Наталья Конрадова /

Дети: безопасность или свобода

С какого возраста наши дети впервые остаются без взрослых? Срок пребывания под наблюдением родителей увеличивается с каждым десятилетием. Детям страшно позволять ходить одним в школу, ездить в метро и даже гулять во дворе. Участники проекта «Сноб» рассказывают, чего они боятся и почему не отпускают своих детей одних

+T -
Поделиться:

В Великобритании родители, оставившие ребенка до 14 лет без присмотра, совершают уголовное преступление. Правда, речь идет о потенциально опасных местах — то, с кем ребенок находится дома, законом никак не регулируется. Ночью рекомендуется не оставлять детей одних до 16 лет.

В Нью-Йорке нет ограничений на возраст детей, оставленных дома и в публичных местах. Администрация нью-йоркской службы по вопросам детей и семьи рекомендует оставлять их одних только с 12-13 лет.

Год назад российские регионы получили право самостоятельно определять ограничения (изменения в закон «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ»). Это касается только ночного времени: несовершеннолетним нельзя появляться в барах и стриптиз-клубах (а в некоторых регионах — на улице, в парках и в транспорте) без сопровождения взрослых. Есть статьи 156 и 125 УК за «неисполнение обязанностей по воспитанию ребенка» и «оставление в опасности». Но в реальности за ребенка, оставленного без присмотра, ни один российский родитель еще не пострадал.

Несмотря на разную степень ответственности родителей в Америке, Великобритании и в России, везде процветает культура родительского страха. Об этом любит писать «худшая мать Америки» Ленор Скинази. Один из последних опубликованных постов в блоге Ленор — рассказ одной мамы, которой сразу после родов выдали образец ДНК ребенка — на случай, если его украдут. «Еще пять лет назад, — пишет она, — когда я рожала второго ребенка, такого не было».

Ольга Балаклеец следует принятым правилам и никуда не отпускает сына, хотя думает, что британское общество преувеличивает опасности; Евгения Найберг поощряет самостоятельность, оставляет сына дома и отправляетодного в школу, несмотря на общественное давление; Артемий Троицкийпринимает решения интуитивно, в зависимости от характера ребенка;Евгения Реботунова отпускает сына одного в Милане, но не готова сделатьэто в Москве

Ольга Балаклеец

   Нашему сыну 7 лет. И мы никуда его одного не отпускаем. Во дворе есть частный садик, который принадлежит дому и находится за четырьмя стенами, — вот там он может один гулять. Может, но и то мой муж-англичанин сильно беспокоится по этому поводу. На параллельной улице находится детская площадка, но про нее уже не может идти и речи. А когда мы идем гулять в парк, стоит сыну забежать за кусты, мы уже начинаем серьезно волноваться за Джонни. Потому что мы живем сейчас в таком опасном мире, и Лондон тоже очень опасное место, в котором происходит много ужасных историй. Слава богу, никто из наших знакомых ни в какие такие истории не попадал, но в газетах все время про это пишут. И мы верим тому, что нам показывают по телевизору.

Кроме того, существует юридический аспект: здесь не положено не только на улицу одного ребенка пускать, но и оставлять дома. И если что-то случается, родитель будет наказан — настолько это серьезно. Мне кажется, что это экстрим, что это преувеличенные меры предосторожности. Но это правила страны, в которой мы живем. И знакомые тоже никуда не пускают своих детей. Я не думаю, что эта ситуация будет меняться.   

Евгения Найберг

   Очень много разговоров ведется о том, что до 13 лет якобы детей по закону нельзя оставлять одних. Насколько я знаю, такого закона нет. Мы начали ненадолго оставлять сына одного в семь лет — сидели в соседнем кафе, например. В восемь лет он стал сам ходить в школу (десять минут пешком). Сейчас, в девять лет он остается один по несколько часов, сам приходит домой и греет себе еду, когда нужно, иногда ходит гулять в парк неподалеку. Можем заставить сбегать в магазин. Пока что его никто не останавливал. Мы всячески поощряем его самостоятельность. В районе Нью-Йорка, где мы живем, такое поведение не приветствуется. Родители стараются как можно дольше удерживать детей в максимально зависимом состоянии, даже когда в этом нет никакой необходимости. Это отчасти связано с комплексом latchkey kid: в 70-е годы в Америке большинство детей были предоставлены сами себе. Считается почему-то, что это плохо эмоционально отразилось на них. Сейчас эти дети выросли в контролирующих «футбольных» мам и пап.   

Артемий Троицкий

   Хотя у меня есть некоторое количество детей, я не считаю себя авторитетом в области педагогики и не думаю, что имею право советовать другим людям, на поводке какой длины отпускать своих детей. Но я могу сказать следующее. Количество самостоятельности зависит от общей обстановки и от самого ребенка. Мальчики — это одно, девочки — это другое, Москва — это одно, а, скажем, дача — это другое, Советский Союз — это одно, современная Россия — это другое. Я скорее интуитивно определяю, когда можно, а когда нет. При этом всегда надо каким-то образом соотноситься и с тем, что считает сам ребенок. Например, у меня со старшей дочерью Шушей часто бывает, что она говорит: «Да, я сама! Я все могу! Отпустите меня!» Но что-то мне при этом подсказывает, что нет, еще рано, это может непредсказуемо закончиться.

Шуше 12 лет, она учится в 6-м классе. Школа ее находится недалеко от дома. Максимум самостоятельности, которая ей позволена, — это ходить одной в школу и из школы. О том, чтобы она одна ездила в метро или на троллейбусе в центр, даже речи не идет. Потому что она витает в облаках, довольно инфантильная. В принципе я допускаю, что если на ее месте была бы другая 12-летняя девочка из разряда «бой-девка», то ей можно было бы повсюду уже одной и ходить, и ездить.

С другой стороны, скажем, сын Ваня, наоборот, очень любит, чтобы за ним ходили, чтобы его опекали. Но мне кажется, что его уже можно было бы отпускать — немножко самостоятельности ему только поможет. Но если человеку боязно, конечно же, я не буду бросать его в прорубь.

