/ Нью-Йорк

Артем Оганов: Герой Раша почти убедил меня, что он король Испании

Участники проекта «Сноб» в рамках программы Premium посмотрели спектакль «Записки сумасшедшего» с Джеффри Рашем, а затем побывали на встрече с актером

Фото: AP
Фото: AP
+T -
Поделиться:

Когда Джеффри Раш появляется на сцене, сразу обращаешь внимание на его руки: длинные, с крупными ладонями, они неестественно болтаются вдоль тела — как будто ему не принадлежат. Пальцы в постоянном движении, актер словно разговаривает ими. Высокий, нескладный, в растрепанном рыжем парике, глаза подведены черным, на веках — густые светло-зеленые тени. Джеффри Раш в «Записках сумасшедшего» больше всего похож на клоуна. Сходство усиливается, когда Раша за нос кусает собака, у которой он ворует письма, — нос становится ярко-красным и немного картошкой, как у Олега Попова.

Именно с этого спектакля началось 22 года назад многолетнее сотрудничество Джеффри Раша и режиссера Нила Армфилда. Они поставили «Записки», скорее, для собственного удовольствия, а оказалось, что именно этим спектаклем определили свое будущее: Армфилд вскоре стал художественным руководителем основанного им театра «Белвуар» в Сиднее, Джеффри Раш сыграл сотни ролей в австралийском театре, а вскоре добрался и до Голливуда. Во многих постановках и фильмах ему приходилось играть людей на грани безумия, за одну из таких ролей — пианиста Дэвида Хельфготта в картине Shine — Раш получил «Оскар».

Армфилд долго уговаривал Раша снова запустить «Записки», но тот не хотел искушать судьбу, и лишь после спектакля «Выход короля» по «Королю Лиру» Шекспира, говорит Армфилд, Раш осознал, что Поприщин был его лучшим клоуном и что он скучает по нему.

«Записки» — не совсем моноспектакль, ведь Джеффри Раш на сцене не один, режиссер вывел ему в помощь героиню-служанку, не знающую языка финку. Ее (и еще две роли — недостижимой дочери начальника Софи и бритоголовой сумасшедшей из психбольницы) играет австралийская актриса Йел Стоун.

Пространство малой сцены Brooklyn Academy of Music оформлено Кэтрин Мартин (кстати, она же делала декорации к первому спектаклю в 1989 году) под мансарду петербургского дома — с протекающими окнами, жестяными ведрами, в которые капает вода, с унылой железной кроватью у стены, с разбросанными бумагами и маленьким столом с огарком свечи.

После спектакля в том же зале Джеффри Раш и режиссер Нил Армфилд встретились со зрителями и рассказали, как в самом начале карьеры на них повлияла постановка «Записок сумасшедшего», вспомнили, как в том же 1989 году ездили в Ленинград смотреть «Записки» в русском варианте.

По поводу интерпретации Нила Армфилда и Джеффри Раша участники проекта «Сноб» сошлись в одном — смотреть этот спектакль обязательно.

До 12 марта в BAM Harvey Theater, New York.

Подготовила Ксения Семенова

Комментировать Всего 20 комментариев

Джеффри Раш, на мой взгляд, гениальный актер, и постановка была чудесная. Это один из лучших спектаклей, которые я видел за многие годы. Интерпретация Гоголя, по-моему, совершенно правильная. У меня есть вопрос — насколько режиссер делал анализ с точки зрения психиатрии. И я не психолог, но мне кажется настолько убедительной эта интерпретация того, как человек погружается в безумие, и как человек ведет себя уже в этом состоянии, — можно только поаплодировать. Все симптомы, и все эти аспекты поведения сумасшедших, и то, как это воспринимают окружающие. Я себя поймал на мысли, что когда Поприщин себя убедил в том, что он король Испании — он почти убедил и меня. И в этом гениальная игра Раша, гениальная постановка, и, по-моему, гениально подмечена вот эта черта, что сумасшедшие люди порой бывают удивительно логичны и убедительны.

Как я уже сказал, я не так сильно разбираюсь в психологии и психиатрии, но, как я понимаю, одной из отличительных особенностей является крайняя, предельная логичность сумасшедших. У них логика развита слишком хорошо, и из-за этого многие математики сходят с ума. Другой вопрос, что у них логика оперирует на неполном наборе фактов, что вот в Испании пустой трон — ну, как же так, королевство без короля? Значит, должен быть король. Почему короля нет? Наверное, он чего- то испугался, наверное, по семейным причинам, может быть, ему надоело. Значит, король где-то есть, и королю, наверное, плохо. Вот я есть, мне плохо — значит, я король. И вот все эти наблюдения мне кажутся очень точными. И видно было, насколько потрясающе все это было сделано.

Ну и гениальная актриса сыграла вместе с Рашем. Я понятия не имею, кто это такая — Йел Стоун, первый раз слышу это имя, но она Рашу создала прекрасный фон. Они фактически почти на равных.

