Михаил Шишкин /

  Письмовник

Иллюстрация: Игорь Скалецкий
Иллюстрация: Игорь Скалецкий
+T -
Поделиться:

Четвертый роман Михаила Шишкина появился после уже привычно долгой паузы. Пять лет на роман в письмах, по-новому раскрывающий тему счастья и смерти, которая неизбежно присутствует в каждой книге автора. Фабула проста: он уходит на войну, она его ждет. Они пишут друг другу письма, пишут, даже когда он погибает, пишут, когда она выходит замуж и теряет ребенка, пишут, когда он много лет как мертв, а ее унылая жизнь близится к закату. С каждым письмом дистанция между ними становится все больше, они расходятся во времени на, казалось бы, уже непреодолимое расстояние. И тем не менее каждое из писем проникнуто ожиданием и надеждой на новую встречу. Ту, что была невозможной в этом мире.

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Комментировать Всего 5 комментариев

Что сказать? Классический роман о смерти и любви.

А письма -- ангелы. Меня Гуру учил: ангел -- сетевой пакет от Бога.

О том что жить больно. И любить тоже. Что смерть -- великий примиритель.

Спасибо автору за правду.

Елизавета Титанян Комментарий удален

Дочитала вчера Письмовник...

В книге есть сильные моменты, особенно с женской стороны, которые меня тронули. Описание детства и юношества, хоть и скупое на подробности, но создает образ. Разложение семейных отношений с возрастом, опять же довольно схематичное по описанию, но берет за душу.

Война меня не тронула.

Эту реплику поддерживают: Сергей Алещенок

Абсолютно те же ощущения - схематичность есть, но на нее как-то не обращаешь внимания, и она не раздражает.

Я это восприняла как художественный прием - такие Bullet Points, но в каждой из них заложен довольно точный образ. Вроде бы все десять лет семейной жизни описаны всего на трех-четырех страницах - но больше к ним добавить нечего. У меня когда-то было такое же ощущение от другого писателя - вот это описание всех семейных историй и пред-историй в очень схематическом изложении мне напоминает Улицкую. Я ни в коем случае не сравниваю - но я чувствовала определенную похожесть стилей...

Ну, это уже совсем пугающее совпадение - тоже всю дорогу вспоминалась Улицкая))