Мне кажется, вся атмосфера вокруг детей невероятно изменилась по сравнению с периодом моего детства. Я до 13 лет жил в Праге, и надо сказать, что уже начиная лет с восьми я был один. Я один оставался дома, один ходил гулять, ездил в школу. Начиная лет с десяти я уже совершенно спокойно колесил на трамваях по всей Праге взад-вперед, и ни мне, ни моим родителям как-то даже не приходило в голову, что это может быть опасно. Когда я приехал в Москву, мне было почти 13 лет, я очень быстро освоился в этом городе и тоже повсюду ездил один. Сейчас это было бы просто невозможно.

Я считаю, что, скажем, оставлять детей одних в запертой машине — это просто жестоко. Оставлять детей одних дома, если дети не дебилы и не имеют каких-то физических проблем, можно, по-моему, спокойно оставлять одних с какого-то мало-мальски сознательного возраста, типа 7-8 лет.   

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Молчанов, Млада Стоянович
Евгения Реботунова

   

Моему сыну 11 лет, он занимается в гимназии, которая находится на северо-востоке; мы же живем на западе. Его одноклассник ездит сам на метро. Хотя сын ориентируется в метро лучше меня (он с няней, бывало, ездил из школы, из бассейна, знает эти ветки, пересадки и станции, я же преимущественно езжу на машине, в метро часто путаюсь), я не решусь отправить его одного. Одна из причин — сложная, с точки зрения безопасности, ситуация в Москве. Одновременно с этим он ходит сам в соседний магазин или гулять с собакой. В Милане, к примеру, я спокойно отпускаю его одного за мороженым на другой конец парка, на курорте он может сам пойти на пляж отеля, а в горах, бывает, жду в кафе на горном склоне, пока он накатается. По сути, я вполне доверяю ребенку в пределах его навыков на данном этапе развития, но страхую его от потенциально опасной среды.   

Комментировать Всего 67 комментариев

Нашему сыну 7 лет. И мы никуда его одного не отпускаем. Во дворе есть частный садик, который принадлежит дому и находится за четырьмя стенами, — вот там он может один гулять. Может, но и то мой муж-англичанин сильно беспокоится по этому поводу. На параллельной улице находится детская площадка, но про нее уже не может идти и речи. А когда мы идем гулять в парк, стоит сыну забежать за кусты, мы уже начинаем серьезно волноваться за Джонни. Потому что мы живем сейчас в таком опасном мире, и Лондон тоже очень опасное место, в котором происходит много ужасных историй. Слава богу, никто из наших знакомых ни в какие такие истории не попадал, но в газетах все время про это пишут. И мы верим тому, что нам показывают по телевизору.

Кроме того, существует юридический аспект: здесь не положено не только на улицу одного ребенка пускать, но и оставлять дома. И если что-то случается, родитель будет наказан — настолько это серьезно. Мне кажется, что это экстрим, что это преувеличенные меры предосторожности. Но это правила страны, в которой мы живем. И знакомые тоже никуда не пускают своих детей. Я не думаю, что эта ситуация будет меняться.

Очень много разговоров ведется о том, что до 13 лет якобы детей по закону нельзя оставлять одних. Насколько я знаю, такого закона нет. Мы начали ненадолго оставлять сына одного в семь лет — сидели в соседнем кафе, например. В восемь лет он стал сам ходить в школу (десять минут пешком). Сейчас, в девять лет он остается один по несколько часов, сам приходит домой и греет себе еду, когда нужно, иногда ходит гулять в парк неподалеку. Можем заставить сбегать в магазин. Пока что его никто не останавливал. Мы всячески поощряем его самостоятельность. В районе Нью-Йорка, где мы живем, такое поведение не приветствуется. Родители стараются как можно дольше удерживать детей в максимально зависимом состоянии, даже когда в этом нет никакой необходимости. Это отчасти связано с комплексом latchkey kid: в 70-е годы в Америке большинство детей были предоставлены сами себе. Считается почему-то, что это плохо эмоционально отразилось на них. Сейчас эти дети выросли в контролирующих «футбольных» мам и пап.

ключница

Жень, интересно, а какая аналогия этому термину в русском?

И на российских детей это определение распространяется? Я со второй четверти первого класса ходила везде сама. Алкоголизмом не страдаю :-)))

Лен, я не поняла – какому термину и что распространяется? 

:-)))))))

Я не подумала, что в разговоре две Жени!

latch key - что дети приходили домой, а дома - пусто, родители оба на работе

Ой, я тоже не подумала, извини! :)

У меня было так же – ключ на шее, обед – в холодильнике. 

Эту реплику поддерживают: Млада Стоянович

Я много лет боролась за право не есть суп (до сих пор не ем).

Приход домой из школы начинался с выливания супа ... :-)

Я не сталкивалась с русским вариантом. Мне казалось, что все дети были такими ( я с середины восьмидесятых в школу ходила). В первом классе я должна была брать с собой  в школу бутылочки, а на большой перемене изменившимся лицом бежать на молочную кухню, менять пустые бутылочки на полные и после уроков тащить эти бутылочки домой, для своего младенца-брата :-)

Хотя у меня есть некоторое количество детей, я не считаю себя авторитетом в области педагогики и не думаю, что имею право советовать другим людям, на поводке какой длины отпускать своих детей. Но я могу сказать следующее. Количество самостоятельности зависит от общей обстановки и от самого ребенка. Мальчики — это одно, девочки — это другое, Москва — это одно, а, скажем, дача — это другое, Советский Союз — это одно, современная Россия — это другое. Я скорее интуитивно определяю, когда можно, а когда нет. При этом всегда надо каким-то образом соотноситься и с тем, что считает сам ребенок. Например, у меня со старшей дочерью Шушей часто бывает, что она говорит: «Да, я сама! Я все могу! Отпустите меня!» Но что-то мне при этом подсказывает, что нет, еще рано, это может непредсказуемо закончиться.

