Катерина Мурашова: Как воспитать папу

Сын хочет уйти из школы, чтобы заняться настоящим делом

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Я познакомилась с этой семьей много лет назад, в самом начале моей практики.

Опыта работы у меня тогда не было почти никакого, и когда они пришли, я даже немного испугалась.

Чаще всего мне доводится работать с мамами и детьми. Иногда приходят всей семьей, иногда сами подростки (обычно по двое), иногда бабушка с внуком или внучкой.

В тот раз пришли отец и сын. Оба широкоплечие, высокие, с упрямыми подбородками. Сын, несмотря на свои пятнадцать лет (я заглянула в карточку), смотрелся уже не подростком, а молодым мужчиной. По взглядам, которые отец и сын исподлобья бросали друг на друга, видно было, что ситуация, приведшая их ко мне, из серии «нашла коса на камень». И, кажется, это отнюдь не банальный подростковый кризис, на который я вначале понадеялась.

— Митрофанушка! — сказал отец так громко, что я слегка вздрогнула.

Сына звали Андреем. Отца — Владимир Андреевич.

— Простите?..

— Митрофанушка у Фонвизина, помните? — пояснил свою мысль отец. — «Не хочу учиться, а хочу жениться!» Вот и у нас то же самое выросло.

— Расскажите, пожалуйста, поподробней. У Андрея проблемы с учебой?

— Нет у него с учебой проблем, в том-то и дело! — воскликнул мужчина. — Ну ладно, был бы дурак-дураком, программу не тянул или там слабый какой-нибудь, больной — тогда другое дело, тогда бы я еще как-то понял. Постарался бы, во всяком случае, понять. А так — ведь все при нем! И все — псу под хвост! Вот привел его к вам, объясните хоть вы ему, если он родителей слышать не хочет. Скажите вот прямо: если есть такая возможность, должен человек учиться, образование получать?

— В общем-то, да, — осторожно сказала я.

Я все еще ничего не понимала. Андрей молчал, по преимуществу смотря в пол. Иногда поднимал взгляд на отца, и тогда из глаз отчетливо искрило. На меня парень не смотрел совсем и, по-видимому, не ждал от меня ничего хорошего. Явно отец притащил его в поликлинику насильно, по принципу «вот, пусть тебе специалист скажет, что я прав, а ты нет».

— Андрей, ты что, бросил школу?

— Да! — сказал отец.

— Нет! — сказал сын.

— Определитесь как-нибудь… — попросила я.

— Он заканчивает девятый класс и собирается уходить в ПТУ. Понимаете?

— Понимаю. А вы, значит, против?

— Конечно, против! — буквально взвился Владимир Андреевич. — А вы, что ли, были бы на моем месте «за»?! Из школы его никто не гонит, учится он без двоек, по математике и физике четверки, отнюдь не самый худший в классе. На хлеб зарабатывать пока не надо, мы его кормим-поим-одеваем. Вся семья у нас, включая бабушек-дедушек, с высшим образованием — инженеры, экономисты… Один сын, один внук — и вот, пожалуйста — Митрофанушка. Мы уж с женой голову сломали: где мы упустили? Ведь и к школе его готовили заранее, и в первых классах с уроками сидели, и в кружки водили — в судомодельный, в бассейн и на танцы…

— Погодите, погодите, — прервала я монолог отца. — Правильно ли я вас поняла, что единственным поводом для существующего сейчас конфликта является то, что Андрей видит свое будущее иначе, чем его видите вы с женой, и может быть, еще бабушки-дедушки Андрея?

— Да! — сказал Андрей.

— Нет! — сказал Владимир Андреевич.

— Еще раз определитесь, пожалуйста, — кротко повторила я.

Из продолжения монолога я узнала то, о чем уже приблизительно догадывалась. Андрей с раннего детства очень взрослый, очень самодостаточный и «очень много о себе понимает». У него есть друзья со двора, большинство из которых старше его. Они курят, имеют серьезные отношения с девушками, могут пропустить баночку пива, разговаривают с применением ненормативной лексики…

— Отец, это что, главное в человеке, да? Курит ли он? Так ты тоже куришь и пиво пьешь…

— Так я — взрослый человек!

