Екатерина Руднер, Павел Рыбкин

/ Москва

Максим Ноготков: Как стать миллионером к двадцати годам

Максим Ноготков собирался стать программистом. Потом акробатом и клоуном. Бился на боксерском ринге. После вдруг отправился на Митинский радиорынок, чтобы торговать  китайскими калькуляторами. А в результате стал одним из самых успешных молодых бизнесменов России.

Фото: Олег Никишин
Фото: Олег Никишин
Максим Ноготков
+T -
Поделиться:

К двадцати годам Максим Ноготков стал миллионером. Сейчас ему 32. Между прочим, юбилей — 20 лет в бизнесе. В школе учился на «хорошо» и «отлично». Ходил в Дом пионеров на занятия по информатике. Мечтал стать программистом. И внешне никак не походил на прирожденного бизнесмена (тем более что и слова такого еще не было в обиходе).

Фото: из личного архива Максима Ноготкова
Фото: из личного архива Максима Ноготкова
Максим Ноготков

Ноготков копировал, а иногда и сам писал программы на БК 0010-01 — первом в СССР бытовом компьютере.

Компьютер БК 0010-01

А в 12 лет он стал эти программы продавать. «Сначала было немного стыдно, — признался Ноготков проекту «Сноб». — Сказывалось интеллигентское воспитание, но потом это все как-то само собой прошло и рассосалось». С программ Максим Ноготков переключился на телефоны с определителем номера. Закупал комплектующие, отдавал их на сборку умельцам во ВНИИЧермет, готовую продукцию отвозил на Митинский радиорынок. Бизнес расширялся. К телефонам добавились калькуляторы и аудиоплееры. Параллельно Ноготков как-то умудрялся учиться в МГТУ им. Баумана (информатика и программирование). На первом курсе был все еще отличником. Однако на втором провалил экзамен по физике и взял академический отпуск. Тогда же, в отпуске, зарегистрировал компанию «Максус» (после 2004 года — «Связной»). Хотел вернуться в Бауманку, но вместо этого взял еще один академический, а затем уже окончательно бросил учебу и переключился на бизнес.

В какой-то момент жизнь Максима Ноготкова могла круто измениться. Например, он мог стать акробатом. Или даже боксером.

Сейчас трудно представить себе Ноготкова выступающим с клоунскими репризами или болтающимся под куполом цирка на трапеции. Но еще сложнее — на боксерском ринге. Даже странно, что он не просто увлекался этим спортом, но и занимал призовые места. Странно не потому, что Максим Ноготков — человек мягкий. Дело в другом — в его принципиальном неприятии самого духа конкуренции и соревнования, в убеждении, что задача побеждать — недостойная. По крайней мере, теперь он считает именно так. Особенно после того, как его «Связной», именно отказавшись от задачи догнать и перегнать «Евросеть», своего главного конкурента, в конечном итоге оказался победителем.

Сегодня «Связной» — единственный независимый ритейлер на рынке сотовой связи, и компания не намерена уступать своих позиций. Однако сам Ноготков думает не столько о сохранении и консервации, сколько об освоении новых рынков, и в частности о розничной продаже финансовых услуг, которой начал заниматься в прошлом году. «Я считаю, что в России это недоразвитая индустрия, — рассказал Ноготков проекту «Сноб». — До сих пор 90% людей сначала снимают деньги с карты в банкомате, а потом уже идут с ними к автомату по приему платежей и вносят их под какие-то там проценты. Но зачем? Совершенно очевидно, что ситуация должна поменяться. Здесь есть колоссальная дыра, которую надо заполнить. А кроме того, я уверен, что развитие рынка финансовых услуг поможет и "Связному" расти дальше».

Это и есть ключевые слова — «расти дальше», «развиваться». Иной мотивации для себя Ноготков, похоже, не знал никогда. Деньги под какую-то конкретную покупку ему даже в глубоком детстве не особенно требовались. За единственным исключением. «Когда мне было лет десять, — вспоминает он, — я все свои сбережения тратил на марки. Альбомы до сих пор лежат где-то у родителей в квартире. А после марок у меня никогда не было цели что-то купить».

«Интересно» и «расти дальше» — это не означает всякий раз какой-то радикальной новизны. Да, сегодня то и дело приходится слышать, будто жизнь меняется так стремительно, что человеку чуть ли не каждые три-пять лет нужно переучиваться, а уж раз в семилетие вообще все начинать с нуля. Но Ноготков в этом смысле консервативен. «У меня лично жизненный опыт укладывается слоями, — говорит он. — И я не считаю, что нужно регулярно делать обнуление или перезагрузку. Другой вопрос, что человек всегда должен быть открыт новому. Готов к риску, к игре, к решительным поступкам. И если его внутренняя свобода такова, что он может отказаться от своих прежних взглядов, то это скорее хорошее качество».

А когда такая свобода только подтверждает правильность сделанного однажды выбора, то это еще лучше. Поэтому Ноготков не считает нужным насаждать в компании железную дисциплину.

Отношение людей к работе, их заинтересованность в ней, свобода в принятии на себя ответственности за новые проекты — все это для Максима Ноготкова гораздо важнее и ценнее духа соревнования. «Если куда-то попали, значит там и была наша цель». Это в самом деле мудрый поход, хотя он существенно отличается от обычных представлений о том, как делается бизнес.

Конечно, Максим Ноготков не питает особых иллюзий относительно работы крупных компаний: «Очень многое меняется, когда количество твоих сотрудников сначала переваливает за сотню, потом их становится 400, 500, 1000... Когда всех знаешь в лицо, управление носит почти семейный характер. Но потом приходится выстраивать отношения несколько по-иному». С другой стороны, Ноготков отдает предпочтения именно «семейным» компаниям. «Они работают лучше, — говорит он. — Хотя бы потому, что в них люди принимают долгосрочные решения: на 5 или 10 лет. А обычная компания живет от квартального отчета до квартального отчета. И менеджеры следят только за тем, чтоб были счастливы нынешние акционеры, которые их сегодня купили, чтобы завтра с выгодой перепродать. У нас, конечно, не все так грустно, но и я больше чем на три года вперед никогда ничего не планирую».

На вопрос, готовит ли он себе в преемники сына, Ноготков ответил в своей обычной манере: «Пока ребенок не подрастет и сам не скажет мне, что хочет продавать мобильные и жить без этого не может, я его ни к чему специально готовить не буду. Получится так случайно — значит получится. Не получится — значит нет».

Ноготков уверен, что деньги никак не влияют на человека. Это он проверил на себе: даже после первого, самого желанного миллиона в голове ничего особенного не происходит. «Просто ставишь мысленно галочку "сделано" и все. Это примерно то же самое, как сказать себе: "Завтра я проснусь в 8 утра". Если получилось, то ставишь новую цель, например, проснуться в 7.30. Что тут особенного?»

 

Павел Рыбкин, Екатерина Руднер

Комментировать Всего 2 комментария
долги дочки

Немного странно видеть такую хвалебную заметку, в тот момент, когда дочерней компании предъявлены налоговые претензии в 2,7 млрд рублей. И которые, судя по информации "Ведомостей", "Связной согласился выплатить. Вполне вероятно, что данные сведения не ложатся в формат сайта Сноб, но все-таки именно сейчас интересно, что думает основатель компании о подобных претензиях и о том, почему такая ситуация возникла с его компанией.

Дмитрий Муравьёв Комментарий удален

Вот поэтому я не очень рада, что "Сноб" открыли для всех желающих. Начались комментарии завистников и неудачников. А вот он такой-сякой, неизвестно где деньги взял, да наверное украл, да и я так могу, да и бизнес у него не бизнес и т.д и т.п. Скучно, господа, и банально. Прямо-таки диалог сантехника Васи с собутыльником Петей после 3-его стакана.

Дмитрий Муравьёв Комментарий удален