Мы идем на фестиваль NET

Участники проекта «Сноб» в рамках программы Premium идут на спектакли московского фестиваля NET

Фото предоставлено пресс-службой фестиваля NET
Фото предоставлено пресс-службой фестиваля NET
+T -
Поделиться:

Арт-директор фестиваля и театральный критик Марина Давыдова рекомендует самые важные гастрольные спектакли фестивальной программы — 2010.

Марина Давыдова

   Начну со спектакля венгра Виктора Бодо, который будет сыгран в самом конце фестиваля.

 

Петер Хандке. «Час, когда мы ничего не знали друг о друге». Постановка Виктора Бодо

 

Обычно мы привозим и старых знакомцев, которых мы уже открыли, и новые имена. Так вот, Виктор Бодо — это абсолютно новое имя.  У нас, что называется, такие растения вообще не растут.  Этот спектакль он, будучи венгром, поставил в Австрии. И это высокотехнологичное, очень интеллектуальное шоу, сыгранное без единого слова.  С очень мировоззренческим подтекстом, но даже если зритель его не считает, то все равно, по-моему, его должна восхитить виртуозность этого зрелища.

 

«Поздние соседи» по рассказам Исаака Башевиса Зингера. Постановка Алвиса Херманиса. Мюнхенский Kammerspiele

 

Даже просто заглянув в список гастролей этого театра, можно понять, насколько он востребован в Европе. Там работают лучшие режиссеры и Германии, и Европы. Что характерно, его сейчас возглавляет голландец Йохан Симонс, а литовец Алвис Херманис приехал туда ставить спектакль. Но, однако же, этот театр остается национальной гордостью Германии.  Мне тем не менее кажется, что театральная эстетика Херманиса довольно сильно отличается от немецкой, и потому интересно, как они срослись.

 

«Палата №6». Постановка Димитра Гочева. Deutsches Theater

 

Если Бодо — это абсолютно новое имя, то вот Димитр Гочев — это уже, конечно, мэтр, который давно живет и ставит в Германии. И он едет сюда со спектаклем Deutsches Theater — крупнейшего театра Германии, история которого началась с Макса Райнхардта. Этот театр приезжал к нам на фестиваль с «Эмилией Галотти». Так что Гочев — это такой special guest, которого мы долго стремились привезти, и вот теперь он едет в Москву со спектаклем «Палата №6». Конечно, это совсем не та «Палата», которую мы все читали, а такое вольное сочинение на тему. Но это и не визионерство, а очень осмысленная интерпретация, главным героем которой стал сам Чехов. Однако я не хочу заниматься спойлерством.

Видео из этого спектакля нет, но есть другая чеховская работа Гочева на сцене того же театра — «Иванов».

 

«Мертвые души». Постановка Кирилла Серебренникова

 

Мне кажется, что этот спектакль надо увидеть. Я сама была свидетелем его бешеного успеха в Латвии — стране, которая вполне избалована театром, там есть и Херманис, и Жагарс в опере. «Мертвые души» выдвинуты на все театральные премии, да и просто реакция публики на премьере была ошеломляющей. Не знаю, как он пройдет в Москве, поскольку у нас очень, я бы сказала, высокомерный зритель, но тем не менее.   

Эту реплику поддерживают: Наталья Шелекасова

 

Комментировать Всего 18 комментариев

«Мертвые души». Постановка Кирилла Серебренникова

Мне кажется, что этот спектакль надо увидеть. Я сама была свидетелем его бешеного успеха в Латвии — стране, которая вполне избалована театром, там есть и Херманис, и Жагарс в опере. «Мертвые души» выдвинуты на все театральные премии, да и просто реакция публики на премьере была ошеломляющей. Не знаю, как он пройдет в Москве, поскольку у нас очень, я бы сказала, высокомерный зритель, но тем не менее.

Эту реплику поддерживают: Наталья Шелекасова

Посмотрели спектакль сегодня. Дикий восторг, глоток такого свежего воздуха, что голова кружится. Талантливые актеры, неожиданная трактовка, прекрасное музыкальное сопровождение. Спасибо Серебренникову.

А есть ли какая-то разница между тем, что Серебренников делает в Москве и в Латвии?

Зачем вы придумали этот фестиваль, и какова его идея?

Фестиваль возник 12 лет назад в конце 90-х. и идея его была очень проста – представлять новые имена и новые явления в европейском театре. Тогда кроме нас был еще Чеховский фестиваль, который в основном привозил именно мэтров и редко отваживался на эксперименты, а потому, мы вполне дополняли друг друга.  Так что изначальная концепция фестиваля прописывается в его названии – Новый Европейский Театр – N.Е.Т. Но с течением времени фестивалей стало бесконечное множество и границы между ними стали расплываться, поэтому для нас стала актуальна проблема нахождения концепции каждого конкретного фестиваля. И в этом году наша тема по-английски звучит лучше чем по-русски – Directing abroad. Проще говоря — когда режиссер ставит не в своей стране. И если посмотреть афишу, то можно увидеть, что даже ее московские спектакли все поставлены зарубежными режиссерами. 

А что вы искали в этой теме, каких смыслов?

Смысл этой программы показать,   что не только политическое, но и театральное пространство современной Европы стало единым. Ведь это же тренд, когда Херманис — в Германии, Вырыпаев — в Польше, француз Лакасткад — в Литве. Еще совсем недавно очень резко очерченные границы национальных театральных культур сейчас стали размываться. И мы сейчас все живем в каком-то более или менее общем мире, который называется европейская театральная культура. Конечно она не совсем однородна, но от того и интересно как режиссер из одной страны со своей эстетикой притирается к театральной труппе из другой страны.

