Анастасия Микова /

/ Париж

«Фауст. 2360 слов» на Биеннале современного театра

В рамках Международной биеннале современного театра петербургская труппа «АХЕ» показала в Парижском театре марионеток спектакль «Фауст. 2360 слов»

+T -
Поделиться:

В труппе «АХЕ» нет ни одного профессионального актера. А шесть из семи спектаклей в их репертуаре и вовсе идут без слов и представляют собой особый вид представления, в котором действие медленно переносится со сцены в зал, а актерами становятся все — от зрителей до билетеров. Правда, «Фауст» — это исключение из правил: именно в этой постановке слова как раз есть. Но об этом я узнала не сразу. Спускаясь по ведущей в зал лестнице, я услышала громкую электронную музыку. Оказалось, что это вовсе не дискотека — так актеры труппы разогревали зрителей перед спектаклем.

Когда зрители расселись, занавес неожиданно упал, и в зале повисла тишина. На сцене появился своего рода ведущий спектакля, а вслед за Мефистофелем — и сам Фауст. Костюмом и поведением он напоминал постаревшего Джонни Деппа из «Пиратов Карибского моря».

Путешествия во времени актеры передавали через танец.

Продав душу дьяволу, Фауст не только познал все тайны Вселенной, но и придумал «докторскую» колбасу. Этому изобретению был посвящен целый эпизод спектакля. «А вкус у колбасы?! Давно меня печалил, и я создал рецепт. Лишь чуть добавил соль, и сало, и чеснок. На веточках ольхи потом коптил, посыпал тертым тмином. И ел! Смахнул слезу, запил баварским пивом. Как вкусно! Снова ел. Настолько нежной удалась колбаска, что цех купцов прозвал ее Докторской», — говорил доктор Фауст. Из-за трудностей перевода французские зрители не смогли по достоинству оценить его кулинарные способности.

Когда спектакль закончился, все желающие могли выпить с актерами прямо на сцене — в импровизированном баре.

В этом баре за бокалом красного вина мне удалось поговорить со всеми участниками труппы. Исполнивший роль Фауста Павел Семченко рассказал мне, откуда появилось число 2360 в названии пьесы.

«Ведущий» Андрей Сизинцев оказался музыкантом. Он объяснил, почему именно ему поручили единственную в пьесе роль со словами.

 

А Мефистофель (актер Максим Исаев), не делавший на сцене ровным счетом ничего и только молчаливо созерцавший происходящее, оказался автором пьесы. Я спросила у него, что означает название театра «АХЕ».

 

В общем, актеры просто выбрали эти три буквы и наполнили их своим смыслом: они решили, что буквы будут означать «Русский инженерный театр».

Напоследок я поинтересовалась у Исаева, не тяжело ли живется русскому театру во время кризиса. «Позавчера прилетели из Кореи, завтра уезжаем в Португалию, а потом в турне по Америке, — ответил Мефистофель-Исаев. — Хотите, присоединяйтесь. У нас любой сойдет за актера».