Шуше 12 лет, она учится в 6-м классе. Школа ее находится недалеко от дома. Максимум самостоятельности, которая ей позволена, — это ходить одной в школу и из школы. О том, чтобы она одна ездила в метро или на троллейбусе в центр, даже речи не идет. Потому что она витает в облаках, довольно инфантильная. В принципе я допускаю, что если на ее месте была бы другая 12-летняя девочка из разряда «бой-девка», то ей можно было бы повсюду уже одной и ходить, и ездить.

С другой стороны, скажем, сын Ваня, наоборот, очень любит, чтобы за ним ходили, чтобы его опекали. Но мне кажется, что его уже можно было бы отпускать — немножко самостоятельности ему только поможет. Но если человеку боязно, конечно же, я не буду бросать его в прорубь.

Мне кажется, вся атмосфера вокруг детей невероятно изменилась по сравнению с периодом моего детства. Я до 13 лет жил в Праге, и надо сказать, что уже начиная лет с восьми я был один. Я один оставался дома, один ходил гулять, ездил в школу. Начиная лет с десяти я уже совершенно спокойно колесил на трамваях по всей Праге взад-вперед, и ни мне, ни моим родителям как-то даже не приходило в голову, что это может быть опасно. Когда я приехал в Москву, мне было почти 13 лет, я очень быстро освоился в этом городе и тоже повсюду ездил один. Сейчас это было бы просто невозможно.

Я считаю, что, скажем, оставлять детей одних в запертой машине — это просто жестоко. Оставлять детей одних дома, если дети не дебилы и не имеют каких-то физических проблем, можно, по-моему, спокойно оставлять одних с какого-то мало-мальски сознательного возраста, типа 7-8 лет.

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Молчанов, Млада Стоянович

Моему сыну 11 лет, он занимается в гимназии, которая находится на северо-востоке; мы же живем на западе. Его одноклассник ездит сам на метро. Хотя сын ориентируется в метро лучше меня (он с няней, бывало, ездил из школы, из бассейна, знает эти ветки, пересадки и станции, я же преимущественно езжу на машине, в метро часто путаюсь), я не решусь отправить его одного. Одна из причин — сложная, с точки зрения безопасности, ситуация в Москве. Одновременно с этим он ходит сам в соседний магазин или гулять с собакой. В Милане, к примеру, я спокойно отпускаю его одного за мороженым на другой конец парка, на курорте он может сам пойти на пляж отеля, а в горах, бывает, жду в кафе на горном склоне, пока он накатается. По сути, я вполне доверяю ребенку в пределах его навыков на данном этапе развития, но страхую его от потенциально опасной среды.

Мы живем в безопасном районе Бостона, и наш девятилетний ребенок отличается зашкаливающей ответственностью. Школа от нас в двух кварталах, так что она ходит туда сама. Но обратно (вечером, в темноте) самой ей ходить не разрешают — отпускают только с заранее оговоренным родителем или поверенным лицом. Дома она оставалась одна на полчаса-час пару-тройку раз. У нас есть некий договор относительно «контрольного времени». Если она остается дома одна, я ей звоню, где бы я ни была, в назначенный час и говорю, где я. Смысл в этой договоренности такой: если я не позвонила или не появилась, скажем, через два часа вместо обещанного часа, значит, со мной что-то случилось. Она знает, куда в этом случае звонить. Случиться может что угодно — автомобильная авария, к примеру, да мало ли! Мне б не хотелось, чтобы полиция приехала домой и нашла бы там одинокого ребенка...

Мне кажется, что в США есть два очень четко разделенных периода. Пока дети растут, родители — по крайней мере моего социального круга, upper middle class, — проводят с ними очень много времени, уделяют им максимум внимания.

Все перемещения, досуг, обучение детей до 14-15 лет полностью организуются родителями. У меня в двух домах были бассейны, и мы должны были подчиняться очень строгим правилам по поводу того, что можно детям в бассейне и как родители должны контролировать своих детей, особая ответственность, если приходят чужие дети и устраивается вечеринка в бассейне.

После 14-15 лет подростки получают чуть большую самостоятельность, так как могут подавать на права. Но эта процедура тоже довольно жестко регулируется: первоначальные права получаются только на вождение машины в присутствии взрослого, а потом есть период, когда разрешено водить машину только в дневное время и не на хайвеях или больших улицах. Есть и множество других правил.

Зато, когда дети заканчивают школу, то сразу получают максимальную независимость: отдельное проживание, желательно в другом городе, финансовую ответственность, необходимость работы, необходимость отвечать за свои поступки и так далее. То есть первый период — очень сильный контроль за детьми и мало свободы. А потом самостоятельность наступает поздно, но резко. Независимо от того, как живут родители, сколько они зарабатывают, ты должен обеспечить свою жизнь сам, иначе тебя не будут уважать в кругу друзей.

Насколько я знаю, только пара штатов (Иллинойс и Мэриленд) строго оговаривают возраст, с которого детей можно оставлять дома одних. Возраст, рекомендуемый National SAFEKIDS Campaign, — 12 лет.

По мне, ответ зависит от конкретного ребенка. Моих детей можно было оставлять одних значительно раньше. В целом, по моим наблюдениям, иммигранты из России относятся к детям как ответственным субъектам куда либеральнее, чем коренные американцы того же социального класса и возраста.

Помню, я уговаривала своих детей начиная лет с 14-15 ездить в выходные в Нью-Йорк — погулять, зайти в музей, да хоть даже сбегать по дешевым билетам на дневное бродвейское шоу. От нас ходит прямой поезд до Нью-Йорка (полчаса, и ты в центре города). Проблема обнаружилась в том, что ни одного из их друзей не отпускали родители.

Мой сын начал оставаться дома один лет, наверное, с 6ти – 7ми. Поначалу, конечно, ненадолго, на пол–часа, на час. Сейчас ему 11, и он спокойно остается дома сам – но после 19ти я позабочусть, чтобы с ним обязательно был кто–то из взрослых. 

