Джейн Биркин в городе

Фото: Светлана Привалова/Коммерсантъ
Фото: Светлана Привалова/Коммерсантъ
+T -
Джейн Биркин в городе
От редакции
Поделиться:

Джейн Биркин уже бывала на территории бывшего СССР в 2005-м — это был очень странный, но совершенно волшебный вечер в Киеве. Чуть позже некоторое количество этого волшебства досталось и Москве — в «Б2» в том же 2005-м был и невероятный аншлаг, и зал, поющий хором, и все полагающиеся удачному выступлению атрибуты. Теперь же, видимо, решив, что хорошее не повторяется дважды, кто-то додумался привезти ее в «Рай», место с коммерческим хаусом и  усталыми продажными женщинами. Пресс-конференцию, например, Биркин пришлось давать вот в таких интерьерах.

Фото: Алексей Мунипов
Фото: Алексей Мунипов

И это бы ладно, но нынешняя Биркин — энергичная политактивистка, и пресс-конференцию она проводила при участии представителей «Мемориала», Комитета солдатских матерей и информационно-аналитического центра «Сова».

Фото: Алексей Мунипов
Фото: Алексей Мунипов

Она поддерживает с ними довольно тесный контакт, прошлые гастроли вообще случились только благодаря активной помощи «Мемориала» (без их приглашения Биркин отказывалась приезжать в «бандитскую Москву»), и перед пресс-конференцией она выслушала от своих друзей краткую сводку последних событий — про прием правозащитников в Кремле и т. д.

Собственно, пресс-конференция и состояла, по большей части, из монологов правозащитников, а также попыток Джейн зачитать по бумажке новости Amnesty International – в частности, про отравленного в Узбекистане журналиста, с фамилией которого она, увы, так и не справилась.

Сказать, что адресаты всего этого — скромная группа журналистов, которую составляли корреспонденты газет типа «Труд» и «Известия», а также девушки из Cosmo и светские фоторепортеры — были несколько ошарашены, значит, ничего не сказать. Надо признать, что правозащитники честно пытались абстрагироваться от того, что их окружало, на раскрашенных слонов и Шиву старались не смотреть, а представитель «Мемориала» даже провел не лишенную изящества параллель между тем театром абсурда, в котором они сейчас вынуждены участвовать, и делом Ходорковского. Но выглядело это все равно дико.

И примерно так же выглядел позже концерт. Биркин пела в зале «Элизиум» — трехъярусном концертном зале, отделанном черной кожей, красным бархатом, золотом и мехом.

Посреди всего этого великолепия Джейн установила баннер, призывающий помочь лидеру бирманской демократической оппозиции Аун Сан Су Чжи.

Зрители не обратили внимания на баннер, а Биркин, к счастью, не смогла разглядеть всех зрителей — особенно стайки силиконовых женщин, которые пили шампанское в ложах. И пела она так, словно в таких местах ей случается выступать через раз.

Самый трогательный момент случился, когда Джейн выбралась в зал с зонтиком, увешанным лампочками, и принялась ходить между столиками. Тут пробрало даже некоторых серьезных мужчин. Но больше всех ликовали французы, которых среди публики оказалось довольно много.

В конце выступления Биркин растрогалась (кажется, больше от собственных песен, чем от чего-то еще) и поблагодарила всех «за любопытство».

А потом все закончилось, и началось то, что обычно и бывает в «Раю». Публика, выходящая с концерта, смешалась с тщательно раздетыми женщинами, стриптизерами и амбициозными малолетками в D&G и Cavalli, загромыхала музыка, а серьезные мужчины остались пить шампанское по случаю Пасхи. И никто, наверное, не виноват — устроители подбирали место для концерта, а не для демонстраций, Биркин вообще не знала, что это за клуб, и уж тем более не знали этого правозащитники. То же, что в результате вышло, можно представить себе только в Москве, и нигде больше.