Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Владимир Сорокин

Владимир Сорокин: Роман десятилетия

Колумнист «Сноба» Владимир Сорокин рассуждает на тему идеальной литературной премии

Иллюстрация: Игорь Скалецкий
Иллюстрация: Игорь Скалецкий
+T -
Поделиться:

Идея эта впервые шевельнулась в голове на церемонии вручения первого русского «Букера» в достопамятном 1992-м. Мой роман «Сердца четырех» попал тогда в шорт-лист. А премию получил Марк Харитонов за «Сундучок Милошевича». Сидя за столом, выпивая, закусывая и глядя на взволнованного победителя, принявшегося после его объявления читать со сцены Пастернака, я задумался о размере премии. Который, в общем, имеет значение. Англичане тогда милостиво решили учредить русский «Букер». По деньгам он был в три раза меньше английского. Нашу толстожурнальную тусу, призванную англичанами распоряжаться русским «Букером», это ничуть не смутило. Мне же тогда это показалось сомнительным. И унизительным. Получается, что русская литература в три раза слабее английской? Конечно, дареному коню в зубы не смотрят, но все же… Мелковато как-то для литературной державы. Да и вообще, по мне «Румынский Букер» звучит органичней, чем «Русский Букер».

Потом возникли «Антибукер», «Нацбест», «Дебют», «Триумф», «Ясная Поляна», «Большая книга», «НОС», премия Горького. Которую я недавно-таки получил. Собственно, на церемонии вручения в голове снова шевельнулась старая идея: идеальная русская литературная премия. Какая она?

Соображение простое: Россия — литературная сверхдержава. У нас немного национальных брендов, но Великая Русская Литература — это бренд, вне сомнений. В Гвадалахаре в магазинчике на бензозаправке среди тамошних испаноязычных бестселлеров я увидел «Войну и мир» Толстого. И был горд, признаться.

Два наших неистовых бородатых старца и ироничный интеллигент в пенсне — мощная троица, сияющая на мировом литературном небосклоне. Ее окружает десятка два тоже весьма не слабосиятельных: практикующий легкое дыхание, сокрушитель мелких бесов, босяк с усами Ницше, красный граф, коллекционер бабочек, донской казак без шашки, еврейский казак в очках, пловец по рекам огненным, изобретатель коктейля «М+Маргарита», инженер безразмерных котлованов, бородатый зек с Евангелием, безбородый зек с киркой, бородатый зек с Пушкиным, социально грустящий, любитель выпадающих из окон старух, выпивающий в электричках и не только, хозяин шатунов, обитатель Пушкинского дома, смертельноинавсегдавлюбленный в Эдичку, сторож в школе для дураков, и так далее.

Почти каждый из вышеперечисленных литературных небожителей написал книгу как минимум десятилетия. То есть минимальное расстояние между выдающимися книгами ХХ века в России — 10 лет. Не меньше. В промежутках написано много достойных книг, но книга десятилетия — одна. Она определяется довольно легко, ибо не заметить вершину невозможно. По этой книге судят о десятилетии. А часто — и об эпохе. За такую книгу и надо давать Главную Русскую Премию. Которой нет до сих пор. Это премия может именоваться «Роман десятилетия». По-моему, звучит вполне. Размер денежного вознаграждения должен соответствовать названию премии: миллион евро. Потратить эту сумму раз в десять лет для спонсоров — вполне разумно и вовсе не безумно. Мне кажется, присуждать каждый год «Большую Книгу» гораздо более неразумно. Ибо большие книги каждый год не пишутся.

Сумма в миллион евро, грозящая автору выдающегося романа один раз в десять лет, убивает сразу нескольких зайцев:

  1. лишает писателей традиционной для нынешнего времени суеты, когда автор каждый год выдает по роману. Традиция сия уже сложилась, и она весьма порочна. И ежегодные литпремии ее лишь укрепляют, заставляя автора навалять и тиснуть роман к очередной раздаче слоников;
  2. радикально решает материальные проблемы победителя;
  3. заставляет писателей поднимать вечные темы и ставить перед собой большие, амбициозные задачи;
  4. поднимает престиж писателя в обществе, стимулирует интерес публики к современной прозе и литературной жизни, увеличивает число читателей;
  5. наконец, эта премия бросит российский вызов литературной Нобелевке, что вполне закономерно и на что мы имеем полное право.

Вот такие соображения и мечты.

Комментировать Всего 46 комментариев

Владимир, а кому бы присудили премию "Роман десятилетия" Вы?

Ну, последнее десятилетие еще не кончилось: за два с половиной месяца может и великий роман выйти...