Довольно забавно, что при этом лет с 19 (или во сколько там заканчивают хай скул) ребенок уезжает в колледж, часто на другой конец страны, и "жить с родителями" начиная с этого времени -- социальная стигма. (Впрочем, я сужу по информации из вторых рук -- может быть, на самом деле не все так ужасно? Я не имею в виду семьи недавних иммигрантов -- речь о коренном среднем классе.)

Эту реплику поддерживают: Павел Марычев

Да, именно об этом говорит Николай Злобин чуть выше: сначала полный контроль, потом - полная самостоятельность. И я не могу понять, есть ли связь у этих двух "крайностей".

Мои дети — девятилетняя Ева, семилетний Матвей и двухлетняя Ида. Старшие довольно самостоятельные. Они сами одеваются, обуваются, готовят завтрак себе и иногда даже мне, ходят гулять на улицу. Разумеется, под улицей мы подразумеваем закрытую территорию загородного поселка. Одних дома мы их впервые оставили, когда Еве было 7 лет, а Матвею — 5. За границей мы спокойно отпускаем их гулять и не волнуемся: они прекрасно общаются с окружающими.

А вот когда мы жили в городе, мы, конечно, волновались. Будь школа через дорогу, возможно, класса с третьего они ходили бы туда сами. Но в их школу пришлось бы ехать на метро, а это уже опасно. Сам я начал ездить в школу на троллейбусе класса с третьего, но тогда была совершенно другая криминальная обстановка. А сейчас в Москве неспокойно. Так что по степени самостоятельности моим детям можно было бы разрешить многое делать самим, но из-за внешней обстановки мы вряд ли на это пойдем.

Эту реплику поддерживают: Евгения Реботунова

Недавно я был в Таллине и видел, как семилетние малыши с портфельчиками идут спокойно по тихим улочкам сами в школу. Я был сильно впечатлен этой картиной: какая у них нормальная, счастливая жизнь. В Москве такое недопустимо по очень многим причинам: это и машины, и преступность, и хамство водителей, которые не смотрят по сторонам. Поэтому лет до 12 я не буду отпускать ребенка в школу одного (хотя я сам с 4-го класса ездил один в школу на метро). Дома одного я ребенка тоже не оставляю (дочке 6,5 лет) — я сам буду слишком переживать.

Моей дочке 9 лет и, когда я ее привела в первый класс, психолог в нашей школе сказала мне, что это большая проблема детей этого времени в принципе, потому что они абсолютно несамостоятельные. Родители сильно боятся за безопасность детей, и детям некуда деваться из-под опеки родителей. И это, естественно, в них абсолютно истребляет необходимость в каких-то чертах характера, которыми, например, обладаю я и все дети советского времени. Они адаптированы к миру меньше, все рассажены по машинам, окружены нянями, которые должны следить за ними на площадках.

Я счастлива и рада иногда, когда бываю за границей и могу своего ребенка отпустить на 2-3 часа и не знать, где он ходит — по территории отеля. В Хорватии, в Черногории, куда мы часто ездим отдыхать, в определенных отелях Египта, в Италии еще можно себе позволить отпустить ребенка и 3-4 часа вообще не думать, где он, потому что, у кого ни спросишь: “Where is Masha Mikhalkova?”, все скажут. Но в пределах нашей родины я себе такое позволить не могу. Даже в деревне. Я не знаю, что это повлечет за собой, какие, так сказать, психологические последствия, но я беспокоюсь элементарно, даже когда мой папа везет Машу в метро. Все, что касается транспорта, сейчас вообще очень волнительно.

Эту реплику поддерживают: Евгения Реботунова

Абсолютно согласна, с Вами, Любовь, – в наше время дети способны на гораздо большую самостоятельность, чем мы готовы им позволить именно с оглядкой на окружающую действительность!

Мой семилетний внук сам себе еду, конечно, приготовить не может, но открыть холодильник, достать оттуда что-нибудь и поесть может запросто. Школа у него недалеко, но в нашей сегодняшней Москве его страшно одного отпускать. А старший с 10 лет ходит сам. И я со второго класса сам ходил, но сейчас время значительно более жесткое, чем было тогда. И гулять их одних мы не отпускаем. Я просто боюсь, и боюсь, что мне страшно будет всегда — в нашей стране чем дальше, тем страшнее.

Но хорошо ли, когда дети становятся совсем самостоятельными? Их все равно нужно контролировать. Если старшего предоставить самому себе, то он может довольно долго просидеть, например за компьютером. Детей все-таки надо постоянно чем-то загружать.

Георгий Абдушелишвили Комментарий удален

Последние десять лет я жила в Большом Вашингтоне (штат Виргиния, Мэриленд, Вашингтон). Правила по оставлению ребенка одного дома везде примерно одинаковые:

— До семи лет: ни при каких обстоятельствах, включая детские площадки и машины (в Мэриленде — до 8 лет).

— От 8 до 10 лет: не дольше полутора часов и только в дневное время.

— От 11 до12 лет: не дольше трех часов в дневное и раннее вечернее время.

— От 13 до15 лет: можно оставлять на любое время, но нельзя оставлять ребенка на ночь одного.

— От 16 до 17 лет: можно оставить на ночь одного, но не более чем на двое суток.

Также, согласно правилам, «ребенок должен чувствовать себя комфортно, оставаясь один, следовать инструкциям в случае emergency, суметь набрать 911 и назвать свое имя и адрес, объяснить ситуацию».

В принципе я старалась придерживаться правил, хотя на ночь не оставляла ребенка никогда. Оставляла спокойно на пару часов, единственное переживание — очень часто (по несколько раз в неделю) срабатывает противопожарная сигнализация, которая может напугать ребенка. У американцев, как известно, если перегорела кофемолка, включается сигнализация на весь дом, и с воем сирены приезжает несколько пожарных машин. Вообще с большей серьезностью к Child Welfare правилам я стала относиться после того, как моя дочь несколько раз опоздала в школу на 5 минут и я получила письмо с предупреждением, что если такое поведение будет продолжаться, то меня ждут серьезные последствия, вплоть до временного лишения родительских прав.

