Аркан Карив /

6395просмотров

Д’Артаньян и его бригада

«Трех мушкетеров» я не люблю с тех пор, как прочел первый раз

Иллюстрация: Leemage/Fotolink
Иллюстрация: Leemage/Fotolink
+T -
Поделиться:

Начнем с Констанции. От моего детского взгляда не укрылись детали описания этой девушки, ставшей пассией д’Артаньяна:

«Руки были белые, да форма их была грубовата. Ноги также не указывали на высокое происхождение. К счастью для д’Артаньяна, его еще не могли смутить такие мелочи».

К несчастью для меня, такие мелочи меня уже смущали и даже совершенно оттолкнули от госпожи Бонасье. Как можно влюбиться в девушку с грубыми руками? Что у нее с ногами — вообще не понятно. Может, кривые; может, короткие; а может, — кривые и короткие.

Про Миледи, заметим, никто в романе не осмелился сказать, что у нее были грубоватые руки, а ноги не указывали на высокое происхождение. Ни автор не осмелился, ни благородный Атос — закомплексованный и жестокий граф де ла Фер. Даже рассказывая историю Миледи друзьям, он с кокетливой трусостью шьет белыми нитками, выставляя дело так, будто мужем Миледи был не он, а какой-то там другой граф, который «влюбился, когда ему было двадцать пять лет, в шестнадцатилетнюю девушку, прелестную, как сама любовь. Сквозь свойственную ее возрасту наивность просвечивал кипучий ум, неженский ум, ум поэта. Она не просто нравилась — она опьяняла».

И вот, когда во время охоты, бедняжка упала с лошади и лишилась чувств, граф, пытаясь вернуть ее к жизни, нечаянно порвал на ней платье и увидел клеймо в виде лилии…

Кстати, почему он раньше не видел это клеймо? Ведь они были супругами. Объяснений можно привести несколько.

1. Они занимались сексом только в темноте. Однако клеймо — не татуировка, граф должен был обнаружить его на ощупь.

2. Во время секса она никогда не снимала ночнушку, — таковы были нравы. Это вряд ли может быть правдой.

3. Граф избегал физической близости с супругой, боясь, что это помешает их духовному общению. Здесь Атос становится пугающе похож на поэта Александра Блока, и мы эту гипотезу отметаем в пользу другого объяснения:

4. Граф де Ла Фер, он же — Атос, был садистом и импотентом. Вот его рассказ о том, что он сделал с любимой женой, обнаружив клеймо у нее на плече:

«Граф был полновластным господином на своей земле и имел право казнить и миловать своих подданных. Он совершенно разорвал платье на графине, связал ей руки за спиной и повесил ее на дереве».

Ужас и вопиющая несправедливость этой сцены заставляют содрогнуться даже бесстрашного гасконца:

«— О, боже, Атос! Да ведь это убийство! — вскричал д’Артаньян.

— Да, всего лишь убийство... — сказал Атос, бледный как смерть. — Но что это? Кажется, у меня кончилось вино»...

Итак, вечно бледнеющий Атос — маньяк и чудовище. Остальные друзья, может, и не такие чудовища, но сочувствия тоже не вызывают. Арамис — ханжа и лицемер, дамский угодник и нарцисист, имитирующий глубокую религиозность. Портос — жлоб, лудоман и альфонс. Правда, автор всегда склонен объяснить порочность героев нравами эпохи:

«В те времена путь себе прокладывали с помощью женщин и не стыдились этого. Те, что были только красивы, дарили свою красоту, и отсюда, должно быть, произошла пословица, что "самая прекрасная девушка может отдать лишь то, что имеет". Богатые отдавали часть своих денег, и можно было назвать немало героев той щедрой на приключения эпохи, которые не добились бы ни чинов, ни побед на поле брани, если бы не набитые более или менее туго кошельки, которые возлюбленные привязывали к их седлу».

Про д’Артаньяна мы сейчас поговорим, а всех остальных мушкетеров Дюма описывает так:

«Небрежно одетые, подвыпившие, исцарапанные, мушкетеры короля, или, вернее, мушкетеры г-на де Тревиля шатались по кабакам, по увеселительным местам и гульбищам, орали, покручивая усы, бряцая шпагами и с наслаждением задирая телохранителей кардинала, когда те встречались им на дороге».

