/ Санкт-Петербург

Манана Асламазян: Я понимаю Дормана, но от премии отказываться не буду

Никто не мог представить, что на церемонии Тэфи-2010 в Петербурге случится сразу две небывалые вещи. В номинации « За личный вклад…» наградили  Манану Асламазян, а спецприз попытались вручить фильму о Лилианне Лунгиной «Подстрочник», не побоявшись зачитать отказное письмо-пощечину Олега Дормана в эфире

Фото: PhotoXpress
Фото: PhotoXpress
+T -
Поделиться:

Самое главное произошло, когда объявили кому достанется cпецприз Российской академии телевидения. Лауреатом стал фильм о Лилианне Лунгиной «Подстрочник», созданный Олегом Дорманом. Вместо режиссера на сцену вышел продюсер фильма Феликс Дектор и зачитал письмо Дормана, в котором объяснялось, почему этот приз создатель «Подстрочника» принять не может: "Среди членов Академии, ее жюри, учредителей и так далее - люди, из-за которых наш фильм одиннадцать лет не мог попасть к зрителям. Люди, которые презирают публику и которые сделали телевидение главным фактором нравственной и общественной катастрофы, произошедшей за десять последних лет.

Получив в руки величайшую власть, какой, увы, обладает у нас телевидение, его руководители, редакторы, продюсеры, журналисты не смеют делать зрителей хуже. Они не имеют права развращать, превращать нас в сброд, в злую, алчную, пошлую толпу. У них нет права давать награды "Подстрочнику". Успех Лилианны Зиновьевны Лунгиной им не принадлежит".

Письмо вызвало овацию. И приготовившийся к вручению приза Михаил Швыдкой прокомментировал  его следующим образом: «Спасибо большое, что прочли это письмо. Это еще одно свидетельство того, что на телевидении работают умные, талантливые, способные воспринимать люди, которые своими аплодисментами оценили этот жест… Что ж, каждый имеет право на свое суждение, но сам факт того, что члены Российской телеакадемии выбрали эту картину, свидетельство того, что в академии, где представлены и начальники, и редакторы, и люди, которые делают телевидение, живы те качества, о которых пишет Олег Дорман».

Присутствовавшие в зале были уверены, что этот эпизод будет вырезан из трансляции по «Пятому», однако этого не произошло и письмо Дормана и слова Швыдкого были воспроизведены без купюр.

Еще одна, на этот раз 10-минутная овация досталась Марианне Максимовской, которая получила приз и как лучший информационный ведущий и за свою программу «Неделя с Марианной Максимовской» на РЕН-ТВ. Максимовскую номинируют и награждают далеко не в первый раз – ее программа и правда одна из тех немногих, кому удалось сохранить относительную независимость в подаче новостей, и чем меньше таких программ, тем очевиднее лидерство тех, кто остался. Куда более показательна была овация, которую ей устроили. Неизвестно, что в данном случае было более важным, сама награда или столь очевидное признание публикой справедливости этого решения.

Про другую сенсацию церемонии стало известно только по ее окончании, когда в руки телеакадемикам попал пресс-релиз, из которого следовало, что «Тэфи» «За личный вклад в развитие российского телевидения» получила Манана Асламазян.  Статуэтку ей предположительно вручат в 2011 году, на церемонии «Тэфи-регион».

Странно в этом решении буквально все. Российского агентства «Интерньюс», которое она создала, не существует уже несколько лет, сама Манана Асламазян находится в Париже, и с того момента, как началось ее судебное преследование, в Россию ни разу не приезжала, и меньше всего можно было ожидать, что про нее вспомнят телеакадемики. Однако вспомнили. Но тоже странно, по-тихому. Михаил Швыдкой сказал, что номинацию не объявляли, поскольку это создало бы неприятности у Пятого канала, которому пришлось бы вырезать этот кусок. Однако генеральный продюсер телекомпании Наталья Никонова в ответ заявила, что ничего бы не стала вырезать, косвенно подтвердив это намерение тем, что из трансляции не выпал кусок с зачитыванием письма Дормана.

В осознанную фронду телеакадемиков верится с трудом. Почему тогда прокатили фильм Парфенова «Зворыкин Муромец» и за «Школу» смущенно наградили продюсеров Эрнста и Толстунова, обойдя режиссера Гай-Германику? Скорее премии Дорману и Асламазян выглядят как нечаянный сбой в системе теле-ценностей, который никто не мог срежиссировать заранее. Казалось бы, отечественное телевидение живет в рамках давно установленной негласной конвенции: на экране показывают как бы новости и документальные фильмы, и мы их как бы смотрим или бойкотируем, превратив телевизор в приставку для dvd.  Этот взаимный бойкот вполне устраивает власти и не сильно раздражает саму аудиторию. Единственные, кому это, похоже, надоело, - сами телевизионщики, голос которых до сей поры вообще не был слышен.