— И они взрослые. Нормальные парни. Учатся, работают…

— Вот видите, он всегда так отвечает. С ним абсолютно невозможно разговаривать…

— Но я, с вашего позволения, все-таки попробую, — улыбнулась я. — А вы, Владимир Андреевич, пока подождите в коридоре.

* * *

Оставаться в школе Андрей не хочет. Ему там душно и неинтересно. Одноклассники меняются видеокассетами и курят под лестницей, а девчонки выслуживаются перед учителями и все время по-дурацки хихикают. Из-за двойки плачут. Иногда ему кажется, что он все еще ходит в детский сад.

Ему нравятся машины. Сейчас есть очень сложные, такие, в которых компьютеры всем управляют. Он хочет быть автомехаником. Чинить их, понимать про них все. Они с ребятами уже починили две старые машины и даже ездили на них. В училище он уже ходил, все узнавал, его возьмут, у него там друг учится, а еще один уже закончил и работает на станции. Это хорошая работа, интересная, и с людьми встречаешься, и с машинами, и деньги хорошие платят. Настоящая мужская работа. Да, все в его семье с высшим образованием. И что толку? Вечно жалуются, что начальники дураки, кто-то там развалил страну, а денег не платят. Он другой. Он не хочет ни на кого рассчитывать и жаловаться, он хочет прямо сейчас и своими руками. У него получится — он знает.

— Вы мне, конечно, не верите…

— Верю, — говорю я. — У тебя все получится. У меня друг детства, со двора — автомеханик. Очень любит свою работу.

У Андрея засияли глаза. Очень красиво.

— Отец правду сказал. Про Митрофанушку.

— ?!

— Я жениться хочу.

— Не рано ли?

— Не прямо сейчас, конечно. Но скоро. Я не хочу, чтобы просто так.

— Кто она?

— Она в медучилище учится, на втором курсе, на медсестру. Хочет потом с детьми работать, в поликлинике, или в больнице, любит их. Она очень хорошая.

— Не сомневаюсь.

* * *

Владимир Андреевич выслушал меня спокойно. Я говорила о его сыне вдумчиво и хорошо, и видела, что ему это приятно.

— А если он потом пожалеет? — спросил отец. — Ведь это возможно? А время будет уже упущено…

— Это его время. Если захочет, изменит свою жизнь еще раз. Ваш сын не из слабых, вы сами это знаете.

— Да, пожалуй…

* *  *

Прошло много лет. Действительно много.

И снова ко мне пришли отец с сыном. Серьезный отец и вертлявый мальчишка лет 12-13 — в клетчатых брюках, трех разноцветных футболках, надетых одна на другую, и с серьгой в крыле носа.

— Обезьяна! — сказал отец. — Сядь и не вертись!

Он тепло посмотрел на меня.

— Все-таки это действительно вы, — сказал он. — Столько лет. Я так рад. Вы нам обязательно поможете. Конечно, вы меня не помните, но я-то вас не забыл. И дед помнит.

— Я слушаю вас, — я поняла, что когда-то, скорее всего подростком, он сам был у меня на приеме, но не вспомнила ничего конкретного.

— Понимаете, седьмой класс, сейчас решается, кто пойдет в математический, а кто — в гуманитарный класс.

— Я — в гуманитарный! — влез мальчишка.

— Молчи! — рявкнул отец. — Гуманитарный — это только название. Туда сольют всех неучей, дебилов, социально неблагополучных и прочая. В математическом — усиленная программа по математике и физике, второй язык, хорошие учителя, все возможности для поступления в хороший вуз…

— А если я не хочу в твой «хороший вуз»? — скорчил рожицу мальчишка.

— А чего же ты хочешь? — прежде, чем разразился отец, успела вставить я.

