Сергей Николаевич /

Умерла Элизабет Тейлор

Эта женщина была гением пиара: все ее любови всегда были «на большом экране», а съемки каждого фильма превращались в роман с продолжением

Фото: Burt Glinn/Magnum Photos/Agency.Photographer.ru
Фото: Burt Glinn/Magnum Photos/Agency.Photographer.ru
+T -
Поделиться:

Элизабет Тейлор бесконечно много болела — с самого детства. Еще в двенадцать лет на съемках National Velvet  она свалилась с лошади и повредила позвоночник: все знали, если Лиз не подходит к телефону — это значит, что у нее болит спина. Все остальное у нее болело тоже, и это было частью ее великого мифа: она что-то постоянно себе вырезала, от чего-то лечилась, что-то мужественно преодолевала. То у нее было что-то с сердцем, то с мозгом, а однажды она подавилась крылышком цыпленка — каким-то образом косточка вошла в трахею. Она тогда чуть не померла, ей вызывали «скорую». Но на следующее утро на всех первых полосах газеты была она, Лиз Тейлор. Не самый легкий способ, чтобы прославиться. Но эта женщина никогда не искала легких путей. Вообще, она умела «занимать пространство», и все события в своей жизни, как трагические, так и вполне себе радостные, превращать в шоу. По-своему она была гением пиара. И тут она переиграла даже Мэрилин Монро. В заочной дуэли главной блондинки и главной брюнетки Голливуда победила брюнетка Лиз. Она выиграла бой с жизнью и получила все, что хотела — любовь, признание, славу, бриллианты.

Все любовные переживания всегда были «на большом экране», а съемки фильмов превращались в роман с продолжением. Лиз хорошо знала, как устроен этот мир, и умела этим пользоваться. К тому же, она была превосходной актрисой. Два главных ее кинотрофея — два «Оскара» — достойное подтверждение ее актерского класса. Она гениально сыграла Марту в «Кто боится Вирджинии Вульф» и была замечательной Катариной в «Укрощении строптивой» у Дзеффирелли. Это фильмы самого звездного ее периода: они с ее пятым мужем Ричардом Бартоном были самой звездной парой 60-х годов, получавшей миллионные гонорары — колоссальные по тем временам деньги. Они жили на полную катушку, оправдывая свой статус главных звезд эпохи: покупали бриллианты, коллекционировали импрессионистов, катались на яхтах, усыновляли детей — то есть делали все то же, что делают сейчас Джоли и Питт, но только без всякого унылого ханжества и стыдливой игры в политкорректность. Тейлор любила меха, драгоценности, любила хорошо выпить, она любила жизнь. Может, поэтому так и цеплялась за нее до последнего. С Бартоном они развелись, потом поженились снова, потом развелись опять. Они сохранила все его письма, а одно из них оставалось при ней до последнего вздоха.

Дальше были еще два брака (один с сенатором, другой с дальнобойщиком), но о них, можно сказать, позабыли. А вспомнили про Элизабет Тейлор снова и всерьез, когда она стала королевой Международной антиспидовской кампании. Она собирала миллионы в помощь больным СПИДом, а особенно много их было, как известно, в восьмидесятые в голливудских артистических гейских кругах, где ее боготворили. Она вдруг почувствовала себя такой мамашей, которая должна за них всех быть в ответе — и фактически именно благодаря Лиз, сверкавшей со всех трибун и благотворительных действ своими фиолетовыми глазами, СПИД и все, что с ним связано, перестали воспринимать как позор — он стал горем и национальной трагедией. Именно Тейлор придала этой кампании и масштаб, и формат.

После нее осталось четверо детей, трое из них — ее собственные, а одну девочку они с Бартоном удочерили.

Она действительно сделала много хорошего, достойно и красиво прожила жизнь. И при этом постоянно чувствовала себя связанной с большим количеством людей, которые ее помнили, любили, для которых она была не только великой звездой Голливуда и мифом, но и такой всеамериканской mammy, которая была всегда. Ведь она начала сниматься совсем маленькой  девочкой. В то время было принято, что студия выбирала молодую актрису и растила из нее звезду. Эта звезда принадлежала компании, и все, что с ней происходило, — все становилось частью ее истории, которую компания так или иначе продавала, рекламируя фильмы. Лиз — последняя великая звезда Голливуда, которая принадлежала этой системе, была ей выпестована, потом с этой системой порвала и стала независимой актрисой, снимавшейся, у больших режиссеров. В этом смысле ее смерть — это завершение Золотой эпохи Голливуда.

Поскольку хворала она постоянно — заголовки вроде «Лиз умирает», «Последние слова Лиз» начали пестреть во всех бульварных газетах уже с конца пятидесятых годов. Наверное, апогея эти слухи достигли, когда погиб ее третий муж, кинопродюсер и киномагнат Майкл Тодд: разбился в самолете, который по иронии судьбы назывался «Лиз». Тейлор тогда сильно заболела, и многие считали, что конец ее близок. Но ведь недаром говорят, что те, кто много болеют, те долго живут. Лиз дожила до своих семидесяти восьми лет, окруженная детьми, внуками и даже правнуками. Она никогда не была отделена от мира, как Грета Гарбо, стенами, решетками и солнцезащитными очками, а всегда продолжала общаться с этим миром и людьми, которые ее любили, и никогда не делала никаких тайн из своей жизни, потому что прекрасно знала: любая тайна в конце концов будет раскрыта — так пусть она предстанет в ее режиссуре и в наилучшем освещении. Как опытная актриса, она знала, как важен правильный свет. В этом смысле Элизабет Тейлор была абсолютный homo ludens, человек играющий, актриса до мозга костей. Другой такой больше нет и не будет.

Комментировать Всего 14 комментариев

Спасибо,  Сергей...   красивая   судьба.....  я  прямо  вдохновилась  и  расчувствовалась....  мужественная  женщина,  а  женственности   своей   никогда  не  теряла...

В прошлом году вышла потрясающая книга Furious Love о любви Тейлор и Ричарда Бартона. Очень рекоменндую. Там с ее разрешения были напечатаны почти все его письма к ней. И это, я Вам скажу, настоящая литература.... и настоящая любовь.  У Бартона был несомненный литературный дар, загубленный актерством, алкоголем и отчасти Элизабет, на которую требовалась уйма сил и денег. Но люди были необыкновенные. И судьбы, и роли, и письма ... Сейчас на все это взираешь, как на сокровища Тутанхамона. По странному совпадению я жил  в гостинице "Ленинградская", как раз когда она снималась у нас в ужасной "Синей птице,  и мне показывали на нее издалека: "Вон идет Элизабет Тейлор" .  Маленькая, приземистая, полноватая дама с очень накрашенными фиолетовыми глазами и с собачкой - йоркширским терьером, которых в Советском Союзе тогда еще не водилось.  Я и сейчас слышу ее довольно высокий, писклявый голос: "Darling, come on". Если соберусь писать мемуары, озаглавлю их по аналогии с известным полотном Комара и Меламида : "В детстве я видел Элизабет Тейлор".           

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss

Вот и закончилась Великая эпоха когда-то Великого  Голивудского кино, Великих романов и Великих красавиц-актрис. Прощай, Элизабет!

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина

Светлая память!

Светлая память! Давным давно, ещё в советские времена привезла её книгу. Смешное, дурацкое название - провокация, как всё у неё "Elizabeth Takes Off" (on weight gain weight loss self-image & self esteem).  Выкинула с тех пор горы литературы. Её - стоит на полке: нет там ничего про weight gain/loss. Самое главное - между строк.

Правильно, Сергей. Она умела жить, умела дружить, грешить, воскрешать себя из пепла. Она - грандиозная актриса и женщина.

Она говорила: кома - моё естественное состояние. Вот я себе с тех пор так и говорю частенько. :-)))

PS Решила погадать на её книге пока писала комментарий. Выпало: I have a wll of iron.

Не знаю, так ли она бы сказала сегодня нам?

Сергей, Вы уверены, что Лиз согласилась бы с Вашей оценкой Джоли и Питта?

то есть делали все то же, что делают сейчас Джоли и Питт, но только без всякого унылого ханжества и стыдливой игры в политкорректность

Эту реплику поддерживают: Наташа Вольпина

Нет, не уверен. Хотя то, что Элизабет не была ханжа, - это точно. Во всем, что она делала, никогда не было оглядки на общественное мнение, на политические  тренды и т.д. Она сама создавала тренды. В ней была страсть, но не было оголтелости, были щедрость и великодушие, но не было ложного пафоса. И еще в ней была потрясающая самоирония, которой так не хватает нынешним звездам.           

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss, Максим Зарубин

Прекрасная статья

Великолепная женщина, яркая судьба. Действительно последняя великая звезда Голливуда.

Про удочеренную девочку, только хочу заметить. По моему это не совсем чужой ребенок. Разве это не была дочь Тодда от первого брака?

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss

Ирина, я читал, что ребенка она хотела усыновить, еще когда была замужем за Эдди Фишером, потом случился "роман века" с Ричардом Бартоном, и проект "новый ребенок" был осуществлен уже с ним. Девочка была совсем слабая и больная. Лиз много ею занималась. Но в конце концов все обошлось. Всего у нее четверо детей: двое парней от Майкла Уайлдинга, дочь от Тодда Лиза и Мария Бартон.      

Спасибо за разъяснения!

"Еще в двенадцать лет на съемках Blue Velvet"...

Простите, Сергей, за занудство :), но по-моему фильм называется не BlueVelvet, а  National Velvet.  BlueVelvet – это Дэвид Линч

Вы абсолютно правы. Конечно, National Velvet! И Дэвид Линч тут ни при чем. Обязательно исправим. Спасибо!

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova

Да, конечно, не за что. Просто Blue Velvet гораздо более известен, легко перепутать. 

"... усыновляли детей - то есть делали все то же, что делают сейчас Джоли и Питт, но только без всякого унылого ханжества и стыдливой игры в политкорректность."

Сергей, я понимаю, что Вы хотели лишний раз похвалить Элизабет Тейлор, но не могу понять, почему это надо делать, походя пнув (лягнув) людей, которые делают доброе дело детям? Если люди сделали доброе дело, тем более детям, то вопрос о том, что они это делали политкорректно, или, с нашей точки зрения, по ханжески - сотый по важности, IMHO. Если человек делает доброе дело, для этого показывая свою голую задницу из окна квартиры, то я все равно буду относиться к нему с уважением.  

Степан, я согласен, что любые добрые дела требуют точных и уважительных слов.  Но мне-то хотелось донести нехитрую мысль, что эти добрые дела лучше выходят у тех, кто делает их без жертвенного пафоса и лишней помпы. Когда Тейлор усыновляла больного ребенка или продавала свои бриллианты для голодающих детей Лесото, она не сопровождала это программными заявлениями "про гуманизм, милосердие и борьбу за мир во всем мире".  Она делала это потому, что это было для нее органично - помогать, опекать и, поддерживать тех, кто в ее помощи нуждался. Может, поэтому для нее было так естественно ринуться в бой и возглавить борьбу в поддержку людей, больных СПИДОМ. Это я все к тому, что, конечно, прекрасно, когда делаются добрые дела, но все-таки важно и как они делаются тоже. Для публичных людей важен не только сам жест, но и красота жеста. Думаю,  это получалось у Тейлор еще и потому, что как актриса она была несравнимо лучше, чем Джоли.                                  

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova