Илья Колмановский /

Смерть Литвиненко как источник знания

Ничто не оставляет настолько цепких следов, как полоний. Исследование полония в организме 37 медицинских работников, участвовавших в уходе за умирающим, помогло понять, кто в больнице наиболее уязвим для радиации, а значит, и для инфекций

Фото: AFP/East News
Фото: AFP/East News
+T -
Поделиться:

В октябрьском номере журнала Infection Control and Hospital Epidemiology вышло исследование группы европейских эпидемиологов, которые, отталкиваясь от случая отравления Александра Литвиненко в ноябре 2006 года (он почувствовал себя плохо вскоре после чаепития в лондонской гостинице, был госпитализирован и скончался через три недели от лучевой болезни; было установлено, что в чае содержалось вещество полоний-210), предлагают улучшить стандарты защиты персонала — и не только от радиации, но и от инфекций. Во всех случаях речь идет о неопасных уровнях полония в организме, так что полоний оказался для исследователей просто удачным маркером, который показывает, кто из персонала плохо защищен.

Среди 37 обследованных работников, которые ухаживали в больнице за Литвиненко, при тестировании в 2006 году полоний в крови и моче обнаружился у восьми человек. Эпидемиологи решили выяснить, кто конкретно набрал дозу и как это связано с медицинской специализацией работника. Оказалось, что заразились те, кто просто ухаживал за пациентом, нянечки; также некоторый риск заразиться обнаружился у тех, кто брал у него мочу и кровь на анализ. А те, кто ставили капельницы, делали уколы и осуществляли прочее инвазивное лечение, не пострадали.

Авторы считают: в больницах надо менять стандарты эпидемиологической защиты для персонала, работающего с больными, страдающими неизвестными болезнями, ведь если медсестры так легко получили полоний, они таким же путем могли получить и опасного микроба и заразить еще больше людей.

Если же брать не только медработников, всего полоний (в неопасных количествах) обнаружился в анализах 137 жителей Лондона, в основном у работников гостиницы, где произошло отравление.

Комментировать Всего 13 комментариев

Те следы полония которые они обнаруживают  как-то странно сравнивать с инфекционным процессом  ИМХО. 

Существует некая инфекционная доза.... то есть одна бактерия в поле не воин, их надо достаточно много подцепить чтоб пошел инфекционный процесс  опасный для здоровья среднего  здорового мед-работника.

Несколько  сотен бактерий или там вирусов на 99% опасности  для среднего человека не представляют.  Даже нормы есть санитарно-эпидемиологические на трихинеллы в мясе свиньи например  (что ничуть не лучше полония) .  И они далеко не нулевые.

Эту реплику поддерживают: Катерина Инноченте

Доза, полученная персоналом, отражает суммарное время контакта с больным. В случае с инфекцией важнее, видимо, не только и столько время контакта, а "плотность" контакта. IMHO

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

 Исследование не учитывает этнический фактор. При взаимодействии полония с поляками, нет сомнения, что полоний имел бы гораздо большее влияние, чем, допустим, на армян или грузинов. В 2014 году было проведено обширное исследование на армянах, в результате чего выяснилось, что армений 310 был обнаружен в армянах в десятки раз больше, чем на поляках, несмотря на то, что поляки не участвовали в исследованиях.

О чем это говорит? Думается, что не стоит делать далеко идущие выводы, но можно предположить, что подобные иследования с грузинием 410 дали бы аналогичный результат: грузины от грузиния заразились бы сильнее, чем армяне. Чем сильнее? Чем армяне от армения 310!

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Андрей Моторин

Евгений,

я считаю Вашу манеру шутить бесчеловечной, оскорбительной для тех, кто знал Александра лично - да и просто для любых участников проекта; поэтому я запрещаю Вам участие в дискуссиях блога Наука на 30 дней.

Эту реплику поддерживают: Евгений Скуратовский

Илья, не будьте так строги. Сообщение - совсем не про Литвиненко. Шутка Евгения м.б. не лучшего вкуса, но, мне кажется, никого не оскорбляет (разве что Вы знаете что-то, чего не знаю я). Кроме того, название яда, действительно, смешное, в данном контексте: при чем тут неповинные ни в чем поляки (вот обратная сторона желания открытием прославить родину)?

Вообще, мало чего есть в мире, над чем люди не шутят. Отравление Л. - трагический, отвратительный эпизод, ставший как бы нарицательным; наверное, и анекдоты уже имеются (хотя я, слава богу, не слышал). И, уж простите меня, запрет сам по себе звучит несколько юмористически.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Сергей Любимов

Илья, не оспаривая твоего права запрещать, я все же думаю, что проекту и участникам от таких запретов сталновится только хуже. Ты мог и имел право высказать свое отношение к чувству юмора Евгения и этого было бы более чем достаточно.

В связи с тем, что я считаю, что наказание за плоские шутки баном на 30 дней не соответствует нормам международного права, я накладываю на себя бан  участие в дискуссиях блога Наука на 30 дней.

Эту реплику поддерживают: Андрей Моторин

Стёпа, я присоидиняюсь к тебе и тоже больше в науку ни ногой. А давай создадим партию "Банное дело" и пойдем в думу!

Андрей, 

во-первых, я наложил на себя бан только на месяц

во-вторых, я не хочу в Думу и не хочу создавать партии. Никакие. Я ушел из политики, не войдя в нее. Политика - слишком азартное дело и я не хочу рисковать. 

Андрей, а где мы с Вами  в последний раз встречались? В винотеке?

Не понял. Мы незнакомы. И вино я не пью, кислятину. Лучше водки хуже нет!

А! Так мы с Вами не знакомы! Буду иметь в виду!

Поддержу, пожалуй, почин. Тоже накладываю на себя тридцатидневную эпитимью.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков