Костя Новоселов: Нобелевский графен достали нечаянно из мусорной корзины

Лауреат Нобелевской премии по физике 2010 года рассказал проекту «Сноб» о том, что открыл графен случайно, в свободное от работы время

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
Константин Новоселов
+T -
Поделиться:

Когда я дозвонился до Манчестера и представился журналистом из Москвы, на том конце провода спросили по-русски: «Ну как в России? Шуму много?» Я честно ответил: много, и процитировал вице-президента РАН Геннадия Месяца: «Русский гений может пробиться даже в Манчестере». Премьер, подумав два дня, шлет британским лауреатам поздравительную телеграмму: «Вы вписали яркую страницу в историю мировой и российской науки». То есть официальная реакция такая: премия досталась русским ученым, а работа в британском университете — досадное недоразумение, которое слегка путает карты.

Даже по телефону ясно, что нобелевский лауреат Новоселов не похож на типичного русского академика с регалиями. Во-первых, ему 36. Во-вторых, научный мир знает его по имени Kostya Novoselov – так он подписывает научные статьи. В-третьих, он не стесняется признаться, что способом получения графена (самого тонкого в мире материала: толщина слоя — один атом) он обязан лабораторной мусорной корзине: «Наш коллега из Харькова Олег Юрьевич Шкляревский работал у нас со сканирующим туннельным микроскопом. Там нужен чистый графит. Стандартная практика очистки во многих лабораториях такая: берут скотч, отдирают им верхний слой с образца графита и выбрасывают. После того как я это увидел, глупо было не подобрать этот скотч и не попробовать найти на нем графен. Хотя мы и перепробовали уже много разных способов».

Новоселов уточняет: «Это было побочное исследование — такое часто случается в нашей лаборатории. В 2004 году я защитил диссертацию, которая не была связана с графеном. Я был занят другим проектом, а графен делал в свободное от работы время». Получается, что Нобелевскую премию Новоселов заработал, будучи еще аспирантом.

Сказать, что нобелевский лауреат порвал с родиной окончательно, нельзя: Костя Новоселов часто бывает в России. «Как правило, раз в год-полтора приезжаю на конференцию на три-четыре дня и успеваю повидать родных и друзей». Я спросил, как он относится к идее приехать надолго — например, по грантовому конкурсу Минобрнауки, который дает «возвращенцу» возможность организовать свою исследовательскую группу в России. Новоселов меня поправил — не только «возвращенцу»: «На сайте и в документах анонсировалось, что этот конкурс открыт для всех. Это абсолютно нормальная практика, которая принята в мировой науке. Я считаю, что это правильный шаг. Мне это не было интересно, по причине... я уже сейчас не помню причины».

Позже причина всплыла в разговоре сама собой: «То, что на Западе работать удобнее (по крайней мере в тех местах, где я работал), — это правда. Это, быть может, проявляется в мелочах, но эти мелочи накапливаются, и это, конечно, сохраняет огромное количество времени, которое высвобождается для работы. Когда вы позвонили, трубку снял мой коллега Сергей Морозов из России; чтобы поддерживать жизнеспособность своей лаборатории, ему нужно получать несколько грантов из различных фондов. Все время писать грантовые отчеты. Для меня, чтобы я получал свою зарплату, никакого гранта не нужно, а чтобы заниматься работой, мне нужен еще, может быть, один... два гранта. Отличие громадное».

Все это не мешает лаборатории Новоселова работать с российскими учеными, а самому Новоселову — консультировать «Роснано»: «Я беседовал буквально неделю назад с людьми из «Роснано», и я им рассказывал про свойства графена. Мы с ними общались по телефону, и я не уверен, какая позиция у этих людей. Я им сказал, что думаю про перспективы этого материала». Про «Сколково»: «Кроме названия ничего про это не слышал».

Подробного разговора про российскую научную политику у нас не вышло: «Я уехал из России, будучи аспирантом, я очень мало знаю про устройство российской науки и не смогу, наверное, ничего прокомментировать. Эта тема немножко скользкая. Я готов говорить про науку, но когда вы начинаете говорить про политику, я пугаюсь и просто пытаюсь говорить наиболее корректно».

Новоселов без тени сомнения отвечает на вопрос, могло ли открытие быть сделано в России: «Конечно, разумеется. Более того, мы использовали технологию и знания людей из России, чтобы они помогли нам наладить процесс в Манчестере».

Часто говорят, что графен одновременно открыли две группы: из британского Манчестера и из подмосковной Черноголовки. Но на самом деле группа была одна, и открытие произошло в Англии — ученые работали вместе. Направляющая рука Российской академии наук, по большому счету, ни при чем. Сотрудник института в Черноголовке Сергей Морозов, чье имя стоит третьим в списке авторов статьи 2004 года в Science, которая принесла Гейму и Новоселову Нобелевскую премию, признается: «Половину года я пропадаю в Манчестере. Чаще вы меня застанете там, чем в Черноголовке. Я последние восемь лет сюда езжу, и именно поэтому с графеном знаком с самого первого образца». Так что даже российские физики в этой истории тоже отчасти британские.

Комментировать Всего 23 комментария

А почему Морозова не включили в список, если он соавтор?

Эту реплику поддерживают: Евгений Стариков

Хороший вопрос, Степан, хотя и по большей части риторический - он уже возникал на предыдущей ветке Борислава на ту же тему ...

...Ответ есть, но он вряд ли понравится многим коллегам здесь ...

Присуждение Нобелевских премий имеет к науке весьма и весьма косвенное отношение. Это - политика, это - финансовый менеджмент, это - реклама, это - маркетинг ... Порою честный, а порою, мягко говоря, не очень ... Когда знаешь лично людей, премии получающих, то, в общем-то, искренне радуешься за них, поскольку они получают то, чего всеми силами, всеми правдами и неправдами добиваются ...

... Объективный же взгляд на то, "почему Нобелевскую премию дают вот этим, а не вон тем", практически не возможен. Поскольку не хватает честной и откровенной информации. То есть, на самом-то деле её навалом, но она - за семью замками (оно и понятно: шутка сказать, один из главных столпов государственного престижа Швеции !).

В 2005 году вышла книжка известного германского биолога и популяризатора науки Хайнриха Цанкла под названием "Нобелевские премии: громкие аферы и спорные решения". Выпустило её не какое-нибудь пупкинское издательство, специализирующееся на "теориях заговоров", а не больше и не меньше, как "Wiley & Sons". Книга эта - результат серьёзного анализа, проделанного очень вдумчиво и трезво, без обычного "телячьего восторга", но и без огульного левацкого нигилизма. Автору безо всяких сомнений удалось внимательнейшим образом проследить всю историю вопроса, разобрать по косточкам все наиболее известные случаи - и тем самым помочь внимательному и заинтересованному читателю составить своё собственное реальное представление об этом явлении мирового значения ... Однако, книжка Цанкла до сих пор не переведена на английский: её могут читать лишь те, кто знает по-немецки ...

С другой стороны, когда в 2008 году был положен конец более чем 40-летнему правлению шведских социал-демократов (приведшему страну - по мнению многих знакомых мне шведов - на грань политического, экономического и социального кризиса), началась чистка тамошних "авгиевых конюшень". В частности, взялись и за "нобелевцев" ! Причём взялись круто: началось с журналистского расследования, а дошло до Генеральной Прокуратуры Швеции ... Длилось всё расследование приблизительно один год - и было потихоньку спущено на тормозах. Нам, взращённым на почве СССР, всё и так понятно ...

Но самое интересное, что отчёты об этом расследовании публиковались ислючительно по-шведски. На английский переводилась лишь незначительная толика (и это в Швеции, где английский является практически вторым государственным языком !). Поэтому-то и в мировую печать просочились лишь смутные, отрывочные сведения ... А в мире по-шведски читают ещё меньше людей, чем по-немецки ... 

Вот такие вот пироги с котятами ...

