Анастасия Микова /

/ Париж

Персональная выставка девятнадцатилетнего фотографа

У многих галерей едва хватает сил на две выставки в сезон, а Russian Tea Room устраивает вернисажи почти каждый месяц. В мае здесь выставляли работы Дмитрия Соколенко, а в июне открылся проект фотографа Тани Лешкиной

+T -
Поделиться:

 

Лешкиной девятнадцать. Она увлеклась фотографией в 14 лет, а в 17 уже начала делала снимки для самых разных изданий. В прошлом году одна из ее фотографий оказалась на обложке итальянской версии журнала Vice. Именно этот снимок некий французский коллекционер купил прямо на вернисаже.

 

Лешкина объяснила мне, что  слово Voidenity, как называется ее выставка, образовано из void и identity (то есть «пустота» и «личность»). Герой большинства выставленных работ — сама Таня, снятая на белом фоне. Она всегда как будто находится на волосок от падения, но что-то удерживает ее.

 

 

 

Большинство фотографов, с которыми работает хозяйка галереи Лиза Фетисова, можно назвать детьми XXI века. Они хорошо разбираются в технике, карьеру свою начали не в профессиональной фото-школе, а просто выкладывали любительские снимки в Интернет. Так было и с выставлявшейся здесь не так давно Дуней Захаровой, и с Дашей Ястребовой, и с Олегом Ду. Таня Лешкина решила не останавливаться на достигнутом и поступила в прошлом году в лондонский Chelsea College of Design. Я спросила Лизу Фетисову, как она относится к такому повороту в жизни Лешкиной.

 

В это время сама Таня Лешкина в шортах и в туфлях на высокой платформе увлеченно рассказывала кому-то, почему Париж самый ужасный город на земле. Потом она объяснила мне, что считает себя скорее художником, а не фотографом. А когда я попросила ее подробнее рассказать про проект Voidentity, то заявила, что собирается с ним завязывать.

 

 

Оказалось, что Лешкина увлечена не только фотографией, она также коллекционирует черепа и кости.

 

 

Мнения посетителей о Voidentity разделились. Кому-то это нравилось, другим фотографии Лешкиной казались безжизненными и холодными. Ценитель русского искусства Пакита Эскофе (Paquita Escofet), которая переехала из Франции в Россию после развала СССР и за 20 лет собрала внушительную коллекцию современных русских художников, поделилась со мной впечатлениями о проекте.

 

 

Эскофе рассказала мне, что обнаружила себя на многих снимках, выставленных в Москве на выставке «Хулиганы 80-х». По ее мнению, искусство русских художников-неформалов того периода было «более диким и поэтому более настоящим». Пока мы разговаривали, из галереи Guillet Arcane, что напротив, стали доноситься необычные звуки. Оказалось, что там проходил вернисаж корейской художницы Жоан Лим, а на национальных инструментах играла ее соотечественница Юн Хе Ким.

 

 

Заслышав эти звуки, публика перешла через дорогу — и из России попала в Корею.