Юра Окамото /

Дело о спущенных трусах и Киотской башне

Японское школьное начальство заставляет дружить и запрещает драться

Фото: Corbis/Fotosa.ru
Фото: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

В школе, где учатся мои дети, недавно произошла такая история. Несколько пятиклассников перед уроком физкультуры начали хвастать, у кого какие трусы, и демонстрировать их друг перед другом, приспуская шорты. «У меня в клеточку!». «А на моих машинка!» «А на моих — Ампанман!» — заявил один ребенок, передвигающийся на инвалидном кресле. Для неискушенных поясняю: Ампанман — булкообразный супермен японского мультфильма для дошкольного возраста, имя которого в буквальном переводе звучит так: «Человек-Булка со Сладкой Бобовой Начинкой». Поскольку инвалид сам показать свои трусы не мог (или не хотел — кто теперь разберет?), а взглянуть на Ампанмана хотелось всем, кто-то дернул его штаны вниз, трусы слезли тоже, обнажив не только пресловутого Ампанмана, но и самое дорогое. Все похихикали, трусы и штаны были возвращены на полагающееся место и дело, вроде бы, на том и кончилось.

Но одна из матерей, услышав от сына эту историю, решила спросить у учителя, не обиделся ли тот паренек с инвалидностью. Учитель, узнав о происшедшем от нее, немедленно доложил обо всем директору, который страшно испугался огласки, а то и суда, тут же созвал Комиссию по Разработке Курса Дальнейших Действий по Делу о Трусах и Самом Дорогом, вся компания была вызвана в кабинет директора и допрашивалась десятком учителей в течение трех часов, во время которых детям нельзя было даже сходить в туалет. Вопросы задавались одни и те же: «Ты смеялся, когда увидел самое дорогое инвалида?» «Тебе было смешно потому, что он инвалид?» И, самое главное: «То, чем вы занимались, было идзимэ

Слово «идзимэ» появилось в начале восьмидесятых годов, очевидно, под влиянием Запада, и является наиболее близким японским эквивалентом английского слова «bullying», означая издевательство нескольких учеников над одним. В 1979 году произошла нашумевшая история с самоубийством школьника, который в предсмертной записке написал, что к смерти его подтолкнуло идзимэ со стороны одноклассников. По уверениям моих друзей-японцев, в восьмидесятые почти каждый в классе в то или иное время подвергался травле. К 2007 году даже государственная статистика гласила, что идзимэ существует в 40 процентах школ. Были организованы комитеты по борьбе, школам стали вменять в обязанность предотвращать и искоренять, и ныне по количеству народа, так или иначе кормящегося от этого концепта, Япония наверняка стоит на первом месте в мире.

Оглядываясь на свои советские школьные годы, я не могу найти эквивалента японскому идзимэ. Разумеется, издевательства были, но они никогда не были издевательствами всех (или хотя бы многих) против одного. Класс был всегда разбит на группы по модели советских взрослых, организованных в группы «своих», и совершенно одиноких там просто не было – как, кстати, их не было и в Японии лет сорок назад. Помню, был парень, от которого почему-то постоянно воняло дерьмом. Он занимал, пожалуй, одно из последних мест в иерархии, но даже у него был друг, наоборот, болезненно чистоплотный, который, пока над тем измывались, робко соболезнуя, стоял рядом. Были и драки, но они всегда были или один на одного, или (реже) многие против многих, причем толпа зрителей всегда стояла и следила, чтобы все было честно. Быть может, мне просто повезло, но японского идзимэ, когда те, кого ты считал своими друзьями, вдруг делают вид, что ничего не замечают, или тоже оборачиваются против тебя, просто не было.

Теперешняя японская образовательная система вообще устроена очень странно. Дети не могут выбирать, с кем им сидеть вместе за партой — это определяется жребием, причем раз месяца в три происходит новая жеребьевка, и каждый год классы тасуются между собой так, что полностью меняется состав каждого. При этом и в школьных текстах, и в рацеях учителей одноклассников называют не иначе, как «друзьями». С целью создать единый и сплоченный коллектив с пресловутой японской гармонией, государство в лице школьной администрации как бы берет на себя выбор твоих друзей, а твой собственный не признает. Одновременно школа полностью узурпирует всякое видимое насилие, уже к концу первого класса успешно искореняя практически все кулачные драки, говоря тебе каждый раз: «Как ты можешь ударить друга?» В результате все доморощенные способы регулировать насилие — как, например, «двое дерутся, третий не мешай» — оказываются вне закона.

Судя по воспоминаниям тех людей, которым сейчас под шестьдесят, в прошлом все было не так. Классы были, как и в России моего детства, раздроблены на группы с парнями покрепче во главе, были примерно те же негласные законы, те же кольца зрителей, те же работающие, хоть и не всегда морально высокие способы разрешения разногласий, и термина «идзимэ» как такового не существовало. Что же случилось с тех пор?