Эту реплику поддерживают: Ирина Ткаченко

Меня еще потрясло употребление музыки как дополнительная интерпретация того, что происходит у героя в голове. Звуковые коннотации, которые слышит он, но не слышат окружающие. Мне приходилось общаться с шизофрениками, меня спектакль сильно тронул еще и поэтому. И режиссер Нил Армсфелд, и Джеффри Раш действительно ПОНЯЛИ, что происходит в голове у больного шизофренией. Поняли и позволили нам заглянуть вовнутрь такой больной головы. 

Эту реплику поддерживают: Ксения Семенова

Я спектакля с Рашем ждала с нетерпением, так как нечасто в Нью-Йорке увидишь моноспектакль с блестящим актером. В Москве зрители гораздо больше осведомлены о том, что происходит в европейском и другом театре из-за рубежа, чем мы в Америке (иностранные труппы привозит БАМ, St. Ann's Warehouse и Lincoln Center Festival). В отличие от Лондона (города, как и Москва, театрального), билеты в театр на спектакли с актерами уровня Раша здесь гораздо дороже. (Так в прошлом ноябре я без труда купила билет на Бекетовский Krapp's Last Tape с гениальным британским актером Майклом Гэмбоном).

Для меня спектакль с Рашем был интересен удивительным набором фокусов актерского мастерства. И хотя сама постановка была близка к тексту оригинала, мало что я почувствовала гоголевского и ни разу не сопереживала бедному Поприщину. Аудитория на протяжении всего спектакля покатывалась со смеху, там было не до пафоса.

Во время дискуссии вопросов и ответов интересно было, как сам Раш связал суть гоголевского персонажа с современностью — актер верил, что Гоголь предвосхитил сегодняшнее положение вещей с социальной изолированностью людей с одной стороны (blogging endlessly, twitting) и иллюзиями величия с другой (как только я попаду в реалити-шоу на ТВ, сразу прославлюсь!!).

Джеффри Раш на сцене, все время перевоплощается, максимально использует возможности собственного тела. Так что, конечно, это великолепная актерская игра. Но интерпретация этой вещи, особенно в первом акте, намекает на гомосексуальность героя. Само по себе это интересно, но я не вижу в оригинале этой идеи, она был добавлена.

В его подчеркнутой манерности. Это была не просто клоунада, а гей-клоунада. Ничего плохого в этом нет — почему бы не добавить что-то новое и не посмотреть, какой будет результат, что это даст. Но мне было странно, что во втором акте это исчезло, и Раш играл просто мужчину, пусть и на грани безумия. Неясно, когда и почему произошло это изменение. Мне не хватило связи между первым и вторым актом.Мы очень много просим от Гоголя, потому что это все-таки XIX век, а он одним из первых попробовал описать психологические тонкости того, как человек сходит с ума. А потому у меня есть претензии к тому, как в этой постановке развивается логика этого процесса. Спектакль в любом случае удачный, о нем множество мнений, очень разных, и это здорово, потому что, возможно, есть надежда, что американский театр возродится.

Раньше это был очень хороший театр. Смотрите кино 20-х, 30-х, 40-х, 50-х годов. Кто играет в кино? Театральные актеры. Голливуд фактически покупал удачные постановки и экранизировал их. А потом появился «суперпродакшн», который убил нью-йоркский театр. Так мало осталось. Раньше шло одновременно 15 пьес, сейчас, может быть, одна или две.

Лет 20 тому назад. Появились дорогие постановки и масштабные проекты — вертолет летает над сценой и так далее… Но театральный рынок изменился, он теперь больше расчитан на туристов. А настоящая драматургия перестала делать кассу. Некоммерческие организации тоже отказались от постановок подобного рода.

Потом еще включился «Дисней» с его огромными деньгами. Такой спектакль должен идти четыре-пять лет, чтобы окупились все спецэффекты.

И теперь приходится настоящие театральные пьесы импортировать.

Саша, а американцы в основном по системе Станиславского играют?

После Второй мировой войны — да. Раньше это все была английская школа. Но после войны Голливуд проник в театры и все заполонил. Причем вся группа наиболее часто играющих на сцене кинозвезд — Роберт де Ниро и так далее — работает по системе Станиславского. Но вот если King’s Speech, где играет Джеффри Раш, возьмет все «Оскары», это станет своего рода возвращением и триумфом английской театральной школы.

А где же здесь английская театральная школа? Раш учился во Франции у Лекока, потом все время работал в Австралии.

Это один из самых блестящих спектаклей, которые я видел за всю свою жизнь. С точки зрения актерского мастерства.  В хорошем моноспектакле актер всегда выкладывается. Но здесь мы видим в отличие от, скажем, Мамонова, еще и актерское мастерство. Мамонов тоже безбашенный, сумасшедший, безумно харизматичный и сильный, но он делает это из-за того, что он действительно такой — чокнутый. А Джеффри Раш безумствует с тонким актерским расчетом и холодной головой, поскольку он профессионал.