Мое детство прошло в Москве. Многие из моих друзей-приятелей были наделены с младых ногтей известной долей свободы. Но ключ на шею выдавался в купе с определенными обязательствами. Как то:

— никогда не разговаривай с неизвестными;

— не подходи близко к чужой машине;

— не бери из рук чужих никаких сластей и уж тем более не ешь их;

— не потеряй ключ;

— не открывай чужим входную дверь;

— если что, немедленно звони на работу родителям, бабушке домой или соседке тете Клаве, например.

Предполагалось, что ребенок с ключом на шее сделает вовремя уроки, вернувшись вовремя домой из дома пионеров, с продленки, из клуба юных искусствоведов или из музшколы. Особенно ответственным детям поручали покупку хлеба и молока и, порой, отправляли занять очередь за редким товаром. Доехать на автобусе до метро, на метро с одной пересадкой и потом минут 10-15 пешком — совершенно стандартный маршрут как российского, так уж тем более советского ребенка.

Сейчас я воспитываю своих детей, 13 и 12 лет, в Америке. И, порой, подчиняясь распространенным правилам местного поведения, не могу понять, как нашим родителям было не страшно не курировать нас до такой степени. Впрочем, и в Америке все не так однозначно в этом вопросе. Все зависит от того, в каком ты городе живешь, в каком его районе. Одно дело Нью-Йорк. Там стоит чуть попристальней отслеживать путь детей. Движение на улицах, подозрительные личности, сомнительные компании. В Бостоне ситуация помягче, более академически-вольготная, что ли.

В родителях местное законодательство воспитало чувство бдительности путем ряда строжайших мер и уголовно наказующих статей. Тут, конечно, было много нелепых перекосов, но в родителях прочно воспитали чувство ответственности (ведь не только же в детях ее воспитывать). А вот сами дети в Америке, в основной своей массе, привыкли к чрезмерной опеке. Иногда даже выходишь неправедным образом из себя со словами: «Ничего страшного, позвонишь, если что!» Поездка на городском автобусе с друзьями в кино воспринимается ими как личный подвиг. Но я бы все же разграничивала жизнь ребенка в Нью-Йорке и в Москве. В Америке так обстоят сейчас дела с уровнем криминогенности, что ничего зазорного в том, чтобы отпустить ребенка в свободный полет по стритам и авеню всяким, нет. Безусловно, настоящую защиту детям дает не режим домашнего ареста, а велосипедный шлем, автомобильное кресло и другие средства для безопасного передвижения.

А вот в России, судя по уровню преступности на сегодняшний день, я бы постаралась воспитать в ребенке ответственность, не подвергая его излишней опасности самостоятельного передвижения в пространстве в любом месте и в любой час. Сосредоточиться, мне кажется, надо на воспитании чувства ответственности за слова, за обещания, за возложенные обязательства. А уж поездить по городу еще успеется. Пусть только все-таки беспрепятственно дорастет человек до менее инфантильного и беззащитного возраста, хотя бы по виду.

Эту реплику поддерживают: Евгения Реботунова

Рада, Вы забыли еще один важный пункт – дети сами разогревали обед! На газовой плите.. Ваши дети, если остаются дома, готовят себе (разогревают)? Мой сын недавно по своей инициативе научился готовить омлет, и теперь утром в выходные, бывает, сам себя кормит :)

Да,да Вы правы. В целом так и было. Правда,когда я была --детём, (а нас было трое, этих детЁВ), то обед нам разогревала любимая бабушка. Бабушка была и славным изобретателем какой-то добавки в бетон для прочности несостоявшегося Дворца Советов. Но для нас троих ее внуков она запомнилась , как --мировая!  бабушка.

 Во-первых, начиная с четвертого класса, после уроков мы могли изменить свой маршрут. Пойти в гости, или прошвырнуться в округе, заглянуть на каток. НО! Обязательным условием были звонки. (И это в безмобильную эру 80-х)

У нас полно было двушек и мы честно рапортовали бабушке об изменениях планов и географии местонахождения. Во-вторых мы, чуть ли не единственные из класса, звонили домой без всякого.напряга. Было очень неловко быть случайными свидетелями несдержанности родительской, когда прямо в трубку на том конце провода раздавался у друзей крик: "Где ты шляешься?! Чтоб  был дома!!" Бабушка предпочетала миролюбиво принять к сведению информацию и уж потом, если надо выяснить с нами отношения. И третий НАИВАЖНЕЙШИЙ момент: в нашем доме очень тепло принимали наших, взрослыми незванных,  гостей.  Так, что к нам  любили ходить  (что, как я понимаю бабушке только и нужно было) Несколько задушевных фраз, что-нибудь вкусненькое и вдобавок иногда появляющаяся мама, которая ко всем нашим малолетним приятелям обращалась исключительно на "ВЫ". Это льстило.

Рада, ведь замечательно, что ваша бабушка вам доверяла, и вы оправдывали ее доверия – построенные таким образом отношения, равно как и уважение к вашим друзьям, позволяло избегать конфликтов и ссор. 

Пока что мы не оставляем наших детей одних. Я уверен, что старшая дочь (ей семь с половиной) могла бы абсолютно спокойно остаться одна дома на час или около того, если нам нужно было бы, например, сходить в магазин. Но пока такой необходимости не возникало, да и моей жене эта идея не очень.

В том месте, где мы живем, есть определенные логистические сложности — до любого места надо добираться на машине, поэтому с самостоятельным передвижением пока не складывается. Но если бы мы жили в городе, я бы тоже не хотел отпускать ее куда-либо одну. Мы только начали говорить на эту тему, как сделать нашу дочь более независимой, но пока точного плана нет.

Я живу в очень безопасном европейском городе, от дома до школы сына - 7 минут пешком, но один он туда не ходит, потому что негде - нет тротуаров, а по проезжей части пускать девятилетнего ребенка я не рискну.