Есть хороший японский анекдот. Откуда открывается лучший вид на город Киото? С Киотской башни. Почему? Потому, что с нее ее же не видно. Советская государственная система была хороша там, где она не функционировала или почему-либо не срабатывала, давая детям возможность выстраивать другую, несанкционированную мораль. У теперешней японской системы таких слепых пятен гораздо меньше.

История с трусами все же рассосалась — мать инвалида, узнав о происходящем, пришла в школу и заявила, что сын вовсе не чувствует себя обиженным. Но к тому времени комиссия из десяти учителей уже успела обойти дома предполагаемых виновников и устроить настоящую истерику перед крыльцом каждого, практически вопя на матерей: разберитесь со своими детьми. Жертвы трехчасового допроса до сих пор не пришли в себя. Одному из них, мальчику высокому, неглупому и большому любителю японской истории, который в былое время был бы неоспоримым лидером любого класса, я задал тот же самый вопрос: это было идзимэ? Тот ответил, что нет. Тогда я спросил, а что такое «идзимэ». Тот немного подумал, потом взглянул мне в глаза. И с неожиданной грустью в голосе, словно одной фразой оценивая всю свою школьную жизнь, ответил: это когда много слабых измываются над одним сильным.

Комментировать Всего 12 комментариев

Юра, в нашем классе (80-е годы, довольно престижная московская школа) идзиме было класса до пятого. Доводили тех кто слишком выделялся из серой массы, но не "крутизной" а чем то другим, непонятным. "Очкариков", одним словом. На эту тему фильм Ролана Быкова "Чучело", который вышел как раз вовремя. Что касается японских школьников, то меня приятно поразило насколько у них, по-видимому, непосредственные отношения с учителями. И ещё поразила именно их сплочённость, когда после уроков вместо того чтобы сразу ехать домой к мамам по городу бродят толпы школьников и развлекаются вместе как могут. Как на фотографии. По мне так это куда лучше американской модели сугубого индивидуализма.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

Юрий, здравствуйте. Спасибо за комментарий.

Моя школа находилась в очень даже рабочем районе. Если в вашей престижной школе идзимэ присутствовало, это, как мне кажется, может быть по двум причинам.

Первая: потому, что (хотя школьная система была та же) иначе строились отношения между (более социально успешными) взрослыми, а дети воспроизводили их в классе.

Вторая: потому, что самая школьная система была иная.

Было бы интересно узнать, в какой мере учителя контролировали учеников, как был устроен класс, были ли у вас лидеры, и как обстояло дело с драками.

Что же касается фотографии, то это ныне заведенное правило, что ученики должны идти домой вместе - в целях безопасности. Толпы школьников совсем не бродят по городу - к моему великому сожалению.

Настоящих драк, тем более групповых, не было. Это действительно что-то с рабочих окраин. За такое из школы отчисляли бы, да и поводов для таких драк я не могу себе представить. Лидеры были, конечно. Контроль учителей был строгий (наверное? с чем сравнивать?).

Про идти домой из школы вместе я в курсе. В центре Киото наблюдал как три девочки восьми лет высадили из автобуса мальчика лет пяти - шести, и дальше он шёл один, до дома было метров триста. Меня это сильно поразило. Не знаю как в Осаке, а в Кагошиме в большом торговом центре в шесть вечера в будний день закусочные и игровые залы были забиты школьниками от десяти лет и старше, которые там тусовались с портфелями, то есть так и не зайдя домой после школы.

А мне не нарвится эта модель всеобщей обязательной дружбы. Неужели в ней и правда больше плюсов? Для некоторых детей полная смена коллектива - очень непростое испытание, они долго привыкают к новым людям, заводят друзей. А если такой круговорот повторяется каждый месяц!?

Эту реплику поддерживают: Юра Окамото

Юра, спасибо за статью! 

В процессе чтения сразу вспомнилось "Чучело", которое я посмотрел в первый раз в классе в 9-м. Мне тогда (да и сейчас тоже) этот фильм казался таким вот сосредоточением детской жестокости в виде поучительного урока для всех зрителей: мол, полгяди на свою жестокость со стороны и поймешь, как ты слаб. В первой школе, в которой я проучился первые 9 лет, ярковыраженный буллинг в принципе присутствовал. Только масштабы его были невелики: несколько учеников, объединенных общей идеей развлекаться таким вот образом, выбирали периодически для себя жертву и начинали т.н. стеб. Объекту насмешек почти ничего не угрожало физически, но морально нужно было быть очень готовым к этому, т.к. пытаться задеть могли в течение, скажем, месяца, до тех пор, пока не надоедало и тогда выбирался следующий объект.

В другой школе, в которой я окончил старшие классы, вообще ничего подобного не наблюдалось. Царил мир, гармония, позитив и был этакий налет легкого равнодушия к людям, пытающихся повампирить кого-то по теме. Удивительная была школа, сплошной peace. Добрые и отзывчивые на вопросы учителя, даже не пытающиеся тебя поучать и говорить как и что тебе делать. В общем, сплошная демократия, если ты никому не мешаешь. Может это покажется кому-то простым безучастием со стороны педсостава, однако как раз именно здесь я увидел, с каким участием и доброжелательностбю, оказывается, можно преподавать. Возможно, все это было потому, что в школу эту принимают только после 7-го класса. По крайней мере, я могу точно быть уверенным в том, что случая "истерического" расследования со стороны учителей, описанного в данной публикации, не было бы.

А что касается японской модели обучения, то, надеюсь, никогда ее не будут применять в России. Ведь тому, кто юн и открыт миру, но которому дают совет не быть торчащим гвоздем в доске, я лично могу только сочуственно улыбнуться.

Здравствуйте, Виталий.

После долгих лет в другой стране кажется, что большинство человеческих поступков (а, может быть, и вообще все) формируются обществом, в котором живешь. Быть может, явление идзимэ несколько более запутанно, чем моя его интерпретация. Но все же мне кажется, что есть некоторая связь между напором сверху, количеством и формой издевательств, а также структурой класса, что подтверждается и вашим опытом. В экономике, наверное, дерегуляция ничего хорошего не приносит. Но в сфере современного образования, где по какой-то до сих пор не ясной мне причине собирают всех детей округи одного возраста в одном помещении и заставляют их заниматься в основном полным идиотизмом, дерегуляция как минимум отношений между людьми, пожалуй, необходима.

Юра, спасибо за интересные подробности японской жизни.

Начало моей школьной жизни было в конце 80-х в самой обычной школе. Так вот там идзиме вполне можно было наблюдать и меня это очень не радовало. Никогда не был особо силен физически и превосходство силы над разумом меня, 7-10-летнего ребенка, совсем не обнадеживало. Главным оскорблением (его в России и сейчас часто услышишь) было: "Ты что, самый умный?" А потом я перешел в новую, современную школу, где был супердемократичный подход, свобода для учеников и т.д. и т.п. Там идзиме и представить себе было невозможно. И это было ... уютно. Не знаю, насколько полезно, но позволяло не забивать себе голову. Главным был тот, кто умнее, но при этом над глупыми никто особо не потешался.

Поэтому я с японским подходом в целом согласен. Главное, не доводить его до абсурда. Ребенку так будет проще, а, учитывая японские традиции всеобщей вежливости, корректности и гармонии, умение защитить себя от того, кто физически сильнее, вряд ли пригодится.

Здравствуйте, Дмитрий.

Спасибо за комментарий.

Пожалуй, главная проблема японского подхода в том, что там, где прошлась японская система, главных не остается вообще - ни сильных, ни умных. И вот это уже грустно.

То, что детям так проще - быть может. Но если альтернатива власти сильных или власти умных - власть серого (и нередко агрессивного) коллектива, то, боюсь, вам это тоже не понравится.

"Оглядываясь на свои советские школьные годы, я не могу найти эквивалента японскому идзимэ. "

Реакция на новичка. Я это на себе проходил в Красноярской школе. Очень трудно быть новичком в классе. 

Здравствуйте, Степан.

Мда... Судя по дискуссии, мне, быть может, просто повезло. И, как мне написал знакомый и очень уважаемый мною социолог, "школьные случаи, когда все на одного, как я думаю, это соцпсихологическое правило, а не исключение."

Но все равно попробую еще раз сформулировать свое мнение.

Слишком много напора сверху (плюс установка системы против личной, выбранной дружбы и плюс, наверное, что-то еще за гранью малого социума самой школы) и имеешь идзимэ всех против одного. В случае с моей школой идзимэ не было потому, что на нас не так уж напирали - большинству учителей было просто плевать - и еще потому, что слабые имели возможность примкнуть к маленьким группам, возглавляемым сильными. В этом смысле мне кажется, что дерегуляция может быть полезна для искоренения идзимэ. Даже дерегуляция школьных правил, направленных на искоренение идзимэ.

Я не думаю, Юрий, что дедовщина в армии - результат регуляции. Я думаю, что идзимэ есть не только среди людей, но - предполагаю - среди крыс, обезьян и многих других живтных, у который есть клубы и сложная социальная жизнь. Конформизм и желание быть на стороне "лидеров", большинства очень глубоко зарытая функция и природа я думаю много десятков миллионов лет ее тщательно оттачивает :)

PS: я с огромным удовольствием и интересом читаю все Ваши посты про Японию, так как тихо ее обожаю. Недавно должен был ехать в Токио выступать в Универе и в Докомо, но свалила болезнь и поехал мой коллега. Мой сын бывает в Японии почти каждный месяц. А сестра моего друга из Болгарии преподает в Токио в одном из  университетов средневековую поэзию японцам :)

>идзимэ есть не только среди людей

Возможно. Но то, что я помню из советской школы, это что большинства как такового не было - были только разрозненные группы. Это давало хоть какой-то шанс слабым, какого шанса в случае с идзимэ просто нет. В этом смысле идзимэ - полная победа демократии, то есть власти народа над самим собой.

PS: Спасибо!