Комментировать Всего 31 комментарий

Я очень рада и благодарна, что люди помнят и голосуют. Должна сказать, что последние несколько лет  меня всегда вставляют в список и я  все время брала самоотвод, просила меня в этот список не включать, потому что мне казалось, что вклад мой не так велик, чтобы его нужно было отмечать специальным призом. Но в этот раз я на собрании не была и некому было за меня сказать, чтобы меня не включали. Я признательна всем, кто предложил мою кандидатуру, и всем, кто проголосовал, потому что я ни в коем случае не могу отказаться от премии: за меня голосовали те люди, которых я уважаю, которых я люблю (и в своей благодарности я бы хотела выделить именно этих людей, а не Академию), и которые разделяют мое и их собственное критичное отношение к тому, что сегодня происходит на нашем телевидении. И в этом смысле, поэтому я понимаю Дормана и его призыв к тому, чтобы телевидение наше было не пропагандистской машиной, не оглупляла бы людей, а наоборот развивала бы духовность, интеллектуальность и так далее. Этот призыв в его письме я абсолютно понимаю, разделяю, но тем не менее это не дает мне оснований отказываться от приза. Я рада, что его получила, сожалею, что не смогла поехать и получить его лично, но я надеюсь, что мои личные планы совпадут с какой-нибудь очередной «Тэфи», на которой я смогу его получить. Я понимаю, что есть много людей, которые не согласны с этой оценкой, потому что в Академии сейчас очень много разных людей с разным отношением. Но я рада, что в голосовании Академия проявляет какую-то тенденцию к тому, чтобы отметить наиболее независимые проекты, программы, журналистов, насколько это возможно сегодня в наше время, не говоря, конечно, об идеальной ситуации. Тот факт, что Марианна Максимовская и ее команда выигрывает награды, говорит, что все-таки люди отмечают необходимость более критичного отношения к новостям, не пропагандистским.

Поздравляю!

Дорогая и любимая Манана джан!

Очень рад, что наконец это случилось! Жаль, что случилось так, но все равно я очень за тебя рад. Поздравляю! Знаю, что все телевизионные люди в России и в СНГ и без бронзовых Орфеев знают о твоем огромном личном вкладе в развитие телевидения.  Мы все еще устроим тебе овацию на ТЭФИ-Регион.  

Мне трудно комментировать письмо Дормана, поскольку я считаю, что в его словах много правды. Но одновременно я хочу сказать, что без телевидения фильм о маме не посмотрело бы такое количество людей. Дело не в том, что картину долго пробивали на телевидение (с того момента, как она была готова, до момента показа, прошло около семи-одиннадцати месяцев — это нормальный срок), его просто делали очень долго. И только благодаря настойчивости людей, поверивших в него, "Подстрочник" получил возможность быть показанным на телевидении. Почему "Подстрочник" так долго делался? Потому что не было финансирования, никто не верил в успех такого неформатного проекта — монолога одного человека — да и я, признаться, тоже не верил. И только когда фильм был выпущен, он зажил своей особенной, ни на что не похожей жизнью.

этот сумбур - еще одно свидетельство того, что the time is out of joint... машина дает сбои один за другим...

Дорман молодец. Наконец кто-то сказал правду в лицо: что король голый. И не просто голый, а ещё и редкий урод.

меня вот больше удивило не то, что кто-то сказал, что король голый, а то, что это показали по тв.

Вера, по-моему, это пароксизм наглости. Типа "ну голый, ну урод, зато король. Вот таким меня мама родила!".

это королевский стриптиз))

Понимаете, Юрий, в андерсеновской сказке факт того, что король голый шастает перед подданными, делал его меньше королем. Если подданные могут смеяться над величием власти, - думал сказочник, - то власть не так основательна, то и к приказам, и к налогам, и к судам этой власти граждане будут относиться со смехом.

А когда король сразу после крика мальчика царственно поворачивается, подзывает мальчика и награждает его своей золотой табакеркой, тут что-то не так. Когда король говорит "назначаю этого юношу придорным говорителем правды. Правда нам нужна, попросту говоря необходима для поднятия уровня морали в королевстве" - и все это, продолжая помахивать срамным удом перед изумленными горожанками - в этом есть какая-то ужасающая непробиваемость.

Эту реплику поддерживают: Мария Шубина, Сергей Антонов, Илья Катулин

Точно. Я и говорю - пароксизм наглости.

Низкий поклон Олегу Дорману

Странно,действительно странно все это,Шевчук,Дорман,что дальше и к чему нас потихоньку готовят,или от чего будут отвлекать?