Дома остается один лет с семи, без всяких проблем. Правда, я в его возрасте уже ночевала в компании других детей в монгольской степи:) Но у меня было другое детство.

Нелли, "другое детство" - во времени или в пространстве? Почему оно другое?

Прежде всего потому, что мы с сыном совершенно не схожи в характере и эмоциональных реакциях.

А потом, да - Алтай (но я его не помню), Монголия и Куба - не совсем то же самое, что Москва  и побережье Средиземного моря.

Эту реплику поддерживают: Евгения Реботунова

Да, у Вас там была еще довольно экзотическая пища! Я помню, Вы рассказывали. А сын один гуляет с друзьями, во дворе или в парке, к примеру? Отпускаете?

Ну, дворов у нас, как таковых нет, а в парке да - ну то есть родители довозят детей до парка, а потом забирают.

Внешнее спокойствие района, города, страны это не значит безопасность для моего ребенка.... Моей дочери 8 лет, но она ходит в школу только в сопровождение взрослых... даже на дополнительных занятиях ее тоже ждут и сопровождают... так же исключен вариант поездки моего ребенка на общественном транспорте в Москве.... распланировали все таким образом что бы успевать возить на машине.... что касается оставлять ребенка одного дома, я тоже против... думаю после 10-11 лет это станет более приемлемым....

Татьяна, а что именно угрожает ребенку в городе? Я пытаюсь это понять, расспрашивая родителей, но пока все угрозы в основном виртуальные - вот, в газетах пишут про маньяков и т.п.

именно виртуальные.... особенно в Москве... я сама боюсь спускаться в московское метро (взрывы, пьяные и т.п.)

я живу в подмосковье и наш дом охраняется круглосуточно... но отпустить дочь гулять вечером на детскую площадку вне территории не рискну....  

Наташа, думаю, это дело привычки. Мы тоже привыкли в школу ездить на машине (и ребенок привык), и если вдруг машина не могла за ним приехать и няня везла его на метро, он уставал, предпочитал машину. Но вот когда в начале года я спросила, предпочтет ли он ездить в школу на такси или на метро, один, он предпочел метро! В итоге – все равно машина, тк в свете событий последнего года в Москве я буду стараться избегать мест скопления народа для ребенка.

Моя дочь с 11 лет ездит по Москве одна (сейчас ей 13). Иногда просит меня отвезти ее на машине - разумеется, ей это больше нравится - но только по выходным или в экзотических случаях. Но у нее есть одноклассники, которых до сих пор привозят и отвозят родители. Я думаю, тут все дело в семейных традициях и в установках. Мне хотелось, чтобы она вела более или менее самостоятельный образ жизни, я ее всячески подталкиваю к этому.

Наташа, а она сама решила, что будет ездить самостоятельно, или это было Ваше решение? Я чувствую, что мой ребенок вполне готов передвигаться самостоятельно по городу с точки зрения рассудка, но не готов психически! Это большой контраст с нашим детством: во втором полугодии мне показали, где переходить дорогу при возвращении из бассейна, и я стала ездить (на двух троллейбусах с пересадкой). Самой большой опасностью было перейти дорогу! Сейчас я не вижу детей возраста моего ребенка, которые сами ходят в школу – о, ужас, в пятом классе в моем детстве мы были куда как более самостоятельны!

Сначала я долго анализировала, готова ли к этому дочка. Мне в этом смысле повезло - она очень остарожная, поэтому в 8 лет ходила в школу одна, переходила дорогу со светофором (тогда она училась недалеко от дома, а к 11 годам перешла в  школу на другом конце Москвы). Потом поговорила с ней - реакция была осторожная, но Саша не была против. Мы попробовали разные переходные варианты: я довозила ее до метро, потом она шла пешком до школы, потом довозила только до пересадки и т.п. А потом началось самое неприятное - нужно было объяснить остальным родственникам, что я права. Сейчас все хорошо - она ездит не только в школу, но и в незнакомые районы. Смотрит схему метро и карту города сама. По вечерам, особенно зимой, я ее встречаю у метро - боится.

Очень хорошо Вас понимаю. Я тоже уверена, что сын справится с маршрутом,  но опасаюсь непредвиденных ситуаций. В то же время, вспоминая себя, помню, что справлялась и в гораздо более раннем возрасте – когда ошибалась троллейбусом лет в 8, или искала свой дом на даче года в три, когда собрался дождь. Ребенку нужно пробовать быть самостоятельным, чтобы научиться ориентироваться в сложных ситуациях – но страх витает в воздухе, как Вы подметили.

Когда мы жили в пригороде Нью-Йорка, приходилось возить дочь на машине везде, расстояния были нереальные для пеших прогулок, да и тротуаров в нашем городке не было. Когда мы приехали в Лондон, ей было 13. Она сразу же освоила общественный транспорт и стала везде ездить одна. Я ее почти везде отпускала, только встречала ее из художественной студии, т.к. занятия там заканчивались в 9 вечера, а район там был не очень. А так она свободно везде ездила, и я в общем-то была спокойна. Один раз, правда, у нее вырвали мобильный прямо во время нашего разговора, это было в восточном Лондоне, средь бела дня.

Я несколько волновалась только когда она встречалась первый раз с кем-то, с кем она знакомилась в сети, пару раз даже ездила с ней на встречу (чувствовала себя по-идиотски, но каждый раз убеждалась, что все ее друзья совершенно адекватны и сразу же уезжала, и дальше они уже бродили по Лондону самостоятельно).

Мария, я помню, как на даче папа очень ненавязчиво шел неподалеку, когда в летнем кинотеатре я знакомилась с мальчиками, лет как раз в 13 :) Там, в принципе, была всего одна дорога, но он специально отставал и сопровождал меня на расстоянии. Мне было очень комфортно, я ощущала себя в безопасности.

Женя, а как мальчики себя при этом ощущали? :). 

Маша, они же знакомились при папе, не стесняясь – видно, дачная среда располагала! :–) .... а может быть, и папа  – он меня не контролировал, скорее, поддерживал и принимал – мои друзья очень любили с ним общаться (и любят до сих пор!).

-Во многом ради детской «свободы передвижения» и безопасности мы переехали когда-то из Москвы в Финляндию – старшей дочери сейчас 15 ,сыну – 9 и они стали на новом месте действительно свободными ,т.к. могут до школы ,до друзей ,до бассейна и т.д. доехать на велосипеде. Когда дочери было 12 и у неё проснулась желание самостоятельно передвигаться по городу ,причём по лесопарковой зоне (ну любит человек природу) ,то мучительный выбор между набитым эксгибиционистами Серебряным бором и прославленным своим маньяком Битцевским парком приводил обычно к недолгой совместной прогулке в ближайшем Филёвском. Теперь же проблема безопасности передвижения детей сводится к наличию велосипедного шлема и светоотражателей. Младших дочерей ( 2.5 и 1.5 года) стараемся не упускать из виду, чему не способствует отсутствие каких бы то ни было заборов ))

А что думают финские родители, интересно? Какая у них в этом смысле традиция - сильно они контролируют своих детей?

-финские родители, насколько я успел заметить, поощряют в детях самостоятельность и общаются с детьми на равных  – здесь принято рано покидать родительский дом, соответственно друзья девятилетнего сына спокойно передвигаются по безлюдным лесным угодьям вокруг ( здесь самая низкая в Европе плотность населения)пешком ,на велосипедах и финских санях. Все с мобильными телефонами –родители оповещаются мгновенно. Дети, кстати, организованные – всегда помнят родительсие наказы. До поздна здесь не принято гулять и засиживаться в гостях –после шести вечера улицы пустеют. В школе нельзя находиться во время перемен (невзирая на погоду и время года) ,а поскольку заборов нет – можно нечаянно уйти в лес и не услышать звонка – однажды сын с приятелем так прогуляли урок ,за что им влетело. Конечно родители стараются ,как и у нас, возить детей в школу –секции-кружки на автомобиле (при полном отсутствии пробок), но бодро шагающих девочек с футляром  для скрипки и мальчиков –с хоккейными доспехами здесь гораздо больше. А велосипедные шлемы, кстати, дарят всем первоклассникам вместе с букварём. Вообще сравнивать ситуацию в Москве корректнее с ситуацией в других мегаполисах мира ,но в Финляндии даже Хельсинки назвать мегаполисом язык не повернётся…

Да, в маленьких городах гораздо меньше уровень тревоги - родительской, в том числе. Про велосипедные шлемы - прекрасный момент. В Москве пришлось бы начать с велосипедных дорожек.

Сыну четыре с половиной года, я могу его оставить, допустим, на полчаса одного дома, чтобы сходить в магазин. В принципе, он разумный и самостоятельный мальчик и мог бы спокойно остаться дома на весь день – и еду бы приготовил, и прилично бы себя вел. Но думаю, чувствовал бы себя одиноко и ему было бы неуютно, поэтому надолго не оставляем.

Этим летом я пыталась уговорить его ходить во двор гулять самому: у нас закрытый двор и я видела компании четырехлеток, которые гуляли сами. Сын взял с меня стотысяч обещаний, что я буду следить за ним из окна, пошел проверил, работает ли звонок – вдруг он вернется, позвонит, а я не услышу? Подставил табуреточку к звонку – без нее он не сможет дотянуться (было стыдно, мне этого не пришло в голову). В общем, подготовился по полной программе. И уже у лифта я ему сказала: только знай, что я к тебе не буду отправлять никаких взрослых, если к тебе подойдет кто-то большой и не важно, что скажет, не вступай в переговоры, сразу громко кричи "мама", и через минуту я уже буду рядом с тобой. И в этот момент мой мальчик снял бейсболочку, вернулся домой и сказал, что ему кажется, что ему еще слишком рано гулять одному.

Следующим летом попробуем еще раз )

Алина, у Вас потрясающе рассудительный и умный малыш! Слушайтесь его чаще! :))

Ну, именно поэтому я ему даю максимум возможной самостоятельности ) Если бы он был, например, таким же рассеянным и невнимательным ребенком, каким была я, возможно, я бы его до института всегда возила и водила за ручку, как делали со мной мои родители ) На первом курсе мне пришлось бунтовать и требовать разрешения ездить в университет самостоятельно.

Но я ко всему прочему еще и девочка. А он парень и контрол фрик. Когда варит яйца, он сначала достает столовые ложки по числу яиц, а только потом эти самые яйца – и раскладывает их по ложкам. Чтобы не укатились, пока он будет класть их в воду. Сам придумал. Он с трех лет тоже по собственной инициативе следит и помнит, что у нас закончилось подсолнечное масло или салфетки, перед выходом устраивает проверку: а ты взяла ключи? Телефон? Кошелек? Права? Ну, то есть я не понимаю, как у меня мог получиться такой ребенок, но он получился и я могу ему доверять на сто процентов. Единственное, почему он до сих пор сам не ходит в магазин и детсад – это из-за потенциальных маньяков. Несмотря на свою ответственность, он все-таки наивный четырехлетний мальчик и я боюсь, что его могут обмануть или запугать... Или банально силой куда-то унести. Поэтому гулять он будет только в нашем закрытом охраняемом дворе )

Эту реплику поддерживают: Светлана Хвостова

Сразу представляется Дядя Федор Успенского :)

Дядя Федор быт тихим задумчивым мальчиком, а у нас увы-увы ))

Алина, а фотка можете выложить? Очень хочется посмотреть на такого рассудительного товарища:)

Ого, какой взрослый! Кажется, что лет 7-8 У меня просто младшей дочке 4,5 года, поэтому с огромным интересом читаю и сравниваю :) Вообще сейчас дети умные пошли, умничают и умничают :) Моя сказки себе читать научилась, примеры решает и в шашки играет на моем телефоне. Во как. Мне кажется у нас в их возрасте занятия попроще были.

