Ирина Прохорова: Пригов — это современный Данте

Мы все говорим языком Пригова, мы все — персонажи его произведений, считает издатель Ирина Прохорова. Задача ежегодных Приговских чтений — вырваться из советской системы координат и найти новый подход к изучению русского концептуального искусства

Фото: Дмитрий Лекай/Коммерсантъ
Фото: Дмитрий Лекай/Коммерсантъ
+T -
Поделиться:

Творчество одного из основателей нового российского концептуального искусства обсуждали на довольно традиционном по форме собрании — на конференции «Пригов – это…???…сегодня». Со сцены с докладами выступали именитые философы и филологи Дмитрий Бак, Ирина Прохорова, Владимир Мартынов, Виктор Ерофеев и другие. Выступали и смущенно над собой посмеивались, что такие серьезные сами один в один похожи на персонажей Пригова.

Как сказала главный издатель Пригова Ирина Прохорова, это странное чувство возникло еще на похоронах Дмитрия Александровича: «Не верилось, что он умер, казалось, что это его перформанс, и сейчас он встанет, закричит Кикиморой. Он так тонко ухватил экзистенциальную драму нашего бытия, весь абсурд нашей жизни, что мы постоянно себя чувствовали персонажами его произведений».

Пока первый докладчик, писатель Виктор Ерофеев, говорил о том, что Пригов закрыл русскую поэзию и после него стало невозможным писать стихи, сам Пригов кривлялся и корчил рожи с большого экрана над выступающим. Организаторы не справились с проектором и не смогли остановить видео Пригова, поющего свои мантры, поэтому просто отключили звук. Действительно, казалось, что еще чуть-чуть — и как закричит Кикиморой.

Как раз об этих мантрах и вообще о музыке Пригова говорил философ и композитор Владимир Мартынов, с которым Дмитрий Александрович сделал много совместных проектов. По мнению Мартынова, Пригов сумел проникнуть в глубочайшую архаику — в домузыкальное и долитературное время. И одновременно он сделал прорыв в какое-то искусство будущего, в котором произойдет новый синтез музыки и поэзии, исчезнет разделение на виды.

Ирина Прохорова, которая сейчас готовит к изданию четырехтомник собрания сочинений Пригова, повторила идею, высказанную еще на прошлых Приговских чтениях о том, что Пригов — это российский Данте конца XX — начала XXI веков. По ее словам, чем глубже она проникает в творчество, тем больше убеждается в правомерности этого сравнения: «Как в свое время Данте, он описал наш варварский мир и создал новый литературный язык. Все его творчество — это один большой теологический проект. А все мы — персонажи его произведений».

Комментировать Всего 16 комментариев

Зачем нужны Приговские чтения?

С одной стороны, в обществе очень велик интерес к современному искусству, например, на Московскую бьеннале приходит огромное количество людей. А с другой стороны, до сих пор нет ни одного фундаментального исследования или учебника по истории художественного нонконформизма в России. В нашем обществе нет нового, углубленного представления о развитии российской культуры во второй половине ХХ века. Хотя неподцензурное искусство в 50-70-х годах создало и сформулировало новые художественные парадигмы, в рамках которых до сих пор развивается современное нам искусство, оно все равно остается в полумаргинальном положении, в вечной тени «большого стиля».

Мы до сих пор живем в советской системе художественных координат, воспринимаем художественную реальность с точки зрения советского идеологического канона.

Поэтому и нужны Приговские чтения. Начиная изучать творчество Дмитрия Александровича Пригова, мы меняем оптику эстетического восприятия, мы подступаем к созданию «другой истории литературы и искусства».

Эту реплику поддерживают: Бланш Гринбаум Сальгас

Если у вас такие широкие задачи, зачем к ним подходить через изучения творчества одного человека?

ДАП был фигурой ренессансного масштаба, человеком, который оставил огромный след во всех видах искусства и везде был своим. Это редкость, особенно в советской ситуации, когда всех художников пытались поставить по ранжиру, загнать в какие-то дисциплинарные, жанровые и прочие рамки. Эта фигура, конечно, требует особого осмысления.

Когда Пригов умер, масштаб его личности стал понятен еще и по тому, кто пришел на похороны. Было ощущение, что пришла вся Москва; там были представлены все жанры искусства. Художники, литераторы, музыканты, архитекторы... Там и выяснилось, что он, как пантеистический бог, был растворен в культуре, был тем воздухом, которым мы дышали, не отдавая себе в этом отчета.

Пригов много выступал на телевидении, устраивал перформансы, ездил за границу с выступлениями, и на его похороны, как вы говорите, пришла вся Москва. Зачем тогда нужен отдельный проект, популяризирующий его творчество?

Пригов — многогранная фигура. Люди в основном знают его ранние стихи. Когда говорят «Пригов», все говорят: «а, "Милиционер"…» Я уверена, когда будут прочитаны его более поздние поэтические циклы, его проза 90-х годов, его предуведомления и исчисления, увидены его перформансы, видеоклипы, рисунки, инсталляции и прочее, ренессансный масштаб его личности станет более очевидным.

Эту реплику поддерживают: Ксения Чудинова

Вы говорите, что Пригов — новый Данте. Можете подробнее рассказать, что вы имеете ввиду?

Эта метафора не есть преувеличение. Данте был последним поэтом Средневековья и первым поэтом Нового времени. Так же и Пригов. Он описал всю советскую цивилизацию, поздневарварский универсум, как описывал Данте свой мир конца Средневековья. В письмах Пригова есть очень много интересных замечаний о том, что мы живем в иллюзии, будто мы наследники великой русской культуры, на самом деле, мы подобны тем варварам, которые живут на руинах античного мира и встраивают в свои хижины обломки статуй и колонн. По его мнению, мы живем в ожидании новой высокой культуры, которая рождается из опыта и переосмысления своего «темного» прошлого. Он написал это в начале 80-х годов, но это звучит очень современно и сейчас.

Данте поставил Флоренцию в центр своего мироздания, Пригов сделал Москву ядром своей катастрофической вселенной. Данте создал свою грандиозную «Божественную комедию» как попытку создать новую модель мира, Пригов все свое многообразное творчество рассматривал как единый теологический проект, как инструменты и строительный материал для создания нового универсума. Пригов, как и Данте, создал язык нового времени. Переработав советский новояз, эту вульгату, он фактически сделал его ядром нового литературного языка.

В каком направлении будут развиваться Приговские чтения?

Мне кажется очень перспективной идея изучения современного российского искусства через творчество Пригова. При этом важно попытаться вписать нонконформистское искусство в международный контекст. Попытаться понять, насколько это был действительно уникальный художественный опыт. Думаю, что дальше чтения будут развиваться в сторону все большей междисциплинарности и мультимедийности.

Ира, а пьесы войдут в этот четырехтомник?

Конечно, пьесы обязательно войдут в четырехтомник. Не буду сейчас раскрывать тайны творческой лаборатории издательства, но, мне кажется, я придумала довольно интересную концепцию избранного собрания сочинений ДАПа. Надеюсь, что скоро смогу поделиться своими соображениями на сей счет.

Игорь Бондарь-Терещенко Комментарий удален

Говорите. "дальше чтения будут развиваться в сторону все большей междисциплинарности и мультимедийности"?.. Помню, ДАП в интервью контркультурному журналу "Гигиена", который ИБТ (то бишь Ваш покорный) издавал в 90-х, то и дело справлялся: "Я не слишком умно говорю для вашего журнала?"...

Ирина, было бы интересно разыскать фотографии его дипломной скульптуры.

Мы учились в Строгановское училище в одно время - выпуск 1967-го года.

Виталий, большое спасибо за совет. Обязательно займусь поисками.

Ирина, возможно-ли мне получить Ваш обычный "E-mail" ?

Вот мой: Vitaly Komar <[email protected]>

Елизавета Титанян Комментарий удален