Учимся хоронить

Тем, кто точно знает, какими должны быть похоронные ритуалы, гораздо проще перенести утрату и пережить траур. Только жители больших городов хоронить, как правило, не умеют — мучаются, совмещая официозные советские и непривычные религиозные церемонии. Эту ритуальную пустоту пытается заполнить Новосибирский крематорий, куда я отправляюсь в поисках новой городской традиции

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Как-то раз мне пришлось побывать на двух похоронах подряд. Одни — московские, с суетой вокруг похоронного сервиса и нервным выбором ритуала. Отпевать или нет? Он вроде крещеный был, но в церковь не ходил. А если не отпевать, то что делать? Речи над гробом толкать, по-советски? Ничего по-настоящему проникновенного сказать не получится, а любая фальшь в этом деле убийственна для близких покойного. Никто толком не знал, что вообще полагается делать, когда откроются двери в траурный зал.

Мировые культуры предлагают бесконечное количество ритуалов — от профессиональных плакальщиц до коллективных танцев. Проблема только в том, что мировые культуры, со всем их разнообразием, не могут заменить нам нашу собственную. А собственную культуру похорон мы утратили. В тот день несколько сотен человек с трудом поместились в небольшой комнате, увешанной черной тканью, дешевыми искусственными цветами и бумажными иконами, чтобы молча, по очереди, протискиваться к гробу, бормоча что-то про невосполнимую утрату. Потом кто-то самый ответственный сказал несколько банальных слов — спас ситуацию. И наконец, служители несостоявшегося культа привычно отогнали родственников, забили гвозди и уволокли гроб в автобус.

Вторые похороны были деревенскими, с суровой последовательностью действий и правил, с предельно регламентированным ритуалом. Два дня тело покойного лежит в доме, а родственники устраивают дежурство: ему ни на миг не положено оставаться одному. Родственников на все время не хватило, поэтому и я провела ночь у гроба. За это время меня посетили все мыслимые для «городских» страхи перед покойниками, чтобы потом бесследно исчезнуть. На третий день с умершим прощаются в первый раз, коротко, грузят в автобус вместе с родственниками и друзьями, но незадолго до кладбища выгружают обратно. На территорию нужно заходить в определенной последовательности: сначала родственники, потом гроб с телом и только потом те, кто не связан с покойным кровным родством. Иначе, говорили знатоки, покойный приберет с собой еще кого-нибудь. Наконец, добравшись до места, гроб снова открывали, прощались с умершим основательно, в последний раз, после чего быстро опускали в землю и медленно уходили домой — пешком.

То ли потому что деревня была не слишком глухой и давно подверглась разложению, потеряла свою патриархальную культуру, так и не приобретя при этом городской, то ли потому что так и было в самые традиционные времена, но вопрос о правильности ритуала был, пожалуй, самым главным на этих похоронах. Правильно ли мы все делаем, что за чем должно следовать, кто стоит у изголовья, а кто — в ногах, какие слова говорим, а какие говорить ни в коем случае нельзя... По каждому вопросу среди участников непременно отыскивались знатоки, сильно облегчая дело остальным.

Одним словом, разница между ритуально мобилизованными жителями деревни и московскими интеллигентами, которые попросту не умеют хоронить, была колоссальной. Примирились эти два сценария только во время поминок: салат оливье, блины, водка и дурацкая рюмка с водкой, накрытая куском черного хлеба, оказались единственной символической связью двух совсем разных похорон.

Вскоре из случайных новостей я узнала о том, что в Новосибирске открылся новый крематорий, который сочиняет для своих клиентов ритуалы на любой вкус. Можно выпустить белых голубей, можно позвонить в колокол, заказать живую музыку, устроить длительное шествие за гробом, зажечь фонарики... В конце концов, можно просто отпеть усопшего. А можно еще при жизни заключить контракт и написать сценарий собственных похорон.

Я даже вступила в переписку с одним юным сотрудником крематория, и он первым делом рассказал мне, что удивлен, как это ему посчастливилось попасть на это предприятие, во всех смыслах замечательное. Горячность меня слегка напугала, но интереса только прибавилось. Кто эти люди, решившие научить жителей большого города хоронить своих мертвецов? И да, кто эти люди, готовые во время похорон выпускать голубей, бить в колокол и зажигать фонарики?

