Лебединая песня Сороса

Восьмидесятилетний финансист возвращается к истокам

Фото: Getty Images/Fotobank
Фото: Getty Images/Fotobank
Джордж Сорос
+T -
Поделиться:

Фонд Джорджа Сороса даст самый большой в своей истории грант — 100 миллионов долларов — правозащитной организации Human Rights Watch. С поддержки правозащитников Сорос начал свою благотворительную деятельность 30 лет назад.

Похоже, мы стали свидетелями лебединой песни 80-летнего филантропа. Такой раздачи по-крупному давно не было. Да, Сорос много лет поддерживал Human Rights Watch. Да, Сорос тратил и куда большие деньги (его самое серьезное пожертвование — 400 миллионов евро для создания эндаумента Центрально-Европейского университета). Но грант, который Open Society Institute выдаст HRW, станет самым большим грантом некоммерческой организации от фонда Сороса.

Почти одновременно с грантом HRW Сорос выделил помощь жертвам наводнения в Пакистане, куда меньшую — 5 миллионов. Но такая экстренная помощь — исключение для его благотворительных фондов. Сорос любит масштабные инициативы, ему нравятся проекты, которые могут изменить мир, и он этого не скрывает. Наверное, нет более идеологизированного и последовательного благотворителя. За деньгами на копировальные аппараты для венгерской Академии наук или на поддержку гендерных исследований стоит концепция открытого общества. Иногда он поддерживает людей и организации, противодействующие «закрытым обществам» — как, например, белградскую радиостанцию «B 92» во времена Милошевича или оппозицию в рамках «Бирманского проекта». Но чаще Сорос помогал хотя и амбициозным, но эволюционным проектам. Одним из таких проектов была его почти 15-летняя масштабная деятельность в России, в основном завершившаяся в 2003 году. Свой фонд в России Сорос закрывал, не скрывая разочарования: он потратил около миллиарда долларов, гранты охотно брали, но мало кто хотел принимать участие  в совместном финансировании программ (хотел Ходорковский, но в 2003 году ему стало не до этого), идеи  открытого общества оказались невостребованы, и недоброжелатели обвиняли благотворителя в шпионаже. Тогда же, в 2003 году, Сорос впервые открыто поддержал политический проект, позже оказавшийся успешным — борьбу с Джорджем Бушем.

Объявляя о выделении гранта, Сорос сказал: «Human Rights Watch — это одна из самых эффективных организаций, которым я помогаю. Права человека лежат в основе наших самых больших чаяний: они составляют сердце открытого общества». Но 100 миллионов для правозащитников из HRW свидетельствуют не столько о доверии филантропа к организации, сколько о вере в метод. HRW должна стать по-настоящему глобальной, она должна работать в каждой стране. Сорос по-прежнему хочет изменить мир к лучшему, но у него осталось мало времени: «Я делаю это отчасти из-за возраста. Мой фонд будет работать, но я по-прежнему хочу раздать много, пока жив, и поддержка в таком объеме — шаг в этом направлении».

Можно спорить, насколько Human Rights Watch эффективна и беспристрастна. Она стала слишком большой организацией, не любит критики и претендует на то, чтобы объективно представлять права всех униженных и оскорбленных. Упреки HRW в предвзятости звучат все чаще, особенно в связи с ее деятельностью на Ближнем Востоке. Год назад Роберт Бернстайн, основатель HRW, открыто обвинил организацию в отходе от первоначальных ценностей и предвзятом отношении к Израилю; доклады о нарушении прав человека в этой стране по своему количеству сопоставимы с числом аналогичных докладов в Ливии, Сирии и Иране вместе взятых. В то же время HRW проводила фандрайзинговую кампанию в Саудовской Аравии.

Возможно, грант Сороса заставит HRW отказаться от денег саудитов. Но все-таки этот красивый жест больше похож на сентиментальное возвращение к истокам. Ведь Сорос и HRW начинали с одного и того же — с поддержки диссидентов из социалистических стран.

Все началось даже не с политики, а с литературы. В 1973 году Бернстайн, бывший в ту пору главой издательства Random House, побывал в Москве и познакомился с советскими диссидентами. Его интересовали писатели и публицисты, которые не могли печататься у себя на родине. После возвращения в Америку Бернстайн создал Fund For Free Expression и пытался принимать участие в судьбе Андрея Сахарова и Натана Щаранского. В 1975 году, после Хельсинкских соглашений, права человека стали частью международной политики, а советские правозащитники в 1976 году создали Московскую Хельсинкскую группу. Бернстайн последовал их примеру и в 1978 году реорганизовал Fund For Free Expression в организацию Helsinki Watch, которая занималась мониторингом прав человека за железным занавесом. В 1981 году была создана родственная группа, Americas Watch, в фокусе которой были латиноамериканские диктатуры. Как вспоминал Бернстайн, «у правых мы брали деньги на Helsinki Watch, у левых — на Americas Watch».  В это же время никому не известный инвестор Джордж Сорос начал помогать советским диссидентам, Вацлаву Гавелу и противникам апартеида в ЮАР. Он создал свой фонд Open Society Institute в «оруэлловском» 1984 году. Через четыре года, когда ржавчина на железном занавесе стала очевидной, Бернстайн преобразовал свои правозащитные группы и создал на их основе Human Rights Watch.

