Алексей Жеглов: 
Брестская крепость отметила юбилей карнавалом

Как отмечают начало войны в стране, все еще верной идеалам СССР

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
+T -
Поделиться:

21 июня в 16 часов в Брест приехал так называемый «поезд памяти». В пресс-релизах и для общественности торжественно сообщали: на нем прибудут ветераны войны из Белоруссии, России, Украины, Молдавии, Польши и других государств. Сам поезд по-бутафорски раскрашен «под старину» и чем-то действительно напоминает составы тех лет — по крайней мере, такие поезда нам показывали в старом советском кино. Для солидности победный поезд заставили встречать всех активистов местного комсомола (так неофициально здесь называют республиканский союз молодежи). Школьницам, наряженным в форму полевых медсестер, выдавали букеты с ромашками, которыми по прибытии состава нужно было с истошными криками махать, приветствуя победителей. На самом же деле в поезде было всего шесть ветеранов. Из вагонов стали вываливаться молодые ребята, одетые в соответствии с их представлениями о войне  70-летней давности и с таким помятым видом, будто они и правда с войны.

«Фигассе, и они тоже ветераны?» — донеслось из толпы встречающих. Одно дело — терять свое личное время ради чествования «авторов Победы», и совсем другое — делать вид, что искренне хлопаешь в ладоши и визжишь от восторга перед членами малопонятных патриотических кружков и клубов с россиянами из Хабаровска. Для собравшихся организовали концерт-капустник  и даже выступил мэр Бреста Александр Палышенков. Общий посыл его речи можно уместить в одну фразу: война — это плохо, а те, кто на ней был, герои, о которых никто не забудет. Семиминутный монолог, естественно, в лучших советских традициях был зачитан по бумажке. Вообще, все поздравительные речи в тот вечер были какими-то особенно малоинформативными и слишком помпезными — как во время парадов 9 мая.

После концерта всех «победителей» позвали в центр города, на пешеходную улицу Совесткую. Там «комсомольцы» и согнанные туда же учителя «воссоздавали атмосферу мирного времени Бреста 70 лет назад». Вместо обещанного костюмированного шоу получилась обычная пьянка.  Шесть настоящих ветеранов вели себя довольно скромно, а вот «солдаты», щеголяющие в затертых гимнастерках из России, как и положено вернувшимся с войны бравым ребятам напивались до полусмерти и хватали официанток за попы. Со стороны происходящее напоминало скорее обычный праздник города, на котором всегда много доступного алкоголя и всегда мало — чувства и понимания. Еще там. конечно, были танцы под радиолу, но они мало кого интересовали.

А с двух ночи непосредственно в Крепости тоже было торжество: и танцы под военные песни, и полевая кухня, и милиция, проверяющая на подходах все сумки. Молодежь подготовилась к празднику основательно: запрещенная на мероприятии водка была предусмотрительно разлита подростками в бутылки с кока-колой. Пили прямо у памятника «Жажда» — небольшими глотками, передавая бутыль с коктейлем по кругу. Кто накачался и не дождался официальных мероприятий (они начинались в четыре утра) — особенно много не потерял. Было много пафосных речей, маршей и даже реконструкция боя за Брестскую крепость — десятки солдат-срочников с автоматами с холостыми патронами, разодетые в нацистскую форму, «штурмовали» таких же срочников, но «советских». Мощнейших петард, звуковых и дымовых гранат взорвали около сотни, но особого впечатления ни на ветеранов, ни на специально согнанную на полигон молодежь, представление не произвело. Всем стало скучно уже через 15 минут после начала действа.

За всей этой буффонадой большинство не разглядело главного: все эти акции «памяти» и торжественные речи сегодня не нужны ни молодым, ни взрослым, ни престарелым ветеранам. Но они очень нужны режиму Лукашенко, который попытался сохранить СССР в одной отдельно взятой бывшей советской республике. Масса журналистов, включая китайских, запечатлела, например, речь губернатора области Константина Сумара и других выступавших. Смысл их посланий неизбежно был один: действующая власть добилась белорусской независимости, а сейчас у нас хотят ее отнять, а потому, как бы ни было трудно (читай: как бы глубоко не загнал Белоруссию кризис), нужно держаться и сохранять порядок — так, как держались наши деды. В речи главного областного чиновника слова «Александр Григорьевич Лукашенко» звучали как минимум трижды. А когда ветеран призвал строить «сильную и процветающую Беларусь» — точно так же, как неустанно призывает Батька, — было уже даже не смешно.

Все эти патриотические акции и митинги, которые в Белоруссии проходят с завидной регулярностью, хоть и кажутся поначалу смешными и бестолковыми, на самом деле несут важную пропагандистскую функцию. И на самом деле эффекта от них не может не быть: если сто раз подряд услышать про себя «идиот», рано или поздно ты в это поверишь.