И еще надо понимать, что мы привезли только то, что смогли  — всегда есть причины, по которым кто-то не может приехать...

Финансовые есть всегда, но не столько они.  Сложности, с которыми сталкивается директор российского театрального фестиваля, очень специфичны, их не знает директор польского театра или финского.

Вот спектакль Мюнхенского Каммершпиле, поставленный Херманисом. Они уже вымыли шею и купили билеты, готовые приехать, им уже переведены гонорары и все в порядке. Вдруг в последний момент выясняется, что с первого ноября российское консульство решило требовать с немцев справки о доходах. А немцы таких справок не дают, считая, что это конфиденциальная информация, и требовать этот документ консульство не имеет права. И вот уже десять дней идет бодание по этому поводу, и гастроли на грани срыва, хотя мы надеемся, что все будет в порядке.

Или таможня. Когда я просто перечисляю все документы, которые требуются для растаможивания, у западных менеджеров глаза на лоб лезут.  Этих проблем нет ни в Финляндии, ни во Франции: пригласили они какой-то спектакль — приехала эта фура, разгрузилась, сыграли, погрузили и уехали. У нас это невероятное количество бумажной волокиты и многих других всем понятных усилий…

Метод Грёнхольма

Сходил вчера на "Метод Грёнхольма". Производственная пьеса. Раньше разливали чугун и сталь, теперь четвёртое интервью претендентов на топменеджера в транснациональной корпорации.

Играют добротно, есть и психология и эмоции. А прорыва к экзистенции нет. Катарсиса тоже нет. Восторгов нет. 

Снобу, спасибо!

Мечтаю посмотреть Кирилла Серебренникова из этой программы. Но боюсь свой лимит выбрал и билета не будет.

Алексей! Согласен. Причем производственная пьеса не лучшего качества, тот же Гельман-старший, или Рязанов в "Гараже" закручивали сюжет куда острее. Даже интересно, куда делась эта культура хорошо сделанной производственой пьесы.

Теперь особо обидно, что пролетел с Серебренниковым, подтверждения заявки не получил, хотя она была раньше Грёнхольма и для меня приоритетнее.

Илья, Алексей, а может, потому что просто ничего нового?..  По крайней мере, для меня. Тема, конечно, актуальна и сейчас, но максимальные новизна и шок были, наверное, в годы написания самой пьесы. Сейчас это просто констатация факта. В любом случае, было полезно -  заставляло думать и задумываться. спасибо проекту

Помню, как в 2006 году мы с Тристаном Шарпсом и Алей Тереховой  делали "Не оглядывайся". Точнее делали они - я в составе живого пластилина играла роль умершего, обреченного вечно носить туда-сюда коробки. После трех репетиций часть ребят тихо начала сходить с ума. Для меня же этот опыт оказался сильным  в плане концентрации.

Единственное, о чем я тоскую до сих пор - что мне не довелось пройтись по аиду Тристана в качестве зрителя.

Иду 18 на "Мертвые души", очень интересно. Предвкушаю!

Мы ходили на "Палату №6" с подругой, и у нас возникли похожие впечатления. Очень интересный подход. И, вместе с тем, тяжелый для восприятия. Спектакль, требующий душевных усилий, а мы все так от этого отвыкли. Но, как у них играют актеры!!! Глубоко, тонко, вдумчиво, без переигрываний, без лишних, "театральных" эмоций. Их реплики режут, даже если не совсем понимаешь их точный смысл. Спектакль на немецком языке, а с субтитрами была большая проблема. Их то не показывали долго, то потом прокручивали с такой скоростью, что невозможно было прочитать. Еще из технических сложностей: были маленькие экраны для субтитров. Людей с плохим зрением, как я, например, это постоянно выгружало из пространства спектакля, в результате - незакрытый гештальт. В театре Пушкина на "Мертвых душах" вопрос с субтитрами был решен более грамотно. Но, в любом случае, спасибо Снобу за предоставленную возможность.

Палата №6

Несколько слов о минусах, первый малюсенький при организации: спектакль начался с опозданием минут на 15. Титры, которые выводились на два буквально телевизора по бокам сцены, это честно неудобно, потому как приходится постоянно держать в поле зрения этот телевизор, и либо боковым зрением смотреть не текст, либо боковым зрением смотреть на игру актеров. Я сидела близко, а вот как было видно людям, кто сидел дальше, мне непонятно, но, надеюсь, им было читаемо. Не всегда титры поспевали за игрой актеров, я вообще-вообще не знаю немецкий, весь мой словарный запас сводится к нескольким фразам, вроде "хенде хох", "гитлер капут" и "данке шон", поэтому я просто через какое-то время перестала раздражаться, что говорят явно больше чем написано, и доверилась чувствам. Теперь о плюсах: актеры выше всяких похвал. Подход к Чехову действительно волюнтаристский, про прижиться в России, думается мне, вопрос риторический, в России все что угодно приживется. Дело в другом. Мне лично не показалось, что с точки зрения театральной школы - это что-то свежее, чистый, я бы даже сформулировала, качественно сделанный Станиславский. Такой по-немецки педантично и скурпулезно изученный и ладно скроенный, поставленный без вообще каких-либо декораций. Сценография, абсолютно голая сцена с обнаженными внутренностями, светотехника, подыгрывала актерам не забивая эмоцию, а наоборот, относя нас к истинно обнаженной душе.