/ Санкт-Петербург

Михаил Шемякин: Как я был келейником в монастыре и чуть не спился

Участники дискуссии: Иван Охлобыстин
Фото: предоставлено фондом Михаила Шемякина
Фото: предоставлено фондом Михаила Шемякина
Послушник Михаил и иеромонах Евстафий. Псково-Печорский монастырь, 1962
+T -
Поделиться:

Я принадлежу к старой монастырской школе, потому что когда-то готовился стать монахом и был послушником в Псково-Печерском монастыре. До того как я в монастырь попал, я даже не знал, что такое алкоголь, а когда вышел из монастыря — был законченным алкоголиком. Там, конечно же, пили не все, но я был келейником у отца Алипия, и у него не пить было нельзя — он тебе подносит такой, величиной с кулак, бокал к носу и говорит: «Пей!» А в нем «коньяк по-архиерейски» — первый раз выпив, вы падаете.

Пить надо было, чтобы песни петь ночью, плясать. У него были цыганские пластинки. А «коньяк по-архиерейски» подавали в сталинских таких фужерах, хрустальных, литр можно влить. Туда наливался коньяк «Двин», а оставшееся место заполнялось почти кипящим молоком, только с плиты. И вот эту огненную бурду надо было выпить залпом. Для начала вы просто падаете. Приход, конечно, нереальный.

Комментировать Всего 1 комментарий
О некоторых вещах, типа трипера, лучше умалчивать.

Оно понятно, что правда, но........ Хотя не знаю. Я бы постеснялся принадлежать "старой монастырской школе" при таких приходах.

Эту реплику поддерживают: Лариса Штейнман