Эту реплику поддерживают: Артем Оганов, Катерина Инноченте

Все говорят, что это очень английский метод игры, очень отличающийся от русского.

Действительно принципиально отличается. Я, признаться, совсем не понимаю русскую школу. Мне всегда кажется, что актеры чудовищно переигрывают, и получается, если честно, очень старомодно. Я не говорю, что это плохо, но это две абсолютно разные школы. Русская всегда очень наигранна, очень искусственна. А здесь ведь тоже нельзя сказать, что сильно реалистично, но, по крайней мере, здесь это как жест комедийного актера. Мне очень нравится пластика, нравится, как он ходит, как двигается, очень выразительные лицо и руки.

Эту реплику поддерживают: Катерина Инноченте

А как тебе такая интерпретация Гоголя?

В принципе, драматически верно, и пересказано довольно близко к тексту — ну все, кроме служанки. Служанка вышла не очень.

Ну, это такой дает подтекст, которого нет у Гоголя. По крайней мере, я не помню, чтобы была какая-то служанка, которая в него влюбилась. А в остальном, что касается интерпретации Гоголя, мне кажется, все очень здорово. Если не так — тогда как ставить Гоголя? Я не представляю, как по-другому это делать. При этом было сделано все то, что необходимо любой комедии. Ты не можешь смеяться над юмором полуторавековой давности, это не работает, комедию обязательно надо осовременить. И в этом спектакле ничего не бросается глаза. И он осовременивает, но при этом очень четко улавливает страшные, хищные, завистливые, параноидальные тревоги — очень гоголевские тревоги маленьких людей.

Я не вижу никакого несовершенства в этом спектакле. Раш гениален в этой роли, и гораздо более восхитителен, чем, скажем, в фильме "Речь короля" - просто в силу того, роль психотерапевта не дает ему развернуться.

Какое редкое ощущение меня посетило вчера - три слова всего: вот это да! 

Как же можно так играть? Ведь знаешь, что это актерское мастерство (первый акт мучительно отбрасывала ассоциации со Смоктуновским),  но были моменты, когдя я теряла грань в восприятии между театром и жизнью. Раш стирает эту грань с такой же легкостью, с какой играет со зрителем, внезапно отдавая ему подержать на секунду свою  чашку.

А его сверчок на стуле? А крик отчаяния, когда догорает свеча, унося возможность писать, писать в своем дневнике...

Чудесная деталь -  разрушение четвертой стены между сценой и зрительными залом практически сразу. Раш реагирует на импровизацию музыкантов (которые, если верить программке, вольны были вытворять, что хотели, лишь бы гармонично вливались в повествование, и справились с задачей блестяще) . В какой-то момент он обращается к музыкантам, озвучивающим скрип его пера по бумаге, но так тонко и иронично, и так пОходя, что этой маленькой деталью устанавливает еще один уровень диалога: он как бы смотрит на происходящее со стороны, как и мы, зрители. 

Пластика и мимика Раша в первом и втором актах совершенно разная, раздевшись, он движется совершенно по-другому босиком, чем в ботинках. И взгляд оторвать от него невозможно - он меняется каждое мгновение спектакля. Движется так бесподобно, что можно убрать звук - и мы все равно поймем, что имеем дело с сумасшедшим. Попробуйте пройтись по комнате как слегка тронутый, или как сумасшедший. Он - проходит. Как же жаль, что нельзя фотографировать! 

Поприщин, конечно, в исполнении Раша не русский бюрократ, но это совершенно неважно.

Как легко он вызывает смех в зале - приподнимая только бровь или слегка удлинняя паузу.  А еще сказал, что уставшим чувствовал себя  в этот день с утра - боялся, не хватит заряда на хорошую игру. Если Раш - такой - усталый, то по сравнению с ним  у простого смертного пульс не  прощупывается в бодрый день.

Меня восхитило в нем всё - невозможное совмещение комичного и трагического, мимика и движение, и легкость, легкость, с которой он завораживает.

А когда в последней сцене он, развернувшись к залу, обращает к зрителям слова мольбы к матери, зов о помощи своему несчастному больному ребенку:

"Hug the poor orphan to your heart. There is no place left on earth for him. He has been abandoned. Mother, take pity on your poor sick, sick child!"   ---

не знаю как вы,  у меня выступили слезы. Слезы от ощущения человеческого кошмара, который заставляет ощущать Джефри Раш - кошмара мерцающего, двоящегося сознания безумного. 

p.s. И согласна с Артемом: актриса по имени Стоун не только не потерялась на фоне Раша - просто заявила о себе во весь голос.

Эту реплику поддерживают: Ксения Семенова, Катерина Инноченте

А ужин после спектакля и встречи состоялся?