Эту реплику поддерживают: Алина Фаркаш

Санька тоже с ума сходит – не по шашкам, по шахматной студии, каждого гостя усаживает играть и тоже очень хорошо считает, а вот с чтением вообще никак, но я жду, что вот-вот это случится ) Я замечаю, что они в своем возрасте гораздо ответственнее, чем были мы. Он, например, ни одной перчатки в жизни не потерял, а я вот до сих пор... Никогда в жизни никуда не полезет, пока не проверит сто раз, что это безопасно, проверяет срок годности на йогуртах – вообще с ума сойти! Откуда это в нем берется – непонятно.

Думаю, что сейчас этот пост превратится в поток неистового хвастовства )) Так что заканчиваю.

Елизавета Титанян Комментарий удален

Спасибо ) Не Дева, Овен.

Отличная история.

Очень познавательная - для родителей.

Дети не должны быть одни - никогда.

Старшей дочери 13 - и я ее никуда одну не отпускаю до сих пор и не собираюсь. Хотя и она, и младшие знают все правила, но у них обязательно есть сопровождающие лица, которые стараются максимально не мешать самостоятельности, но контролируют безопасность . А когда лет в 10-11 моя старшая дочь спросила когда она сможет ездить одна, то я ей объяснила, что вот я взрослая и то езжу не одна,  и она не будет - до замужества, а потом если муж разрешит, то будет ездить одна, но с дургой стороны зачем нам такой муж?

Младшая пока вопросов таких не задает и если ей надо побыть в одиночестве, то она об этом сообщает и остается одна в своей детской.

Единственно место, где мои дети могут быть одни и сколько хотят - это их детские комнаты. Они могут туда отправиться в любой момент и никто никогда не будет им мешать. У нас вообще право на личное пространство в доме соблюдается очень строго.

Хотя если бы у меня были мальчики, то возможно они получили бы больше свободы и самостоятельнсти.

Сыну 12, в школу сам ходит с десяти, в этом году начал сам ездить на метро. Дома остается один лет с шести,  год назад стал ходить в магазин за продуктами. У него есть одноклассники, которых никуда и никогда одних не отпускали.

Я не считаю, что в Москве сейчас опаснее, чем во времена нашего детства. А вот то, что люди боятся и не доверяют друг другу – это да.  Ощущение людей, что вокруг враги, очень заметно. И мне кажется важным, чтобы заботясь о ребенке, опасаясь за его безопасность постараться не передать ему этот страх. Иногда кажется, что лучше пусть на голову упадет кирпич, чем прожить долгую жизнь в постоянном ожидании этого кирпича.

У сына в классе проводили психологический тест. Абсолютное большинство детей воспринимает безопасным для себя пространством свою семью, а все что вне – вызывает у них недоверие. И ровно тот же процент детей не любят и не хотят понимать «чужих» - людей другой национальности, другой культуры, другого бэкграунда.

Оградить ребенка от всего, посадить его за высокий забор психологически проще, чем дать возможность проявлять самостоятельность и где-то рисковать.  Но мне кажется, что таким образом мы заботимся скорее о своем собственном спокойствии, чем о том, чтобы лучше было ребенку.

Светлана, я с Вами согласна, и веду себя примерно так же. Только думаю, что ксенофобия вырастает не из личного опыта, а из социальных установок. Страх перед чужими проникает помимо твоей воли - от одноклассников, из телевизора, от бабушек. Моя вполне самостоятельная в смысле передвижения по городу дочь периодически транслирует этот страх. Приходится садиться и разбираться, кого именно она боится и почему. Типичная проблема - объяснить, что при восточных людях надо вести себя особенно сдержанно, но не прививать при этом бессознательного страха.

Согласна. Но социальные установки "не ходи на улицу, там маньяк", "все преступления совершают черные" и "в метро нельзя ездить, там одни маргиналы и пьяные"  обычно идут букетом, от одних и тех же людей. Хорошо бы не транслировать их из семьи, одноклассники и телевизор все-таки, на мой взгляд, влияют во вторую очередь.

Наверное, Вы правы, что эти страхи часто идут вместе. Но насчет того, кто влияет в первую очередь - я ответа не знаю, но не уверена в первенстве семьи. Анна Варга как-то раз писала на Снобе, что окружение влияет больше, чем семья, и это норма. Я это тоже вижу. Моя дочь сейчас редко приносит домой "ересь" (сказывается социальная близость с одноклассниками), но когда она училась в районной школе, я ежедневно вела борьбу с разными мифами.

Хорошо, когда ребенку 13, и ты можешь почти все объяснить. Хотя от страхов объяснения не всегда работают.

Елизавета Титанян Комментарий удален

Дети чувствуют уверенность или неуверенность родителей в их силах, и доверяют невербальным сигналам больше, чем словам. Эти посылы остаются с детьми на всю жизнь – верят ли родители, что ребенок справится с данной ситуацией? Сможет ли он сам? Поэтому я за то, чтобы доверять ребенку, предварительно убедившись, конечно, что ситуация им действительно по силам. 

В детстве лет с 6 - 7 оставался один, гулял и даже совершал поездки.

А когда моя мама спросила меня про моего сына (тому было лет 10), ездит ли он один по Москве, ответ был: А кому придет в голову одного его отпустить?

Сейчас ему 16 лет, 2 года назад отправили его в Англию. Когда приезжает в Москву, отпускаем только с водителем.

Наталья Конрадова Комментарий удален

В Великобритании мать двоих детей лишилась работы медсестры - из-за того, что оставила присматривать четырнадцатилетнего сына за трехлетним. В газете The Telegraph обсуждают, в каком возрасте ребенок может быть бэби-ситтером. Приходят к выводу, что все зависит от ребенка. А мне кажется, что если не нагружать старших детей подобными обязанностями (при условии, что мы им доверяем), мы рискуем вырастить безответственных эгоистов.

Эту реплику поддерживают: Млада Стоянович