамаши: нет смысла вкладывать много сил в дочерей, которые не выживут. Весь вопрос в том, как именно это получается – от чего зависит пол потомства в таком браке? «Раннее прерывание беременности» с дочками исключено: амадины откладывают по одному яйцу в день, и если какое-то яйцо погибло, им просто пришлось бы пропустить день — но этого не происходит.

Сара Прайк
Сара Прайк
Сара Прайк

Сара Прайк — блондинка, довольно хорошенькая; моему вопросу о том, не крашеная ли, нисколько не удивляется; а ответу ее я нисколько не верю. Она не в обиде: я был пятым журналистом, задавшим ей этот вопрос. Дело в том, что конек зоолога Сары Прайк — умение аккуратно красить голову птицам.

Последние несколько лет Прайк ловила красноголовых самцов и окрашивала им голову в черный цвет. Потом сажала их вместес красноголовыми самками. Бедняжки были уверены, что им достался «неправильный» муж — и среди их птенцов почти не было самок, как и при по-настоящему «неправильном» замужестве. Получается, что дело не в том, каков самец на самом деле. А в том, что думает про него самка.

Это открытие заставит нас переписать школьные учебники. Считалось, что для птиц, как и для нас, важно, какие гены содержат сперматозоиды и яйцеклетки. Один партнер всегда производит половые клетки только одного сорта (у млекопитающих это самки, у птиц — самцы), другой партнер — двух сортов (у млекопитающих это самцы, а у птиц — самки). При слиянии одинаковых половых клеток получается один пол — тот, который умеет делать только «односортные» половые клетки (у млекопитающих — женский, у птиц — мужской), а при слиянии разных половых клеток — другой пол. Очевидно, что вероятность появления потомка каждого пола составляет ровно 50%.

Как же мнение самок о самцах может влиять на пол потомства? Факт доказан, но каков может быть механизм? «Честно говоря, я сама настолько поражена результатом, что совершенно не могу найти объяснения. Я хочу посвятить этому вопросу ближайшие годы», — говорит Прайк.

Я решил поделиться с Сарой своей гипотезой, и она сказала, что думает в этом же направлении. В истории с амадинами есть один намек на разгадку: как я уже сказал, у птиц именно самки (а не самцы, как у нас) производят половые клетки двух типов, с женским задатком и с мужским. Если самка «неудачно» вышла замуж, все ее тело может напитаться каким-то гормоном — назовем его «гормон грусти». Тогда возможно, что яйцеклетки с женским задатком не начинают развиваться в полноценные яйца, как-то «давятся» этим гормоном, а яйцеклетки с мужским задатком получают свободную дорогу, из них получаются яйца, и они их несут каждый день. «Я не исключаю, что, когда после войн рождается особенно много мальчиков, у людей работает какой-то похожий механизм», — сказала мне Сара Прайк на прощанье.

Чтобы убедиться, что история с выбором пола понятна, привожу пример. У меня есть такой любимый прием в семейной дипломатии: когда надо выпить за тестя, я встаю и говорю, что благодарен ему, что женат не на мужчине. Ведь я, дескать, все равно женился бы на Ксюше, но именно от тестя зависело, какой сперматозоид даст начало ее жизни — с мужским или женским задатком. Тесть ни черта не понимает, но все равно тает. И теща почему-то тоже… хотя вот уж она тут совсем ни при чем. Понимаете, почему?