— Я хочу быть диджеем или, если получится, вообще конферансье, — широко улыбнулся мальчишка. — Я всех смотрю, и перед зеркалом тренируюсь. У меня классно получается. Все наши ржут, остановиться не могут… А наша учительница по литературе мне даже книжку старую принесла: «Искусство конферанса». Мы с пацанами группу уже почти организовали. Название «Аурелия Аурита» — это медуза такая с щупальцами, я ее на картинке нашел…

— Учительница говорит, — сдерживая раздражение, произнес мужчина, – что он приходит на любой урок с единственной целью — рассмешить класс и, желательно, педагога. Иногда ему это удается. Я сто раз пытался ему объяснить, что у него еще будет время определиться, а сейчас надо учиться по максимуму, если ему трудно, мы наймем репетиторов, хоть по всем точным наукам, мы сами не выучились когда-то, очень рано поженились, сразу родился ребенок, я-то своей работой на все сто доволен, а вот жена до сих пор мечтает о медицинском институте… В общем, я пошел, а вы тут поговорите с ним, скажите ему прямо: если есть такая возможность, должен человек учиться, образование получать?

Кажется, я вспомнила…

— Митрофанушка? Автомеханик? — неуверенно спросила я.

Он радостно закивал.

— Не уходите никуда! — засмеялась я. — Чтобы вам потом не разочаровываться. Ведь я за то, чтобы Володя стал диджеем или кто он там… И сейчас — Володя, записывай! — дам ему координаты чудесного музыкального театра, куда как раз берут приблизительно с такого возраста, и там в программе есть актерское мастерство, сценическая речь, пластика и все такое…

Володя подпрыгнул, как на пружинке, широко улыбнулся и цепко схватил протянутые мною ручку и листок.

— Вы что-о?! — потрясенно спросил Андрей. — Я думал, вы меня — меня! — поддержите! А вы…

— Володя, все записал? Ну вот. А теперь подожди в коридоре…

* * *

Я говорила ему почти то же самое, что и его отцу много лет назад. Андрей слушал внимательно, и к концу нашего разговора начал потихоньку кивать головой.

Комментировать Всего 20 комментариев
Катерина, как всегда блестяще!

Даже пробило на слезу в конце...

Спасибо, Надежда!

Дети и родители - это практически всегда очень трогательно, потому что в основе всего - любовь, даже если и осложненная непониманием.

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина

Уревелся с утра. Начался денёк...

Микс (прочла в блоге у Лены, что Вы предпочитаете именно так), тут где-то недавно был пост о том, что плакать в общем-то полезно. Для всех - и для мужчин, и для женщин. Я это всегда чувствовала, и мне всегда интуитивно нравились мужчины, не страдающие "синдромом Чингачгука", хотя в российской популяции большинство ему категорически подвержено.

Эту реплику поддерживают: Natalia Kuznetsova, Наташа Вольпина

У меня свой опыт, сложившийся: желательно, чтобы слёз никто не видел. Мне легко: я один, могу рыдать в голос.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Павел Костин

Мне очень нравилось,

как Вы говорили "Мих". Это было индивидуально, очень-очень тепло и... не так далеко от истины.

Катерина, по поводу плакать. Есть такая версия, что слезы это потеря энергии, особенно для женщин. Как Вы на это смотрите.

Или слезы бавают разного типа?

Я сама от всего почти плачу, и от фильма очень милого, и от грустного, и от историй, за душу берущих. Потом иногда корю себя.

Понимаю, что вопрос не совсем по теме. Но если не сложно, прокомментируйте эту версию. Спасибо )

Как воспитать папу :-)

"Эй вы, задние, делай как я! Это значит - не надо за мной. Колея эта - только моя, Выбирайтесь своей колеей!"  ВВ, 1972

Катерина, интересно, как у них жестко передается этот семейный паттерн - стремление к финансовой независимости вкупе с осознанной готовностью к риску и слегка удушающая забота о "подготовке молодого бойца". Стабильное воспроизведение за 2 поколения - Катерина, а что было в семейной истории до этого? :-)

Федор, я точно не знаю, но обычно это действительно паттерн, причем передающийся по доминантному типу. Очень забавно, когда "мужскую" линию, за отсутствием наследника, берет на себя девочка-женщина. Бывает это не только у королей, но и у крестьян, и у ремесленников :))

А если и Па и Ма - Доминанты?!?

И так несколько поколений?

Катерина, что тогда происходит с детьми, скажем с 5-6 до 21 года?

Как славно описано на частном, что все в семьях повторяется - особенно то, чего, казалось бы. не хочется!

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Mix Tarshis

Катерина, у меня предложение-просьба:

В течение многих-многих лет, ежедневно пытаюсь понять причины своих семейных неудач и вдруг чуть продвинулся: мой маленький сын, первый, был паинькой и отрадой, когда мы были вдвоём. Стоило появиться его матери - превращался в невыносимое чудовище. Мать его заверяла, что с ней одной он тоже паинька. Для меня это было невыносимой пыткой, приведшей в итоге к печальным последствиям. Наверняка Вы сможете объяснить...

Это очень частая ситуация, Мих. Договорились: в следующем материале опишу один из таких случаев (у меня их было очень много, сделаю некий "микс" :)))) - а Вы дадите обратную связь, похоже или у вас все-таки было что-то иное.

Эту реплику поддерживают: Надежда Ларионова, Павел Костин

Как всегда, интересно, Катерина. Я тоже буду ждать про такой случай.

Эту реплику поддерживают: Наташа Вольпина

А меня пробило на слезу, когда он про девушку свою говорил. Все ведь от желания дать детям то, чего сами не получили. Очень хороший рассказ. Правдивый.

спасибо за текст! навел на мысли -

Очень часто родители стараются свои жизненные ценности навязать насильно ребенку. И, как всегда,  с самыми лучшими намерениями.  А они сами знаете, куда ведут. У нас друг семьи  с большим трудом и большими финансовыми затратами поступил сына в мединститут. Сам он  врач, жена тоже, вот и решили, что ребенок должен продолжать семейную традицию. На сколько сына хватило? Правильно. До первого посещения  анатомички.  Ушел, документы в тот же день хотел забрать. А потом сам подготовился, без всяких репетиторов, потупил на истфак. Сегодня защитил уже диссертацию про своего любимого Ивана Грозного, на раскопки ездит каждый год. Счастлив совершенно. А папа.... гордится, что его сын такой  увлеченный и успешный. При том, что все могло быть и иначе....

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Юлий Либ Комментарий удален

Юлий, ну конечно же Вы правы! Чудеса - они как экспромты. Лучше всего удаются, если хорошо и тщательно подготовлены :))

Эту реплику поддерживают: Наташа Вольпина

Елизавета Титанян Комментарий удален

Иногда, Елизавета, иногда, при тщательно выверенных дозах, наступает временное выздоровление. Раз в пятнадцать лет повторять всю процедуру :))

Катерина, день добрый! Успел соскучиться - не уверен что взаимно - но это и не важно :-))) Хотел похвалить вас еще в прошлый раз да постеснялся....:-))) в основном за литературную часть текстов по очень многим предыдущим статьям (описание квартиры профессора шедеврально - думаю вы помните - я без иронии... ) А по этой статье - у меня сильные подозрения, что даже в тех случаях когда родители не давят так открыто(что как правило вызывает лишь сопротивление) - они давят опосредовано так или иначе закладывая как минимум направления - мы же что то слушаем читаем смотрим куда то ездим чем то увлекаемся... и все это на глазах у ребенка - думаю что все это формирует интересы - мне кажется что все что могут родители - это увлечь, заинтересовать а давление вызывает лишь обратный эффект - ну если не забить (что вызывает отторжение с еще большей силой но чуть позже). У меня давно витала идея  - вдруг на Снобе можно сделать постоянную рубрику "наши дети" с возможностью размещения видеороликов каких то наблюдений и т.д. Народ то подобрался интересный -  а дети по мне значительно интересней родителей - думаю это пользовалось бы популярностью :-)))))

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова