В Москве открылся первый съезд альтернативного «КиноСоюза»

В Малом зале московского Международного университета собрались участники нового «КиноСоюза», чтобы сформулировать свою программу

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
Министр культуры РФ Александр Авдеев выступает на Первом съезде «КиноСоюза»
+T -
Поделиться:

«КиноСоюз» был создан в июне прошлого года в противовес Союзу кинематографистов, возглавляемому Никитой Михалковым. Съезд длится два дня. В первый день кинематографисты выступали с докладами, большинство из которых посвящались общими проблемам. Но помимо разговоров о том, как все плохо в документалистике или в сценарном деле, были и выступления с вполне конкретными предложениями, чем союз должен озаботиться в первую очередь.

Так, киновед Наталья Нусинова и директор Музея кино Наум Клейман подготовили письмо к Владимиру Путину с просьбой выделить музею отдельное здание. Съезд единогласно согласился с необходимостью такого письма. Сценарист Авдотья Смирнова, заметив, что большая часть съемочного бюджета фильма всегда тратится на зарплаты из-за завышенных ставок у операторской группы и актеров, предложила кинематографистам выработать некую тарифную сетку по зарплатам  — выше какого лимита не поднимать выплаты тем или иным работникам. Многие участники высказывались за то, чтобы при государственной поддержке была создана сеть альтернативных кинотеатров, в которых будут показывать авторское, в том числе российское кино. И практически все без исключения признавали необходимость создания прозрачной системы распределения средств из государственной поддержки.

После всех выступлений съезд избрал членов правления: Виталия Манского, Андрея Смирнова, Даниила Дондурея, Леонида Ярмольника, Бориса Хлебникова, Алексея Попогребского, Алексея Германа-младшего, Валерия Тодоровского, Андрея Плахова, Андрея Прошкина и Алексея Федорченко.

Председателем правления избран режиссер Андрей Прошкин. Большинство были готовы оставить прежнего председателя — Бориса Хлебникова, но он взял самоотвод — сказал, что «не потянет такой нагрузки». По уставу союза председатель избирается на пять лет, но он ничего не решает единолично, а лишь подписывает решения, принятые большинством правления.

Во второй день съезда будет учреждена премия «КиноСоюза» и, вероятно, принята повестка на ближайшее время работы союза, по крайней мере, к этому в своем выступлении призывал Алексей Герман-младший.

Комментировать Всего 4 комментария

В конечном итоге важно только, чтобы из «Киносоюза» что-то вышло. И здесь я уверен, что нам необходимо оставаться в пределах действительности, а не в пространстве мифов. Мифов о том, как мы будем бороться с пиратством  и победим. Мифов о том, что нас спасет реклама или воспитание зрителя, который будет смотреть больше русского кино, чем американского. И многих других мифов, которые никогда не станут реальностью. Не надо причитать, почему же люди смотрят мало русских фильмов. Надо сказать самим себе правду: в среднем они хуже. И дело не в заговорах — дело в нас. Сериал «Доктор Хаус» смотрят чаще, чем сериал «Доктор Тырса» не потому, что зрители тупые и их надо воспитывать, а потому что он просто лучше.

Нам нужно сконцентрироваться не на воспоминаниях, как было здорово в 1876 году, а на том, что реально может помочь условной маленькой кинокомпании выжить, и как создать ей  равные условия для развития и для роста. Надо посмотреть в глаза действительности и сказать себе, что дело в нас. И поможем себе только мы сами. И единственное, что можно сделать, это создать равные стартовые условия. Кто выживет, тот выживет. Будь то коммерческое кино или фестивальное. Все остальное — бессмысленная трата времени и самообман.

Кинематографистам хочется верить в мифы. Хочется верить в добрых начальников, которые выслушают и помогут, хочется сразу поделить кинематографистов на тех, кто снимает правильное и неправильное, хочется выдумать идеальную реформу, которая все поправит, хочется определять жизни других.

Я же убежден, что это ошибка, ведь разделив кинематографистов на условно хороших или плохих, мы становимся судьями и встаем на чью-то сторону. А мы не должны. Мы не имеем права ущемлять наших коллег по цеху. Не нам решать, кто талантливый, а кто нет, кто нам нравится, а кто нет, а главное, какое кино нужно людям. Они как-нибудь сами решат. Без нас. Это их выбор. Мы можем только бороться за честную и репрезентативную экспертизу при конкурсах, за права наших коллег, за интересы тех, кто производит кино. Это возможно и реально. И нужно.

