Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Линор Горалик

…Например, компромиссы

Патриоты у нас оптимистичные, менеджеры понятливые, а культуртрегеры жалостливые

Иллюстрация: Mary Evans/Легион-Медиа
Иллюстрация: Mary Evans/Легион-Медиа
+T -
Поделиться:

...Например, патриота Н. всегда очень расстраивает, когда при нем люди плохо говорят о России. То есть патриот Н. — человек очень разумный, образованный и понимает, что у нашей страны есть множество проблем и даже серьезных недостатков. Обсуждение этих проблем и недостатков совершенно Н. не смущает; смущают же Н., по его собственным словам,  такие ситуации, когда люди заранее, даже не разобравшись, предполагают касательно России что-нибудь плохое. Патриот Н. даже выработал такую методику, которой пытается всех знакомых научить: вот вам скажут про Россию что-нибудь, а вы предполагайте хорошее. Сразу предполагайте хорошее. И вот зашел в присутствии патриота Н. разговор о далеком северном городе Ш., куда собрался ехать один из собеседников. «Страшный город, — говорят присутствующие. — Мрачный, темный». «Сильные, наверное, люди там живут, непритязательные, — тут же говорит патриот Н. — Даже света им не надо». «Ну, не знаем, — отвечают ему. — Люди там на улицах в основном пьяные ходят». «Легкого, значит, дружелюбного характера люди, — говорит патриот Н. — Не прячутся от соседей ни в беде, ни в радости». «Да как сказать, — говорят ему. — Вот ты идешь по улице, а они на тебя зыркают. Зыркают и зыркают, зыркают и зыркают...» «А это они зыркают, не надо ли тебе чего помочь!» — восклицает патриот Н. в большом вдохновении.

...Например, известному журналисту Г. приходит от крупной алкогольной компании приглашение к участию в винном туре. Пять дней, знаменитые виноградники, коллекционные вина, прекрасные города, все дела. Причем не только тебя лично приглашают, а еще и «+1». А внизу рукой менеджера приписано: «Но если вы не хотите брать с собой своего +1 — не проблема, мы все понимаем».

...Например, поэт К. с наступлением осени лишился своего обычного психиатра (тот внезапно сделался мусульманином и уехал жить в Алматы, где раньше никогда не бывал; знающие люди, впрочем, заверяли его, что там «контингент — на три диссера»). Осенью без психиатра очень плохо, и поэт К. старательно искал по друзьям и знакомым хорошего психиатра на замену. Требования у поэта К. были понятные: ну, чтобы адекватный человек, не советский врач, а вот настоящий, понимающий врач. Ну, что еще? Нельзя, чтобы слово «поэт» для этого человека было диагнозом само по себе («А слово “шизофреник” — можно?» — ласково интересовались черствые друзья поэта К.). Ну, чтобы терпеливо слушал пациента, а не ставил диагноз по лицу (особенно по такому, как у поэта К., его за одни золотые кудри можно госпитализировать). Чтобы, словом, это был социально близкий врач, понимаете? Наш человек. Все понимали, конечно, чего тут не понимать. И нашли капризному поэту К. молодого (ну как молодого, нашего возраста, но состоявшаяся интеллигенция — она же всегда молодая, ее молодой в 70 лет в гроб кладут), разумного, современного врача, стажировался он где-то в Европе, отличает финлепсин от галаперидола, хороший. Вон лечил художника Т. — и по художнику Т. даже не скажешь теперь, что его лечили, а это главный признак успешности психиатра, согласитесь. «Это даже объединяет в некотором смысле психиатров и пластических хирургов: у настоящего маэстро по пациенту ничего не видно», — говорили черствые друзья поэта К. Поэт К. пошел к этому молодому, социально близкому психиатру — и остался очень доволен, и всем его, в свою очередь, с чистой совестью рекомендовал. И дозировки он поэту К. удачно подкрутил, и физиотерапию кое-какую порекомендовал, и поддержал, и успокоил. И обрадовал, между прочим: нет, оказывается, у поэта К. никаких галлюцинаций — это он просто бесов видит. Социально близкий врач, хороший.  

...Например, в далеком российском городе З., в кафе, поздно вечером сотрясающемся от шансона, заезжие московские туристы выкобениваются перед мрачным готичным официантом, явно работающим здесь только потому, что человеку с его уровнем духовности в далеком российском городе З. просто негде пристроиться. «А вина у вас хорошие?» — «Этикеток не подделываем». — «А сигареты у вас какие есть?» — «Разнообразные». — «А кормят у вас вкусно?» — «Да у нас посетители тарелки вылизывают». — «?» Тогда готичный официант широким жестом указывает на стену. На стене висит, взятое в рамку, стихотворение, посвященное данному заведению каким-то благодарным посетителем. Стихотворение длинное, но две строчки выделены желтым маркером: «В отблеске тарелки // Я опять себя увидел».

...Например, после встречи с Медведевым известной деятельнице культуры написал в «Фейсбуке» бывший муж: «А ты совсем не изменилась. Отзывчивая, жалостливая...»

Комментировать Всего 9 комментариев

Линор, спасибо!

Особенно, до слез, понравилась зарисовка про поэта и психиатра.

А мне -- про интеллигенцию в гробу и в тарелке на стене)))

Эту реплику поддерживают: Ирина Гуккина

А мне - запись в Фейсбуке!

О готичном официанте

Мне недавно подобный же готичный официант в Тамбове объяснял важно, в ответ на вопрос - "А где же руккола в салате из рукколы?":  - "Наш шеф-повар счел возможным заменить ее на капусту с тертым яблоком". И я пристыженная побрела прочь :)

Эту реплику поддерживают: Алла Троост

!!!

Это уже дадаизм, а не компромисс!

Ce n'est pas une salade de roquette...