Деятельность Новосибирского крематория, а особенно его активные связи с общественностью, частые публикации новостей и интервью, выглядит довольно странно. Новости из пресс-службы закономерно оказываются в рубриках «приколов»: крематорий купил верблюда, открыл музей похоронной культуры, собирается предложить новую услугу онлайн-похорон, готов отправить урну с прахом в космос. То ли глумятся над мертвыми, то ли просто фрики, то ли... миссионеры?

Из пресс-релизов крематория я уже знаю, что его основатель и инвестор Сергей Якушин, переводчик по образованию, не только делает бизнес, но и планирует изменить отношение к смерти в России. Теперь я еду в Новосибирск, чтобы получить ответы на остальные вопросы.

Журнальную версию текста читайте здесь.

Комментировать Всего 8 комментариев
Советы от классика

Funeral Blues

Stop all the clocks, cut off the telephone,

Prevent the dog from barking with a juicy bone,

Silence the pianos and with muffled drum

Bring out the coffin, let the mourners come.

Let aeroplanes circle moaning overhead

Scribbling on the sky the message He Is Dead,

Put crepe bows round the white necks of the public doves,

Let the traffic policemen wear black cotton gloves.

He was my North, my South, my East and West,

My working week and my Sunday rest,

My noon, my midnight, my talk, my song;

I thought that love would last for ever; I was wrong.

The stars are not wanted now: put out every one;

Pack up the moon and dismantle the sun;

Pour away the ocean and sweep up the wood,

For nothing now can ever come to any good.

Wystan Hugh Auden

1932

Эту реплику поддерживают: Михаил Калужский

Да, наши погребальные традиции и кладбища в ужасающем состоянии, что неудивительно, о живых никто не думает, что уж тут думать о мертвых! Спасибо, что подняли эту тему!

Я в прошлом году писала об этом, но повторюсь сейчас,  из пепла, который остается от ритуала в крематории, делают бриллианты, вот Вам еще одна традиция: www.lifegem.com

Пресс-релиз из крематория... жуть какая! Если бы я такой получил, то сразу бы стал их клиентом, но уже не при жизни :) А вообще, ничего удивительно, что появился новый вид услуг. Странно, наоборот, что он не возник раньше. Сегодня заработать стараются на всем, а похоронные ритуалы - непаханое поле денег. Родственники готовы любые суммы заплатить, чтобы все закончилось быстро и хорошо - не то состояние, чтобы активно участвовать в организации.

Не могу представить себе людей, которые хоронят любимого и близкого человека и на похоронах озабочены белыми голубями, верблюдами или фонариками. По-моему, это омерзительно

Недавно умер мой папа. По-моему, речи у гроба были очень проникновенными. Формальная сторона, пустые безчувственные речи работников кремтария были совершенно вытеснены друзьями и коллегами, которые говорили о папе.

А деревенские ритуалы очень часто оказывают только формой без содержания. В результате люди больше озабочены что, когда и в какой последовательности делать, но никак не оплакиванием покойного.Для тех же, кто не знает ритуал, со стороны все превращается в нелепое шоу, цирк.

Эту реплику поддерживают: Мария Денисова

Деревенские похороны форма без содержания? Не соглашусь. Содержание в сохранении традиции, строгой, последовательной. Городские похороны всегда торг, выбор гроба и т.п. В деревне все проще, хотя может и более жестко. Ритуал - это одноиз правил жизни. Это мировоззрение. Нет ритуалов - нет памяти о прошлом.

Наталья, я чаще попадала на второй описанный вами сценарий похорон и все эти ритуалы и суеверия изрядно пугали. Главное, чтобы из нового способа организаторы не сделали цирк.

Шоу захватило нашу жизнь (уверена, не участников проекта и вообще, вменяемых людей). Любое событие стремятся превратить в демонстрацию собственного благополучия и социального статуса. Это омерзительно. Вспомнила "Постороннего" - Альбера Камю. Одно из любимых моих произведений.