Миллион оранжевых роз ;о)

а дальше к процессу подключится тяжелая артиллерия

Алла Борисовна Пугачева покинет берег свой родной и пристанет к другому - к берегу оппозиции 

Вы знаете, всё ещё будет

А вот и не всё ;o)

это, конечно, абсолютно беспроигрышная позиция - считать, что всё в жопе. то есть, я хотел сказать, что всё далеко и глубоко позади

это очень по-русски

но я полагаю, что нас ждёт ещё много интересного

А я русский,я рожден в СССР:-))

те есть, что жопа -  впереди! на лихом коне!

как художник - музыканту

это сюр

сюр - это только если спереди смотреть

Елизавета Титанян Комментарий удален

Не понимаю, почему так удивительно, что замечательное письмо Дормана не вырезали из эфира.  Он в письме не говорит ничего особенно резкого. А формулировка "Среди членов Академии" и и вовсе - дипломатизм.

А насчет, почему за "школу" наградили Эрнста, а не Германику, мне кажется, это блестящее решение, потому что "школа" - это крутой проект, и не блестящий фильм.

Никого не хочу обидеть, и со всем уважением итд.

Для меня бесспорно - это продюсерский успех. Не режиссерский.

В связи со скандальной ситуацией вокруг церемонии «Тэфи 2010» свое недоумение выразили многие телевизионщики. Светлана Сорокина заявила:

«Впервые на церемонии произошло страшное. Я считаю, что это, в принципе, невозможная ситуация. Если члены Академии проголосовали за Манану Асламазян и она, кстати, в высшей степени достойный такой премии "За личный вклад..." человек, то кто имел право не объявить об этом на торжественной церемонии?». А Владимир Познер заявил, что вообще думает о выходе из Телеакадемии. В связи с этой ситуацией мы попросили президента Телеакадемии и участника проекта «Сноб» Михаила Швыдкого прокомментировать ситуацию, ответив на вопросы, которые задала ему Ксения Чудинова.

Какие изменения на телевидении зафиксировало ТЭФИ?

Как человек довольно давно работающий на телевидении, хочу сказать, что хотим мы этого или не хотим, но телевидение — это новости и кино. В разные периоды времени появлялись разные компоненты, которые дополняют основной продукт — это общественно-аналитические программы, ток-шоу и развлекательные программы. Но основа основ — это информация и качественный сериальный продукт. Если это есть на канале, то больше, в принципе, ничего не надо. Тем не менее, продюсеры всегда пытаются уловить и понять, что ждет публика и отчего она разочарована, найти проблему и решение. 

Несмотря на то, что, по моему мнению, и "Первый", и "Второй" делают очень технологичные новости, очень качественные, люди недовольны, особенно интеллигенция, и уходят смотреть новости на РЕН-ТВ, CNN, BBC или вообще перетекают в интернет. Это проблема, и телевизионщики ищут пути решения. 

Сейчас на пике популярности —  ток-шоу. Россия — страна, где очень любят ток-шоу. Это свойство нашей жизни, нам не хватает общения и очень мало мест, где можно обсудить общественно-политические процессы. А люди хотят поговорить, и этот запрос очень существенный. И то, что сейчас пытается делать на "Пятом канале" Роднянский — это отражение неудовлетворенной потребности общества.

Меняется юмор. Эрнст справедливо вытащил ребят из ТНТ к себе на канал, и то, что мы сейчас имеем на "Первом" абсолютно ясно, что это глобальное изменение отношения к юмору, кардинальные разительные перемены. И достаточно сравнить юмористические передачи на "Втором", где они больше ориентированы на публику 40+, и "Прожектор Пэрис Хилтон", ориентированный на молодежь. Вообще привлечение молодежи к телевидению — это одна из самых главных задач сейчас для телевизионщиков. Молодежь стремительно уходит в интернет. И потому то, что сейчас на "Первом" и "Втором" пытаются говорить с молодыми людьми на понятном им языке — важные и заметные перемены. И ровно в этом смысле "Школа" Валерии Гай Германики, как к нему не относись, — это важный продукт, так как это попытка вернуть молодежь к экранам. И молодежь вернулась, и смотрела этот сериал.

А что в результате произошло с награждением Мананы Асламазян?

По-моему, это все какой-то непонятный цирк. Дело в том, что я знаю, что всегда когда нет человека, каналы стараются вырезать это из эфира. И в прошлом  году "Пятый канал" получил нарекания за то, что он вырезал что-то из трансляции — их начали обвинять в политической цензуре. Я очень ценю партнерство с "Пятым", и потому хотел, чтобы не дай бог, на канал снова не обрушились. Только поэтому приз Манане мы вынесли за рамки церемонии. Дело в том, что в этом году Академия проголосовала, чтобы Асламазян вручили специальный приз за вклад в развитие телевидения, что справедливо, учитывая ее заслуги. Однако мы знали, что Манана не приедет, поэтому решили вручить ей премию в 2011 на премии ТЭФИ-регионы, когда у нее будет возможность до нас добраться. И чтобы избежать несправедливых обвинений на канал в вырезании аппликаций, я решил, что мы выпустим специальный пресс-релиз, в котором расскажем о Манане и грядущем вручении (который, между прочим, тут же был отдан журналистам в самом начале церемонии), и таким образом закроем проблемы.  Однако эта простая история породила такой шум и гам, что просто удивительно. Я лично не вижу в этой истории ничего особенного, не считая мнимых интерпретаций и поиска тайных смыслов.

