Александр Скляр: Нынешняя власть должна покаяться за преступления большевиков

Кадр из фильма "Чекист"
Кадр из фильма "Чекист"
+T -
Поделиться:

В частности, я считаю, что в обществе так и не осуществлено то самое духовное покаяние, которое, как мне кажется, совершенно необходимо для того, чтобы нынешняя власть смогла избавиться от тех генетических дефектов, которые достались ей от власти большевиков. Это, без сомнения, то важнейшее духовное действо, которое так и не реализовано потомками cоветской власти.

Сейчас читаю книжку Александра Варламова о Михаиле Булгакове, там очень много интересных фактов, и не только о Булгакове, но и о его современниках. И я в очередной раз с болью подумал о чудовищности тогдашней расправы над деятелями культуры и искусства. Одно из самых чудовищных преступлений — расстрел Николая Степановича Гумилева. Об этом совершенно безразлично говорится даже в наше время: ну, типа случайно расстреляли. А то, что на взлете был цинично убит выдающийся, может быть, просто самый великий поэт следующей волны после Пушкина и Лермонтова, который мог бы обессмертить Россию высотой своего слога, — вот это прошло у нас совсем незамеченным. А ведь было совершено чудовищное преступление. Только одного этого факта было достаточно, чтобы предъявить большевикам такой счет, по которому они всеми своими даже полезными делами не смогли бы рассчитаться.

Комментировать Всего 18 комментариев

Адвокат Российского императорского дома (в Мадриде) недавно направил в российскую Генпрокуратуру заявление великой княгини Марии Владимировны с просьбой реабилитировать расстрелянных родственников царской семьи. Но вот на протяжении предыдущего процесса по реабилитации родственников Николая II Генпрокуратура доказывала, что расстрел царской семьи - преступление уголовное, а не политическое, и поэтому они в принципе не могут быть реабилитированы. 

Отвечу цитатой из Маркса: «Обязательно должна, но не факт, что нынешняя». Потому что с этой уже все понятно. И еще по данному вопросу у нынешней власти присутствует когнитивный диссонанс на лице.

Нынешняя власть — это дети тех, кто всегда был у власти. Так что они не собираются ни за что каяться. Они объявили об этом громогласно. Поэтому непонятно, о чем тут разговаривать. Знаете, весь мир обсуждает, был ли геноцид, сколько евреев сгорело в печах. А у нас люди спокойно говорят: «Ну и что, что сгорело 40 миллионов человек?» Эта страна не то что не покается, она не имеет даже тенденции к этому. И поэтому мы так живем, мы даже не понимаем, что с нами происходило на самом деле и происходит. Мы легко забываем все, что с нами случилось. Эти люди, которые у власти, они чувствуют себя абсолютно правыми. А весь мир живет не так. Я считаю, затевать этот разговор сегодня абсолютно бессмысленно.

Дмитрий Муравьёв Комментарий удален

Мы пропустили время когда власти надо было каяться. Это пытались сделать при Ельцине, но попытки рассказать народу, как все было ужасно на самом деле, этот самый народ очень расстраивали. Людям казалось, что  вся их жизнь отменялась, 7 ноября, парад на Красной площади, санаторий в Крыму и оливье с горошком - на фиг?! Ну нет! Это ж, как писал Кибиров: "крепдешин носили мамы, возрождался Сталинград"! Народ Ельцину не голодные годы припоминает, а национальное унижение. Даже то поколение, которое и пыталось объяснить, как было ужасно, чаще всего теперь впадает в ностальгию по советским временам и с радостью сидит в ресторанах типа "Столовая" и под водочку с винегретиком подпевает советским песням. А нынешней власти и каяться незачем, она с таким трудом и такими способами восстанавливала уважение к сильному режиму и наконец восстановила, что больше ошибки не допустит. Мы живем в возвратные, как тиф, советские времена. И, кстати, историки - мой муж историк - знают, что никакие преступления не совершаются без молчаливого одобрения большинства, так что вопрос покаяния - это вопрос каждой семьи, иначе всегда - "кто-то другой был неправ, а не мы". И что меня всегда удивляет, это почему в первую очередь возмущение вызывает рассстрел Гумилева (да, интересный поэт, согласна) или царской семьи (да, ужасно и позорно), как будто их жалко, а миллионов просто людей - немножко меньше?

А вообще я считаю, что наша новейшая история была во многом чудовищна и позорна, и ненавижу все по-настоящему советское, и галстукам красным умиляться не могу, даже под французское шампанское в ГУМе, и такого отличного писателя как Юрий Трифонов перечитывать не могу, потому что подступает что-то темное, унылое, беспросветное, душит меня... Извините, что-то я разневничалась. В моей семье на уровне близких родственников никто не пострадал, все были очень даже советские люди, так что мое мнение - мой свободный выбор.   

Георгий Абдушелишвили Комментарий удален

Каяться за преступления большевиков надо было давно. И сейчас надо. Они убили довольно много людей, причем лучших. Двести пятьдесят раз про это говорили, почему лучших. Почему коллективизация погубила самых трудолюбивых, а война — самых смелых? Потому что так бывает. Что значит каяться? Говорить: это плохо, а это хорошо. Если не говорить, то возникают всякие прекрасные идеи о том, что Сталин, например, был эффективным менеджером и так далее.

Конечно, каяться надо, но в утверждении Александра мне не нравятся слова «нынешняя власть». Если в качестве покаявшегося народа, покаявшейся страны мы возьмем Германию, которая всячески извиняется перед всем миром за евреев, за цыган, за войну, за все, то надо обратить внимание, что это раскаяние не только государства и власти, а это и раскаяние нации. То есть всякий немец, кроме каких-то отмороженных двух с половиной националистов, всякий немец понимает, что в каком-то смысле он, его семья, его улица, его город, совершили какую-то хрень. Не то чтобы он или его дедушка участвовали в расстрелах или загоняли евреев в газовые камеры, но имели к этому отношение. Им за это неудобно до сих пор. А ощущение, что нам чего-то такого должна власть, оно неправильное. Ну о’кей, а ты 50 лет прожил в этой стране при той власти, потом при этой и не нашел это невыносимым, не испытал необходимости выйти на площадь, как Лариса Богораз. Как-то ты мирился с этим, потому что твои предки были священниками. Твои соседи — нет, друзья — тоже нет. Это ощущение нации.

Я ощущаю себя участвовавшим в том, что происходило в Советском Союзе. Один из моих дедушек служил в НКВД, а сам я в школе носил пионерский галстук. Это имеет отношение ко мне. Это не то, что сделал Владимир Владимирович Путин, который сделал много гадостей, но не эту. Эту сделали мы все вместе. И если говорить о раскаянии, то это должно быть раскаянием нации, а не только государства.

А как технически могло бы такое покаяние проходить? 

А никак. Покаяние- это таинство сугубо личное. И именно таинство. И следовательно, невозмно лицезреть публичное посыпание головы пеплом  на авансцене истории.

Не согласна. Акт должен быть действительно публичным. И государство и общество и все его представители должны заявить публично, что - плохо, а что - хорошо. Только через публичные обсуждения и достигается общее - общее для всех или для подавляющего большинства жителей страны - понимание того, что с нами, с нашими семьями и нашей страной произошло. Я совершенно сознательно говорю "общее для всех". Потому что пока мы находимся в ситуации, когда роль Сталина в истории - это "спорный вопрос", мы живем в обществе, абсолютно лишенном нравственных ориентиров.

Ну, тогда назовите это не покаянием, а публичной поркой или самоистязанием и начните с себя.

Нет, это не самоистязание и не публичная порка. Первое значение слова "покаяние", согласно Толково-словообразовательному словарю: "Добровольное признание в совершенном проступке. // Признание своей вины в чем-л., какой-л. ошибки". Второе значение - признание перед священником. А насчет начать с себя - согласна, и начала давно. Написала книгу о том, что советская система была устроена таким образом, чтобы замарать каждого. Разобралась в том, как была "замарана" моя семья. Мне лично повезло: родители увезли меня из Советского Союза, когда мне было 14 лет. Но я помню, что, несмотря на весь имевшийся в доме самиздат и тамиздат, день, когда меня приняли в пионеры, был самым счастливым днем моей жизни (на тот момент). Помнить об этом полезно: это своего рода прививка от соблазнительного чувства причастности. Но прививка действует действительно только если об этом не забывать. Помнить о дне принятия в пионеры мне лично полезно еще и потому, что мой папа, придерживавшийся абсолютно антисоветских взглядов, заставил себя поехать со мной в Музей Революции и поздравить меня - так это было для меня важно. Перед папой чувствую свою вину. И сделаю все, что в моих силах, чтобы в моей стране не возникло вновь государственной идеологии, в заложниках у которой - отношения между близкими людьми.

Написали книгу, публично покаялись, излили душу, по себе знаю, это не просто, признаваться в неблаговидных поступках. Но почему же тогда Вы по- прежнему чуствуете свою вину перед папой?

О стране в глобальном смысле, мне кажется,  думать не надо, и о судьбах России тоже. Судьба России - это судьба каждого из нас отдельно. Вот будем писать честные книги, снимать глубокие проникновенные фильмы, на телевидении делать умные передачи, строить честные дома и т.д., "сеять великое, доброе и вечное" - каждый перед собою будет честным, и не будем "гибнуть за металл", и думать не о государственной идеологии, а  о том, чтобы в квартире было чисто, в подъезде, на улице, в семье гармония и мир, не сообщать  каждому встречному, - Я покаялся, а ты еще нет?! , т.е. не публичными словами, а поступками исправлять грехи предшествующего поколения и нашего, дабы идущие после нас не наследовали наши грехи уже при рождении.- вот в этом, мне кажется, и будет и покаяние.  

А мне кажется, одно другому не мешает. Нужны и частные дела - всеми руками подписываюсь и под "умными передачами" и под "честными домами" - и нужен публичный разговор. И если идеалы, которые провозглашаются в публичном разговоре, будут подкреплены частными делами, вот тогда мы будем наконец жить в честном, нравственном и безопасном обществе.

Если сколько-то  – да хоть бы и миллион человек публично покаятся, что носили пионерские галстуки, комсомольские значки и партийные билеты, то есть частично участвовали в происходивших гадостях, и не выходили на Красную площадь, то есть вовсе не участвовали в протестах и борьбе с гадостями – это, Вы полагаете, хоть как-то, хоть чуть-чуть заставит власть измениться?

То есть, это не власть чего-то там нам должна, а мы сначала должны сказать: "Нам стыдно за то, что мы делали/не делали"? А власть вот это прямо как услышит – и бух перед народом на колени? Или жизнь изменится настолько, что придет другая власть?

Я совершенно не риторические вопросы задаю. Мне действительно любопытна Ваша точка зрения. Слова Вы написали вроде бы правильные, но ни в возможность всенародного покаяния, ни в возможность каких-либо перемен, ежели таковое случится – мне категорически не верится.

В принципе, если историю России посмотреть, то можно только тем и заниматься, что каяться. Я к таким заявлениям отношусь скептически.

Сложный вопрос. Думаю, нынешняя власть никакой ответственности нести за то прошлое не должна. Ну все равно реституции же вряд ли будут устраивать. Так что надо просто закрыть эту тему и к ней не возвращаться.

А к нацистам у Вас претензии есть?

Уважаемые Снобовцы!

Постараюсь кратко ответить на все комментарии сразу. Я частично согласен с каждым из вас и частично с каждым из вас несогласен. Меня несколько обескуражило количество откликов, но в то же время я этому обстоятельству очень рад. Значит, эта тема волнует многих из нас, каждого, разумеется, по-своему. Значит, мы в некотором смысле единомышленники. Значит, мы не зря вместе.

Покаяться она, конечно, должна! Нынешняя власть или будущая. В той или иной форме. Но должна! Обязана! И это будет, непременно, когда-нибудь. Покаяться за все миллионы загубленных душ, за всё зло, содеянное большевиками и коммунистами.

Просто я говорил о своём личном, персональном счете. Мой личный счет - это лично мне близкие до глубины души, почти родственные, души. А, согласитесь, в первую очередь мы болеем за близких. Поэтому и назван был мной мой самый любимый поэт Н.С. Гумилев, без которого и я бы не состоялся как артист. К этому имени я бы смело мог добавить имена таких бесконечно близких и любимых людей, как Блок, Северянин, Есенин, Лещенко, Козин, Вертинский..... и т.д......

Но великий поэт России Гумилёв был именно РАССТРЕЛЯН!! большевиками, и этой низости и подлости я лично им не прощаю и НИКОГДА!! не прощу.

У каждого есть право на личный счет. Я свой счёт предъявил.

С уважением,

Александр Ф. СКЛЯР.

пока остается возможность и желание людей стрелять друг в друга, в живое, никакая власть не будет человеческой...кроме того - власть  - противоестественное понятие... у меня большая часть родственников погибла в двух местах, которые и есть порождение властей - лагерях и гетто...