А через год Фрэнсис Фукуяма опубликовал фрагмент книги «Конец истории», ставшей символом победы либеральной демократии. Тогда Джордж Сорос верил, что небольшая благотворительная поддержка быстро сделает закрытые общества открытыми. Сейчас он раздает большие деньги и понимает, что при жизни не увидит радикальных изменений.

Комментировать Всего 26 комментариев

Юлий Либ Комментарий удален

Самарское отделение института 'Открытое общество' финансировало программу Английский язык и многие преподаватели английского языка

прошли курсы повышения квалификации, получили возможность работать по английским и американским убебникам. Я знаю, что преподаватели других гуманитарных дисциплин также очень благодарны за предоставленные материалы по граждановедению и др дисциплинам.

Я сама побывала на мастерской по дебатам в Будапеште по программе, финансируемой фондом Сороса. Очень благодарна всем, кто это организовал.

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина

Строго говоря, программа "Английский язык" финансировалась не Самарским отделением ИОО, а международной программой, которая базировалась в Нью-Йорке. Работа российского фонда Сороса (Институт "Открытое общество" - Россия) была устроена таким образом, что у отделений фонда была возможность выбирать своего рода специализацию, используя в том числе бюджеты и международных, или сетевых программ. Так, в Санкт-Петербурге больше занимались культурой и НКО, в Самаре -образованием, в Нижнем Новгороде - НКО, в Новосибирске - интернетом и культурой (но не так, как на Северо-Западе).

Да, конечно все финансировалось из НЙ.

Я неправильно выразилась, лучше было бы сказать, что у нас в Самаре тоже было отделение института 'Открытое общество'.

Эту реплику поддерживают: Михаил Калужский

По-большому счёту всё финансировалось из Нью-Йорка, хотя в конце 90-х российский фонд находил софинансирование на некоторые программы - в основном из числа тех, что придумывались в России.

Кстати, это касалось и самарского отделения, директор которого Николай Кузнецов выстроил отличные рабочие отношения с областными властями.

Фонд Сороса (в Украине он назывался "Возрождение") купил мне первый билет в Америку. У них была программа поддержки затрат на билеты для тех, кто выиграл какие либо стипендии. Кроме того, я учавствовала в каких то студенческих конференциях (в Киеве, в Словакии, в Румынии). Научных открытий там сделано не было, но был удивительный обмен мнениями среди сверстников восточно-европейских стран. Поскольку никто и никогда ни из фонда Сороса, ни из ЦРУ ни о чем меня не просил, то все обвинения в шпионстве мне кажутся смешными.

С другой стороны, моя мать как раз недавно вспоминала как в начале 90х, в ее институте каждый ученый заполнял анкету на соискание какого-то гранта. В анкетах были подробно изложенно все чем занимался этот ученый. То есть в руках у Сороса была мощнейщая база данных про науку пост-советского пространства. Его это была инициатива, или чья-то еще, и нашли ли этим данным применение - вот что мне действительно хотелось бы узнать.

Я тоже знаю многих ученых, которые получили гранты

и вместе с ними возможность работать в хорошо оборудованных лабораториях. Что касается базы данных, то, боюсь, мы об этом никогда не узнаем. 

В анкетах были подробно изложенно все чем занимался этот ученый.

И все равно вычленить в рамках российского научного сообщества тех, кто не просто проедал гранты, а тратил их на реальную научную работу Соросу, в общем, не удалось.

Та программа,  о которой говорит ниже Алик Гольдфарб как раз раздавала в 1992-1994 гранты "на проедание". Что касается других программ - а не собственно "научных" было большинство - то существовали вполне внятные и прозрачные механизмы оценки.

Из 100 миллионов первоначального научного проекта около 40% было выдано исключительно на "проедание", обеспечив сносное существование около 50 тысяч ведущих ученых (судя по прежним заслугам). Остальное пошло на финасирование научных проектов и поддержание инфраструктуры институтов.

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина, Михаил Калужский

Михаил Калужский Комментарий удален

Спасибо за уточнение. Собственно, я это имел в виду. 40 %  в виде призовых грантов - это беспрецедентно много для донора, который обычно поддерживает исключительно проектную деятельность. Но это совсем небольшие гранты многих просто спасли. 

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина

Straight from the horse's mouth

Мария, я как раз и заведовал у Сороса той самой научной программой, по которой Ваша мама заполняла анкету. Мы тогда раздали голодающим ученым  сто миллионов долларов, в среднем тысяч по 20 на научную группу (при запрлате научного сотрудника - $6 в месяц).

Однажды в Миннауки у меня состоялась встреча с представителем структур, призванных охранять гостайну, и он мне сказал: "Вы не можете гарантировать, что все материалы не попадут в ЦРУ". 

- Не могу, - ответил я. - Но уверяю вас, они не стоят ста миллионов. В нынешней ситуации любой ученый за сто долларов расскажет любому ЦРУ все, что знает.

Мой собеседник согласился.

Мораль сей басни в том, что соросовские миллионы тогда (1992-1994) спасли российскую фундаментальную науку от полного коллапса и исчезновения. Иначе все ученые просто бы уехали. А если что куда и утекло, то это мелочь по сравнению с главным эффектом. 

Если уж и говорить о целях соросовских программ в России, то их задачей было способствовать превращению этой несчастной страны в более свободную, открытую, толерантную, просвещенную и т. д. Увы. не очень получилось :( Выброшенные деньги!

Неужели у Вас были иллюзии по поводу возможностей соросовских программ и тогда, в 90-е? В 1997 я стал директором новосибирского отделения ИОО, и чуть ли не в один из первых дней работы увидел у стен Президиума Сибирского отделения РАН возглавляемую коммунистами многолюдную демонстрацию с плакатами "Сорос, вон из России!". А ведь это происходило в новосибирском Академгородке, где масштаб помощи Сороса был огромен.

С другой стороны, не будь Международного научного фонда, Института "Открытое общество" и других соросовских фондов, вряд ли бы появились российские частные фонды ("Династия", Прохорова, Потанина), и в этом этом смысле Сорос выполнил свою задачу ("я уйду из России, когда здесь появятся свои благотворители").

Мы открыли Международный научный фонд в 92-м. Да, тогда были иллюзии.

К 97-му уже наступило разочарование. Сам Сорос к тому времени сменил миссию создания свободной России на стратегию сохранения ростков гражданского общества впрок, на будущие времена. 

Я понимаю, что у вас бОльший опыт общения с Соросом, чем у меня, но так получилось, что в 1997 году я несколько раз с ним разговаривал. Он не был разочарован. Он говорил о необходимости поменять стратегию в связи с тем, что поддержка науки в России была важна в начале 90-х, но всё-таки далека от главной задачи - открытого общества.

Виноват, нечетко выразился: "выброшенные деньги" - это мое личное мнение относительно стратегической цели превращения России в открытое общество, на основании событий последуюшего десятилетия.

Сорос же в 90-е, будучи разочарованным ходом событий, говорил, "Россия скатывается в черную дыру, [но] есть жизнь после смерти" и нужно работать на будущее. Поддержка гражданского общества и строительство в РФ интернета относились к таким более долгосрочным начинаниям.

 Эволюция его отношения  проходила чечез взлеты и падения, паралельные политическим поворотам и его собственным коммерческим успехам/неуспехам в те годы.  Он четко видел опасность поворота к антидемократической, имперской модели, которую он называл "Веймарская Россия", но не считал это неизбежным.

Октнчательно Сорос взял курс на сворачивание российских программ после дефолта 1998 года, когда его фонд потерял порядка 2-х миллиардов. С появлением Путина, он в общем поставил на России крест.

Александр, спасибо за исчерпывающий ответ. Как дочь ученых, я слишком хорошо помню в каком состоянии находилась наука в то время. 

Еще могу добавить, что параллельно с нашим частным Международным научным фондом (Сороса) в то время функционировал американский государственный фонд, о котором мало кто знает, В отличие от нас, занимавшихся фундаментальной наукой, этот параллельный фонд в сотрудничестве с такими ведомствами как Минатом, на деньги американских налогоплательщиков занимался "конверсией" российских оборонных проектов. Вот тут уж утекло, так утекло! Отсюда кстати идет начало многих личных состояний нынешних руководителей российского ВПК. Но это уже другая история.

Насколько мне известно, ЦРУ и республиканцы ненавидят Сороса чуть ли не больше, чем российские патриоты-националисты. Его деятельность не имеет отношение к шпионажу, а отражает его личную идеологию и его деловые интересы. Некоторые видят Сороса как эдакого супер-негодяя Голдфингера из джеймсбондовского террариума, но к шпионажу он отношения не имеет. Кстати, в 2000-08 годах он открыто работал против американских интересов (как те продвигались республиканской администрацией). А его гранты объективно многим русским учёным очень помогли

Эту реплику поддерживают: Михаил Калужский

Сущая правда. Это такое одномерное восприятие мира "патриотами" - в полном соответствии с незамысловатой максимой "тот, кто не с нами, тот против нас". Когда я работал в Фонде Сороса, то обычно спрашивал в таких случаях, зачем столько денег им было потрачено на театральные постановки, современное искусство и т.п. 

"Аполитично рассуждаешь!"

А как же зомбирование податливого населения с помощью фринджа, арт-хауса и абстракционизма?? :-)

Эту реплику поддерживают: Михаил Калужский

Да-да, как было написано на стене здания недалеко от нашего офиса, "Сорос-растлитель".

Вот только до фринджа мы не додумлись, а всё больше какие-то такие акции устраивали, вроде Beyond Time Shelter:  http://www.sib.net/shelter_itogi_trush.phtml (или 

http://www.guelman.ru/xz/362/xx28/x28023.htm). Благодаря той истории возникли "Синие носы" 

Мне,к сожалению,ни что не помогло остаться в физике,но за других очень рад.

Михаил Калужский Комментарий удален