Отдельно от этой шоблы и своих порочных друзей стоит д’Артаньян. Бедный, но гордый мальчик, лимита гасконская, отправившийся на желтой кляче, с пятнадцатью экю в кармане, завоевывать Париж, заставляет поначалу сопереживать ему. Но, если Атос — бессердечный убийца, то д’Артаньян вскоре показывает себе холодным, расчетливым интриганом. Собираясь на дуэль со своими будущими друзьями, «он надеялся, что, извинившись, завоюет дружбу Атоса, строгое лицо и благородная осанка которого произвели на него самое хорошее впечатление. Он льстил себя надеждой запугать Портоса историей с перевязью, которую он мог, в случае если не будет убит на месте, рассказать всем, а такой рассказ, преподнесенный в подходящей форме, не мог не сделать Портоса смешным в глазах друзей и товарищей. Что же касается хитроумного Арамиса, то он не внушал д’Артаньяну особого страха. Если даже предположить, что и до него дойдет очередь, то д’Артаньян твердо решил покончить с ним или же ударом в лицо, как Цезарь советовал поступать с солдатами Помпея, нанести ущерб красоте, которой Арамис так явно гордился».

После того, как ему удалось обрести безграничную дружбу трех мушкетеров, д’Артаньян становится бессовестным манипулятором:

«Д’Артаньян, строя план будущих интриг и решив сделать Атоса, Портоса и Арамиса орудиями собственного успеха, был совсем не прочь заранее собрать невидимые нити, с помощью которых он и рассчитывал управлять своими тремя приятелями».

В офисном юморе последних лет бытует фраза: «Я — д’Артаньян, все — пидарасы!» Не правда ли, это вполне соответствует образу мыслей самого героя?

Почему же эта безнравственная книга много лет, из поколения в поколение, зажигает сердца мальчишек и девчонок во всем мире?

Да потому, что их сердца не ищут в книге нравственности. Детские сердца жаждут крови, приключений и славных побед. Они мечтают пробивать себе дорогу шпагой, плечом к плечу с верными друзьями, под лозунгом «Один за всех и все за одного!»

Герои Дюма, может и безнравственны, но живут по понятиям, которые на первое место ставят личную храбрость, верность клятве и готовность умереть за друга. Составленный папашей Дюма рецепт оказался невероятно эффективным и актуален по сей день. «Три мушкетера» так и просятся в ремейки. Последний русский шедевр, использующий «мушкетерский» сюжет, — это сериал «Бригада» про четырех бандосов. Он стал настолько популярен, что само слово «бригада» вошло в язык в новом значении: четверо верных друзей, силой прокладывающих себе дорогу в жестоком мире.

В предисловии к роману Дюма говорит, что основой послужили мемуары, найденные им в Королевской библиотеке. Он пишет: «Я унес их домой, разумеется, с позволения хранителя, и жадно набросился на них». На самом деле, книгу «Воспоминания господина д’Артаньяна, капитан-лейтенанта первой роты королевских мушкетёров» Дюма стащил из муниципальной библиотеки Марселя. Библиотека неоднократно требовала от Дюма вернуть книгу, о чем свидетельствуют многочисленные адресованные ему письма. Но Дюма и ухом не повел. Молодец! Д’Артаньян поступил бы так же.

Читайте также

  • Текст.
    Отрывок из романа

    Наш колумнист Дмитрий Глуховский написал новую книгу и это не фантастика. Книга «Текст» рассказывает про современное общество России, где…
  • Андрей Сен-Сеньков:
    PorNobody

    Каждую неделю Илья Данишевский отбирает для «Сноба» самое интересное из актуальной литературы. Сегодня мы публикуем текст Андрея Сен-Сенькова с…
  • Тот же Каку, только тверже

    …Один из создателей теории струн, автор этой книги, если помните, всегда увлекался современными концепциями устройства…
Комментировать Всего 10 комментариев

Аркан, спасибо - блестяще. Но вот я не уверена, что сегодняшние дети, по крайней мере в Америке, не чувствительны к этим моментам. Мы как раз недавно на блоге 'Дети' обсуждали, что у молодого поколения нет никакого интереса к Дюма. Может быть Вы нашли понимание почему? Если с детства читаешь про высоко нравственных героев, которые вершат замечательные дела, то и неправильный моральный вектор чувствуется с малолетства?

Прочитала в 12 лет по настоянию мамы. Никогда не понимала восторгов по поводу всех этих приключений.  Все это казалось такой пустотой и пошлятиной, особенно, после новелл Стефана Цвейга, и Мопассана, рассказов Джека Лондона. Очень хороший анализ. Просто блестяще развеян миф о главном романтике, спосбном потрясти воображение ребенка.

Эту реплику поддерживают: Алексей Фридлянд

Честно говоря, не знаю, особенно про Америку. Но я плохо себе представляю, какие авантюрные герои могут конкурировать с мушкетерами. Или: какие авантюрные герои могут стать такими же архитепическими, как мушкетеры?

Может быть, у меня женский взгляд? Хотя все детство с мальчишками, футбол, гвозди на рельсы, кораблики и прочее. Но индейцы, индейцы - вот это были герои)) Ну и для меня лично, первая книга, запавшая на всю жизнь - это конечно Золотое руно. Вот только "авантюрные герои" меня смущают. Герои должны быть открытыми, честными))). Примерно, в это же время я прочитала Тиля Уленшпигеля.  А потом и Гюго – Человек, который смеется. Так что мушкетеры отдыхали).

Аркан, я больше про Ваш тезис, что детские "сердца не ищут в книге нравственности." Я с этим не согласна.

Хорошая детская литература как раз открывает нравственные понятия для ребенка. В советское время эта нравственность была из разряда moralis soveticus (как раз сейчас читаю детям "Королевство Кривых Зеркал" - "Пусть тьма, пусть ночь, - шагай вперед. И помни наш флажок!" ), но она там была. Теперь же днем с огнем не сыщешь.Очень тяжело найти книги, которые в доступной для ребенка форме рассказывали бы о добре и зле, о том как себя вести, как заботится о чувствах окружающих. Не которые из этих книжек переведены на русский, но когда я вижу рецензии на них на русских книжных сайтах мне становится не по себе. Вот например рецензия на прекрасную итальянскую серию про Мышонка Тима: "Не люблю книжки такого рода. Таланта мало, нравоучительности много."

А потом мы удивляемся почему уровень агрессивности в России зашкаливает (как на недавней теме про драку на рок фестивале).

И еще в вдогонку

Мне кажется что в нашем детстве было слишком много морализаторства в детской литературе и это набивало оскомину. Поэтому мы тянулись к таким грешным, но таким живым мушкетерам. 

Дорогие Млада и Маша, боюсь, тема "литература, нравственность и воспитание" слишком обширная, и слишком спекулятивная. Я, все-таки, попробую отметить несколько важных моментов. Во-первых, мы не можем утверждать, что литература делает человека нравственнее. Знавал я очень хорошо начитанных подонков. И наоборот - прекрасных и благородных людей "от сохи".  Взрослая литература вообще не ставит себе воспитательных целей, а "Три мушкетера" писались для взрослых. Ну а во взрослой литературе герои далеко не всегда положительные. Но мы им сопереживаем - это главное.

Что же касается детей, то никто до сих пор и не знает, на чем их нужно воспитывать. Один из лучших сегодняшних русских поэтов как-то раз пожаловался мне на дочь-подростка, что она смотрит дебильные ужастики. Я спросил, а что же она, по его мнению, должна смотреть. "Ну, хотя бы "Терминатора", - ответил поэт.

Гайдар говорил, что для детей надо писать, как для взрослых, только лучше. Это, пожалуй, единственное утверждение про детскую литературу, с которым хочется горячо согласиться.

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина, Михаил Горин-Галицкий

Три Мушкетера – моя самая любимая книга. Спасибо, что еще раз дали насладиться цитатами (впрочем, я их и так помню почти наизусть и мог бы продолжить список). Не скрою, пассаж про грубоватые руки меня каждый раз ... покалывает (а я перечитываю книгу примерно раз в 2 года). А также про нос Анны Австрийской, которому можно было пожелать более совершенной линии и т.д. Но разве в этом не виден гений Дюма? Он, Дюма, слыл первым е...рем на деревне, а Д"Артаньян был опьянен именно своим воображением... кстати ноги были не видны под длинной юбкой.

Но не хочу с Вами спорить, т.к. не исключено, что Вы искренне влюблены в книгу – а иначе зачем о ней и писать? Не забудьте только, что некоторая загадочность и нестыковки ВСЕГДА присущи великим произведениям... в этом прелесть. Да, в старину не раздевались в постели... даже ванну принимали в рубашке.

Сравнения с бригадами поверхностно, мушкетеры не бандиты (которые всегда друг друга предают), а дворяне. Дворяне!!! честь и верность, изящество, стиль, некоторый холодок и расчетливость... Дюма обессмертил французских характер, коего все четверо – разные грани. Я завидую французской литертуре... По–русски это вообще единственная книга, где дворяне блистают остроумием, неподражаемым изяществом и емкостью фразы, проникновением в суть людей и интриги... куда лучше, чем Грушницкий с Печориным.

Не только в крови и приключениях дело. Раскольников ведь тоже не пахан с ножом. ...

Да голливудские герои ВСЕ просто дубари и отстой, одноклеточные аста–ла–висты по сравнению с мушкетерами... поэтому Голливуд бессилен (вот где импотенция, а не у благородного Атоса!) экранизировать "Мушкетеров". Это книга о дружбе, а не бегалка/стрелялка или экшн.

Эту реплику поддерживают: Владимир Яковлев, Анатолий Волков

Честь и верность? Это так называется практически предательство своего короля, и потворство любовным интрижкам королевы? Отличная верность! Не дай бог никому!

Защита короля от интриг Ришелье. Королева была верна своему долгу... вся эта линия в книге – трогательная, благородная и оказывающая неоценимое, навсегда остающееся действие на юного читателя (меня) – конечно, если в Вас "бьется сердце мушкетера"

 

Новости наших партнеров