О роли везения в галерейном деле

Британский галерист Филип Моулд знает, как купить старого мастера за 200 долларов

Иллюстрация: www.philipmould.com
Иллюстрация: www.philipmould.com
+T -
Поделиться:

«Как-то пару лет назад я просматривал портреты, которые предлагались на ebay. Все выглядело весьма уныло, но одна из картин меня зацепила. В описании, сколько я помню, значилось: "Американская школа. XIX век". На полотне был изображен моложавый человек, затянутый в добротный коричневый камзол. Я увеличил изображение и поразился, насколько голова отличалась по уровню исполнения. Великолепно прорисованное обаятельное лицо притягивало взгляд; анатомически неправдоподобное тело вызывало тоску. Приглядевшись к манере написания глаз и рта, я заключил, что работа по всем признакам является ранним Гейнсборо».

Это абзац из книги британского галериста Филипа Моулда, уже второго его документального арт-детектива («В поиске утерянных старых мастеров» вышел 15 лет назад). В обоих Моулд рассказывает о своих невероятных находках.

За Гейнсборо (интуиция арт-дилера не подвела) он выложил меньше 200 долларов, считая доставку. После тщательной реставрации портрет (оригинальное имя было утеряно, и Моулд прозвал неизвестного в камзоле Мистером Ebay) был продан за сумму, позволившую его галерее безбедно существовать несколько месяцев.

Что это было? Везение? Моулд уверяет, что весь его секрет заключается в тщательном изучении общедоступной информации. «История искусства чем дальше, тем больше приобретает общественно-политический налет, картины интерпретируются в феминистском или любом другом ключе. Но сам-то я просто натуралист. Я считаю, что открытый вид нужно сначала описать, а лишь потом обсуждать его. Поэтому меня интересует физический аспект картины», — объясняет арт-дилер свой подход в новой книге.

«Когда делаешь такие открытия, начинаешь чувствовать себя охранником, открывающим настежь тюремные ворота», — говорит галерист о случае с Гейнсборо. Он рассказывает, что у каждого художника своя манера писать лица и что задача подавшегося в сыщики дилера — всего лишь правильно их опознать: «Ученые могут выдвигать теории, а потом их пересматривать. Но если я заплачу за вещь два миллиона чужих денег, а она окажется подделкой, то изменить это будет уже нельзя»).

И все же, сколько бы ни говорили о тайнах живописи, далеко не каждый романист (будь он сам Дэн Браун) действительно сможет разгадать хотя бы одну из них. Да и не каждый галерист возьмется за книжку о скрытом амурном послании, обнаруженном на портрете королевы Елизаветы I.

Получается, что везение для галериста все же самое главное.

А случались ли у вас удачные находки?