А я вот лично сомневаюсь, что выбрать: "Лед" или "Голубое сало". Две вершины: одна под землю, а другая в космос. Как тут выбрать??

Насчет "Писатель десятилетия" таких вопросов не возникает :)

Написавшему "Роман" осталось добавить лишь слово. Как там у  Набокова? Продолжай мой типограф до конца страницы.

Идея хороша, вне сомнений. Однако, как мне представляется, ни бородатые старцы, ни ироничный интеллигент в пенсне, ни прочие литературные небожители не написали бы ничего путного ради миллиона евро. Ведь портят людей, в особенности художников, не только сами деньги, но и их вожделение, порою переходящее в алчность..

Вместо этого хорошо бы назначать разным талантливым гражданам пожизненное содержание за счёт средств государственного бюджета - с тем, чтобы им не приходилось тратить свои драгоценные силы на разный коммерчески выхолощенный ширпотреб.. А в качестве материального сопровождения премии десятилетия предлагаю выдавать золотой ноутбук с платиновыми клавишами.

Эту реплику поддерживают: Марьяна Фролова

Дмитрий, вот золотой ноутбук писателю дарить бессмысленно: пропьет.

Так ведь миллион-то евро ещё хуже пропьёт!

Когда я только начал читать Ваш текст,меня несколько смутило Ваше восприятие дареного коня "Букера",но дочитав понял,что Вы все-таки не только о размере.Премия,придуманная Вами,действительно замечательная даже,извиняюсь за выражение,великая.

Скажу более : читателя она возбудит не меньше.

После "Льда" меня как-то ничто не задевало за живое уже давно. Спасибо Вам за эту книгу.

Но, если честно, на нынешней литературной сцене некого приравнять к Толстому, Достоевскому, Чехову... К сожалению.

Полина, а по-моему - к счастью. Представляете, если бы сейчас жили и писали 12 Толстых, 9 Достоевских и 28 Чеховых?

Тоже верно, но все-таки хочется читать больше качественной литературы. А то получается, что закрыл книгу перед сном, на утро проснулся и не помнишь уже, о чем там было.

Полина, качественных книг не должно быть много: тогда знак качества обесценится.

Чья-то фотография и Adobe Illustrator в руках Евгения Юрчикова:

отсюда

Я только за.

Может, с 1 января всем нам начать сбрасываться на это - к 31 декабря 2020-года как раз миллион и напорошим?

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина

Эх, если бы периодичность выхода гениальных-эпохальных романов была строго десятилетней...

А то ведь обидно может получиться: в этой декаде, допустим, два романа достойных вышло, а в предыдущей – ни одного.

Михаил Прохоров может уже сейчас дать каждому достойному писателю по миллиону и закрыть тем самым тему нужды, которая у тех есть, при этом не заметив потери в цифрах на банковском счету.

Речь идет не о раздаче денег нуждающимся писателям, а о литературной премии за лучший роман десятилетия.

Тогда Михаил Прохоров мог бы дать миллион Михаилу Юрьевичу, чтобы лучший роман написал отвергнутый колумнист...

Тут нужна особая премия.  Для писателя больше всех похожего на мотоциклиста.

Алексей, Вы заниметесь мелким хулиганством.  Впрочем, этим же занимается и Ваш ментор.

Эту реплику поддерживают: Алексей Евсеев

— Если бы вы оказались в жюри, кому бы из современных авторов вы дали награду?

— Я бы дал, конечно, писателям, которых я люблю и считаю яркими и самобытными. Я могу их перечислить, это Виктор Ерофеев, Юрий Мамлеев, Эдуард Лимонов и Михаил Елизаров

...из интервью Владимира Сорокина // "Российская газета", 6 октября 2010 года

Стас, если учредить премию 20-летия или 50-летия, то у литераторов совсем руки опустятся...

Владимир, да я ж понимаю, что идеального варианта быть не может! Но в среднем – да, десять лет – период, достаточный для того, чтобы руки не опускались.

Владимир, а кто ж решение такое возьмется принять? На миллион денег и выше/талантливее всех признать за прошедшее десятилетие? Одно дело - время и история, другое - перечень лиц по списку.

Юлия, все решения на всех премиях принимает жюри. Ничего нового здесь быть не может. Но сдается мне, книгу десятилетия не заметить невозможно.

А на Нобелевскую замахнуться слабо?

С возвращением!

Не заметить книгу невозможно, согласна. А оценить как лучшую, - не уверена, что нескольких лет достаточно, чтобы все страсти улеглись. Все-таки современникам сложно оценивать произведение на предмет величия или превосходной степени. Нужна какая-то отстраненность во взгляде, во времени, может быть.