"нобелевскую премию дают не всем, кто ее заслужил, но все, кому ее дали, ее заслужили" -- не помню чья реплика, но я с ней согласен

"Блажен, кто верует, - тепло ему на свете!" - это сказал ещё Грибоедов в "Горе от ума".

Никоим образом не хотел бы поколебать Вас в Вашей вере, Борислав ! Очень уважаю искренне верующих во что бы то ни было (без тени иронии и сарказма).

Для меня это не вопрос веры. Ваша теория хорошо работает, когда речь идет про какие-нибудь закрытые конкурсы. Тут про каждого лауреата известно, за что он получил премию. И про каждого не-лауреата тоже, как правило, понятно, почему не получил. Вот Thomson Reuters каждый год выкладывает свой прогноз, основанный на абсолютно измеримом параметре -- цитируемости, и нескольких явных критериях.  Новоселова и Гейма они, кстати, предсказали. А все несбывшиеся прогнозы тоже более-менее объяснимы. В комментариях к первой записи про нобелевку для физиков я как раз обсуждал, почему, например, самым цитируемым среди физиков струнным теоретикам едва ли что-нибудь достанется.

Не согласен, Борислав.

1. Это не моя теория, это всё общеизвестные вещи.

2. Присуждение Нобелевских премий - наглухо закрытый процесс. Предложения о возможных кандидатах принимаются только от узкого круга лиц. Потом устраиваются так называемые "конференции", имеющие исключительной целью "смотрины" всех возможных кандидатов - и более ничего: на них нет никаких докладов, обсуждений, стендов и прочих атрибутов нормальной научной конференции (зато есть банкет -:))). На них приглашают тоже очень определённых лиц (к таковым по моей специальности принадлежу и я, но я уже отказался от этой сомнительной "чести").

3. Цитируемость, Н-индекс вовсе не являются объективными, общепризнанными параметрами. Ни для кого не секрет, что "Томсон-Рёйтерс" делают деньги на этих индексах - ну, а "лягушка же всегда хвалит своё болото". На самом деле, сам по себе факт цитирования ничего не говорит об истинном качестве цитируемой работы: чаще всего цитата звучит примерно так: "В работе [...] получены такие-то результаты". И всё, результаты этой работы не только более не обсуждаются, но и даже не упоминаются. Далее, очень часто цитируемая работа резко критикуется, или даже разбивается в дребезги. С другой стороны, "Томсон-Рёйтерс" выделяет "самоцитирование" как неинформативный фактор, а на самом деле самоцитирование часто свидетельствует о том, что автор продолжает и развивает свои иследования ... Я очень хорошо знаком с проблемой: у меня в общей сложности около 90 публикаций и около 900 случаев их цитирования, а Н-индех равен 16.

4. Теоретиков ненавидели и ненавидят всюду, поскольку они "шибко вумные" ... Их носили на руках только в бывшем СССР ...

Соавторов у статьи целых восемь, нобелевку по правилам вручают максимум троим. Так что на всех в любом случае бы не хватило. Вот Сергей Попов и Артем Оганов сходятся во мнении, что Нобелевский комитет судит по совокупности заслуг, а не только по одной статье. Сам Морозов, когда я попробовал это осторожно выяснить, сказал мне по телефону такую фразу "Костя и Андрей - это лидеры команды, абсолютно заслуженные". То есть внутри самой группы все знали, кому медали могут в принципе достаться.

У меня, кстати, возникла дурацкая идея, что третье вакантное место -- это как холостой патрон у расстрельной команды: чтобы каждый считал, что именно ему повезло не стрелять. А тут каждый в группе может ходить и думать -- была бы третья медаль, досталась бы мне.

Надо еще посмотреть, чье было  мусорное ведро. Возможно оно было предоставлено РАН, тогда это и наш успех.

и что харрактерно, опубликовано это на сайте Едра )))  Вот он лучший ум Сколкова!!! Обделенный из-за гнусных интриг загнивающего запада!

Уникальная личность! "Наглость - второе счастье" - это именно про "петриков".

м-да.. это похоже на заход на Сколково)) Вот из-за таких деятелей в том числе к нам никто и ехать не хочет

Более чем печально слышать практически во всех СМИ крики про триумф российской научной школы. По мне так должно быть элементарно стыдно. Константину и команде, конечно же, искренние поздравления!

Как и где его применить графен практически,

Яков, применений у графенов масса: зто проводники электричества нового типа, а кроме того механически это очень гибкий материал, и он весьма специфическим образом взаимодействует с облучающим его светом. Таким образом, теперь намечается лавинообразный приход на мировой рынок разнообразнейших новаторских электрических и оптических приборов.

вот что мне дословно сказал Сергей Морозов: "Я знаю, что Intel поддерживает некоторые исследования, у IBM есть сообщения, что они пробуют делать транзисторы, Samsung разрабатывает экраны, где графен используется как хорошо проводящий электрод. Но что конкретно делается — это же коммерческая тайна. До вас что-то доносится, но вы точно не знаете. Но такие сообщения проскакивают, иногда и в частных разговорах". Одна вещь уже всплыла:  в этом году в Корее из графена  сделали 76-сантиметровый тачскрин.

Про графен известно с самого начала, что из него получаются транзисторы, а где транзисторы - там и кандидатуры на замену кремния в процессорах. Еще Морозов говорит, что в графене при комнатной температуре сохраняются важные квантовые эффекты, которые у других материалов при "разморозке" пропадают. По идее, за этим маячат какие-нибудь кубиты для квантовых компьютеров (тех самых, которые взламывают невзламываемые шифры и решают другие NP-задачи).

Больше всего в этой истории мне нравиться, что Нобелевский лауреат так молод. А своим внешним видом, образом жизни, да и просто блеском в глазах выбивается из ряда вон академиков и ученых "старой школы". И что главнее вырывается в передовые ряды людей, за которыми хочется идти, помогать и созидать вместе с ними. Участвуй он в рейтингах "кем я хочу стать?" среди молодежи, он бы обогнал с преимуществом Алферова, Сергея Петрова, а быть может и Диму Билана.

Лауреат Нобелевской премии 2010 года по физике отказался работать в Сколкове

Подробности здесь ...

А сегодня Новоселов и Гейм, а так же еще шесть нобелевских лауреатов заявили о том, что новые более жесткие миграционные правила, которые Великобритания намерена ввести в следующем году, подорвут лидерство Британии в науке.  По их словам, ужесточение визового режима не позволит им приглашать талантливых ученых из других стран для работы в британских университетах и исследовательских компаниях.

Газета.ру взяла отличное интервью у Гейма. Среди того что он сказал, самое важное для меня:

"с 1917 года науку в России разрушали. Какое-то при социализме в Советском Союзе восстановление науки было, если она какое-то отношение к войне имела, все остальное, опять же, было разрушено. Сколько лет разрушали – разрушить легко, построить сложно" Это очень точно, и это разрушает ключевой миф о советской науке.

Эту реплику поддерживают: Тата Донец

Нет, водородная бомба как раз подогревает этот миф.

Британия начинает похоже рушить свою науку.

Всю неделю в кругах близких к науке и образованию не стихает скандал. Вернее крик выпиющего в пустыне. Гражданин США , получивший профессорскую степень в Кембридже по инженерии ( самое приоритетное направление во всем мире) - получил отказ в рабочей визе Британии. Ни заступничество Кембриджа, ни письма с подписями Нобелесвсктх лауреатов и прочих мелких профессоров, не сломили надменную гордость Хоум Офиса. Ответ был "Низя-ааа"

Последнее время участились случаи так сказать не впуска умных голов в пределы Британии. То ли мелкие чинуши Хоум Офиса слишком ретиво стали подходить к оценке въезжающих, то ли Британия нуждается только в разносчиках писем.  Сказать трудно. Оценку беспределу тестирующих в Хоум Офисе пока никто из представителей власти не дает.