Ван Гог не отрезал себе уха. Это сделал его друг Гоген, говорят немецкие искусствоведы

Фото: AFP/EastNews
Фото: AFP/EastNews
Автопортрет Винсента Ван Гога. 1889 год.
+T -
Поделиться:

Ухо Ван Гога

Мочку уха Винсенту Ван Гогу отсек его друг Поль Гоген — так считают Ханс Кауфман и Рита Вильдеганс. По их версии, в ночь с 23 на 24 декабря 1888 года Ван Гог в припадке ярости набросился на Гогена, когда тот сообщил другу, что собирается покинуть Арль. Гоген, хороший фехтовальщик, рапирой отсек Ван Гогу мочку левого уха, после чего выбросил оружие в реку. Выводы историков искусства основываются, среди прочего, на изучении полицейских протоколов, на которые опиралась общепринятая версия: Ван Гог сам отрезал себе ухо бритвой в состоянии психического возбуждения. Именно это рассказал полиции Гоген. Согласно протоколу допроса, после ссоры с другом Гоген ушел из дома и отправился ночевать в близлежащую гостиницу. Оставшись один, расстроенный Ван Гог отрезал себе бритвой мочку уха, после чего отправился в бордель показать кусочек завернутого в газету уха знакомой проститутке. Впоследствии этот эпизод из жизни художника сочли признаком душевного расстройства, которое и привело его к самоубийству.

Подробнее

Исследователи из Гамбурга потратили на изучение этой истории более 10 лет. Они считают, что Ван Гог не стал давать показаний против Гогена, которому в этом случае угрожала бы тюрьма. «Множество косвенных улик перевешивают официальную версию. Все, что мы знаем об этом, мы знаем со слов Гогена. А он, как известно, был неисправимым лгуном», — полагает Рита Вильдеганс.

После инцидента художники больше не встречались. Гоген вернулся в Париж, а оттуда вскоре уехал на Таити. Два года спустя Ван Гог покончил с собой. Немецкие исследователи приходят к выводу, что ссора между художниками была не следствием, а причиной психической болезни Ван Гога. Но есть и версия, что художник вообще не был болен психически. С начала XX века бытует конспирологическая теория, что слухи о безумии Ван Гога распустил галерист и коллекционер Юлиус Майер-Грефе, чтобы увеличить стоимость работ художника. 

 

Другие мифы

Среди самых популярных тем в истории культуры, постоянно подвергающихся ревизии, остается личность Шекспира. Последний раз драматург елизаветинской эпохи попал в заголовки газет в марте 2009 года, когда шекспировед Стэнли Уэллс объявил, что нашел единственный аутентичный портрет Шекспира. Развенчанию мифов культуры и истории посвящена передача писателя Стивена Фрая QI на телеканале BBC.

В истории русской культуры чаще всего пересмотру подвергаются обстоятельства дуэли Пушкина и смерти Гоголя. Накануне 200-летнего юбилея Гоголя российская и украинская пресса надеялись отыскать второй том «Мертвых душ» в архивах и подземных тайниках, обсуждали популярную гипотезу о том, что Гоголя похоронили заживо, и искали следы пропавшего из могилы черепа писателя. Никаких важных документов, связанных с Гоголем, тем не менее, за последнее время найдено не было.

Важная историческая находка, полностью меняющая представления о дуэли Пушкина, была сделана в 1990-е годы итальянской слависткой Сереной Витале. В ее распоряжение попал архив наследников Дантеса, в том числе 25 писем Дантеса, которые свидетельствуют о его романе с Натальей Гончаровой. Открытие Витале никак не повлияло на общепринятую версию смерти Пушкина и осталось почти незамеченным в России даже несмотря на торжества 1999 года по случаю 200-летия поэта.

Комментировать Всего 20 комментариев

Я считаю, что миф, который создается вокруг какого-то события или явления, гораздо интереснее, чем правда, которая, по большому счету, никому не нужна и сама по себе понятие дико относительное. Когда я говорю кому-то: «Я тебя люблю» или «Я тебя ненавижу», это не является абсолютно точным посылом. Миф намного интереснее, чем правда. Есть такая легенда о битве Пересвета с Челубеем на Куликовом поле. Кто-то несколько лет назад провел исследования, пытаясь доказать, что Пересвет и Ослябя не были схимниками, что они чуть ли не какие-то боярские сыновья. Кто мне это пытается сказать, пусть идет на хуй. Мне интереснее миф о поединке схимников. И в этом случае я за то, чтобы Ван Гог отрезал ухо себе сам. Миф всегда лучше с точки зрения литературы.

Есть два типа художественных мифов. Один тип мифа умирает вместе с художником, потому что создавал этот миф сам художник или люди, заинтересованные в его продвижении на рынке. А на самом деле этот художник не имел никаких оснований претендовать на место в истории искусства, а потому и миф его не поддерживал. А есть другой тип художественного мифа, который живет в истории искусства и в веках, потому что слава художника построена не на мифе, а на качестве. И в этом случае миф является чем-то вроде гарнира, соуса для зрителя. И если этот гарнир изъять из истории искусства, останется главное. Случай с Ван Гогом, как мне кажется, подтверждает мою точку зрения.

Мифы — это часть образа, часть пиара. Ван Гог отрезал себе ухо и правильно сделал, с точки зрения пиара. Такой нормальный повод — о нем узнали и заговорили, так что не нужно развенчивать мифы. Какая разница, кто ему отрезал ухо, главное, что в результате он остался без уха. В любом случае мифы — это часть пиара людей, который использовался и раньше, а сейчас особенно.

Гоген мог ширкануть.

Меня тоже, в юности, по пьяни, резали. Да и я бывало... Но за дам, исключительно. И потом Ван и Поль тоже рядом с портом жили. 

Дорогой Иван

мне очень лесно. что вы оставляете комент по этому животрепещещему вопросу

но, как давнего поклонника вашего творчества, меня интересует совсем другое

я сейчас начинаю снимать короткометражный художественный низкобюджетный фильм о месте человека в этом мире и о Музее ART4.RU

Можете ли Вы в нём поучавствовать (1-2 сьемочных дня)?

Все эти мифы и сплетни не имеют никакого значения. Я вообще за мистификацию и против мнений об исключительности личности художника. Мне не важно, сам Шекспир писал произведения или за него это делал кто-то другой — я от этого любить «Короля Лира» не перестану.

Я не стану любить "Моцарта и Сальери" меньше, если узнаю, что за Пушкина писал царь Николай, но, видимо, вся история 19-го века станет выглядеть для меня иначе.  

Я тоже согласен, что не буду меньше любить те или иные произведения искусства, если узнаю подобные детали об их авторе. Наличие мифа — это совсем не плохо. Пусть что-то остается в тайне. Конечно, не надо запрещать раскрывать такие тайны, но пусть они все же будут, это основа жизни человечества.

Как человеку любознательному мне, конечно, хочется знать, как все было на самом деле.

С другой стороны, мы никогда не знаем, как было на самом деле точно. Мы лишь опираемся на некоторые распространенные сведения, которые вообще говоря, все можно назвать мифами. Абсолютных доказательств того, что в истории произошло некое событие, вообще не существует. Поэтому написание новой книжки про то, кто же на самом деле отрезал ухо Ван Гогу, или про то, кто же на самом деле написал какую-то книжку, или про то, кем был автор - женщиной или мужчиной - это лишь попытка запустить некий новый миф вместо уже существующего. Иногда эти попытки бывают удачными. Но как правило, миф, укорененный в культуре, для нас важнее, потому что на нем завязаны другие культурные явления. Условно говоря: Сальери, скорее, не травил Моцарта, насколько об этом возможно судить по истории.Однако на этом мифе завязано некоторое количество литературных произведений, в частности - для нас важен Пушкин, и мы не готовы от Пушкина отказываться. Поэтому новому мифу, иногда даже более достоверному, не удается вытолкнуть старый. И в нашем сознании сосуществуют несколько мифов: один - культурный, а другой - более правдоподобный, но не укорененный в культуре.Как ни странно, у нормального человеческого сознания есть такая особенность - ее принято приписывать шизофреникам - раздваиваться. Я готов совмещать в себе разные картины мира: одна из них более приближена к реальности, а другая более значима в культурном смысле. Они могут противоречить друг другу, быть несовместимыми, но вполне уживаться.

И если я даю своему ребенку читать Пушкина, то могу при этом пояснить, что, скорее всего, реальный Сальери не травил реального Моцарта. Но могу и забыть это сделать, чтобы ребенок мог свободно воспринимать художественное произведение.

О каждом известном человеке есть мифы. Иначе скучно. Людям же хочется о чем-то поговорить, посплетничать, похихикать. Может быть, тут Ван Гог, конечно, и не на первом месте (Тайсон, например, тут побеждает), но все-таки не каждому человеку уши отрезают – он сам или кто-то еще.  Мне вот такой факт любопытен, я его скорее всего запомню. Если будет интересно, что-то дальше посмотрю, почитаю. Но, конечно, и меня, и, думаю, многих других больше интересует профессиональная информация, либо более прикладная, скажем так. Экономика, например. Или просто что-то актуальное.

После демонстрации отрезанного уха была клиника для душевнобольных в Сен-Реми. Там Ван-Гог написал много известных полотен. А затем жизнь в Овере, под присмотром врача-психиатра Гаше - его портрет известен. Ван-Гог не был психически здоровым человеком, даже если с ухом ему помог Гоген.

Жизнь и смерть обоих художников достойны любых смелых мифов, но не более, чем их работы.

Дело в том, что все эти мифы в первую очередь нужны людям, которые не понимают и не чувствуют искусство, а к самим произведениям это не имеет ни малейшего отношения. Да, я слышала, что на самом деле Гоген отрезал ухо у Ван Гога, но откуда на самом деле нам теперь это знать, да и какое это имеет значение? Не был, не знаю и подтвердить не могу.

айдан, вам повезло с правым полушарием, поэтому вам не нужно никакое -ведение...

Легко могу поверить в то, что Ван Гог был немного не в своем уме, это нормально для гениев. Поэтому я скорее поверю в то, что Ван Гог сам себе отрезал ухо (ради чего-то там), чем в историю с Гогеном.А в общем мифы безусловно и в обязательном порядке нужно развенчивать, в противном случае не избежать катастрофы. Но надо отличать процесс развенчивания мифов от копания в грязном белье, как это бывает в телепередачах (по поводу, например, личной жизни Ландау).

Я тоже столкнулся с мифами, когда писал о Бабеле. Почему-то считается, что еврей не может кататься на лошадях. Но это не так, прекрасно может — и Бабель катался. 

Не кататься, а ездить.

Ездить не могут. Суеверия.

Не знаю, меня профи поправили.

Выясню.

Пушкин

"Знаешь ли, что обо мне говорят в соседних губерниях? Вот как описывают мои занятия: как Пушкин стихи пишет - перед ним стоит штоф славнейшей настойки - он хлоп стакан, другой, третий - и уж начнет писать! - Это слава".