И вот этими, казалось бы, маленькими делами, мы сможем добиться того, что к нам придут люди. И в зале у нас будут сидеть не три с половиной продюсера и пятнадцать молодых, а больше. Если же мы будем думать и декларировать, что мы лучше, пытаться решить судьбы других кинематографистов, призывать к действиям, последствия которых будут пагубными, то мы сделаем только хуже всем. Мы постепенно из белых превратимся в серых, а за ними, как известно, всегда приходят черные. А их сейчас в избытке. Мы этого так и не поняли.

Мне нравится, что этот «КиноСоюз» возник по инициативе снизу, что он был создан теми людьми, которые активно работают в кино. Теперь стоит вопрос о том, насколько эта организация может оказаться эффективной в определении профессиональных правил игры в российской киноиндустрии.

Я не мог не обратить внимания, что в съезде участвовал министр культуры Авдеев. Это говорит о том, что союз налаживает диалог с властью. Так и должно быть, власть должна понимать, что кинематографисты — взрослые, серьезные люди, способные объединиться и заставить себя услышать. Но судя по тому, что происходит на съезде, объединиться и выработать консолидированный список вопросов, с которых стоит начать работу, им очень сложно.

Союз оказывается в положении сороконожки, которая не знает, с какой ноги пойти. У каждого есть свои интересы: документальное кино, анимация, засилье американцев, кинообразование. И у всех все плохо. Мне кажется, что есть все-таки некоторые приоритетные темы.

Во-первых, необходимо изменить систему государственного финансирования. Сейчас она просто чудовищная.

Вторая задача — это борьба с пиратством. То, что деньги уходят из киноиндустрии в сторону — это наша самая серьезная проблема. И проблема не столько в торрентах. Есть, например, локальные интернет провайдеры, которые у себя на серверах хранят терабайты пиратской продукции, есть социальные сети, которые поощряют обмен пиратским контентом, есть большие игроки — Яндекс, Мейл.ру и ВКонтакте, которые накручивают себе посещаемость за счет денег кинематографистов. Власть обязана следить за соблюдением законов, нужно от нее этого требовать.

Третье — создание альтернативных сетей кинотеатров. Их нужно делать на основе государственного и частного партнерства. У «Единой России» есть такая программа, но это не должно происходить под эгидой какой-то партии. На кинотеатры выделяются средства налогоплательщиков — и тех, кто голосует за эту партию, и тех, кто против нее. Так что это не партийное дело, открывать кинотеатры.

И последнее: в Союзе должны быть сформированы профессиональные гильдии, между которыми появятся горизонтальные связи. Дуня Смирнова предложила определиться с тарификацией. Многие сказали, что это мелкие вопросы, но на самом деле, она права. Например, в американской индустрии каждый год проходят переговоры между гильдиями, они могут быть сложными, заканчиваться забастовками, но они нужны. Иначе возникают перекосы и дефицитные профессии, когда люди могут плохо работать и получать много денег. Любой человек, работавший в киноиндустрии, сталкивался с такими случаями.

Мы не можем, как предложил на съезде Кончаловский, ограничить доступ американского кино, это нереалистичное предложение. Надо определить группу конкретных вопросов и начинать их лоббировать.

Пока я не вступила в Союз, потому что в прошлом сезоне у меня совершенно не было времени анализировать что-либо и, соответственно, принимать решения о вступлении в какие-то объединения и коллаборации.

Я еще подумаю, но скорее всего я вступлю, потому что так, как сейчас, не может быть.

Вот так, например;:

Та реформа кино, которую сейчас провела власть — убийственна. Ее надо не просто менять, а целиком переформулировать. Программа должна быть иной: меньше слов, больше смелости -- все должно быть жестче и точнее. Потому что времени на пустой треп, прикрытый маской конструктивных разговоров в светлых кабинетах, не осталось.

Интересно, что самой вменяемой была речь Антона Мазурова, который сильно, как-то по-детски волнуясь, сказал вещи гораздо более точные и верные, чем большинство делегатов, но его не услышали. Не надо верить раздаваемым обещаниям и надо понять, за кого мы и кто против нас. Осталось понять, кто мы и зачем. И, конечно, никого не делить.