Как вы относитесь к отказу от премии и письму Олега Дормана?

Каждый человек имеет право на любое проявление своих эмоций. Но нужно учитывать, что учредителем Академии является тот же самый Олег Добродеев, а в ее состав входит Алексей Шмаков и Леонид Парфенов, которые сделали все, чтобы "Подстрочник" вышел. Олег Вениаминович Дорман также обвинил меня в том, что я не дал ему денег на этот фильм. Хотя, видит бог, если бы я знал, что они ему нужны (а я тогда был министром культуры), я бы эти деньги дал — я, к тому же, и с семьей Лунгиных хорошо знаком и с большой теплотой и уважением к ним отношусь.

Так что позиция Олега Дормана — считать, кто кому чего должен, и кто кому мешал, — мне не близка. Я бы понял, если бы он вышел, сказал, я вас всех ненавижу, премию не приму и идите все к черту. Но когда человек делает из отказа шоу, которое выглядит только как собственный пиар, это несет оттенок неинтеллигентности. И потом я хочу сказать очень важную вещь: членами Академии (я в данном случае себя исключаю) являются очень образованные люди, которые доказали за время своей работы, что они хотят делать умное, талантливое, общественно-важное телевидение. И поверьте мне, среди 550 членов Академии нет людей, которые хотят делать пошлое, глупое, одурманивающее телевидение. Поэтому обвинения Дормана в адрес Академии я не могу принять. Во всем этом есть какая-то истеричная неинтеллигентность, которая мне не нравится.

Михаил Ефимович, Дорман объясняет в письме, что он

как раз не хотел огласки этой ситуации. Вы обвиняете его в устройстве шоу и в неинтеллигентности. Следовательно, Вы обвиняете его в том, что он лжет, так это или нет?:

***Уважаемые коллеги, когда Академия предложила нам выставить фильм "Подстрочник" для участия в соревновании, мы отказались. Мы не хотели получать премию ТЭФИ и не хотели объяснять почему. ***

Эту реплику поддерживают: Михаил Авилов, Юлия Стрельникова

До меня дошли слухи, будто я советую Владимиру Познеру не уходить из академии. Но я не могу что-то лично рекомендовать Владимиру Владимировичу, я просто сказала в интервью на радио «Свобода», что я бы не хотела, чтобы из-за моей истории люди выходили из состава академии. Я очень не хочу, чтобы из академии уходили такие люди, как Познер или Сорокина, которая тоже заявила об этом на сайте «Эха Москвы». Потому что если будут уходить люди, которые свободно мыслят, способны на поступки и решения, то кто тогда будет голосовать в будущем за региональное телевидение, за независимые репортажи и так далее? Мне кажется, очень важно, чтобы люди, способные голосовать самостоятельно и независимо, оставались в академии до тех пор, пока там еще можно голосовать. В любом случае мне кажется, что уходить из академии, не попытавшись изменить в ней то, что тебе не нравится, как-то неправильно. Но я лично не имею права что-то кому-то советовать, взрослые люди сами принимают решения о своей судьбе, о своем членстве в той или иной организации.

Думаю, что при монтаже награждения не вырезали кусок с письмом Дормана по нескольким причинам. Прежде всего потому, что понимали, что это вызовет большой скандал: все академики там были, и для академии отказ от премии — неординарное событие. Во-вторых, потому что очень многие люди любят «Подстрочник» и разделяют критическое отношение Дормана к сегодняшнему телевидению, которое, конечно, не удовлетворяет профессионалов своим качеством, особенно качеством информационного вещания. И, в-третьих, не вырезали, потому что событие вызвало определенный интерес, об этом писала вся пресса, и если бы его не показали по телевизору, это вызвало бы резкую критику в отношении «Пятого канала». А «Пятый канал» позиционирует себя как канал для интеллектуалов, и для них было бы чрезвычайно большой ошибкой вырезать такой кусок, который касается именно интеллектуального содержания нашего телевидения.

Академия российского телевидения признала ошибкой то, что во время Торжественной церемонии награждения лауреатов "ТЭФИ" со сцены не было озвучено имя Мананы Асламазян. При том, что на пресс-конференции во время церемонии была обнародована информация о присуждении приза.