Борислав Козловский /

Обезьяна научила человека социализироваться

Склонность людей обзаводиться сетью социальных связей возникла из-за того, что древние обезьяны 52 миллиона лет назад предпочли дневной образ жизни ночному. Так говорит математическая модель эволюции приматов, куда антропологи из Оксфорда и университета Окленда заложили практически все, что известно про 217 видов современных лемуров и обезьян. Результаты исследования опубликовал на этой неделе журнал Nature

Фото: Corbis/Fotosa.ru
Фото: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Приматологи знают: размер и устройство «ячейки общества» жестко запрограммированы в мозгу каждой обезьяны или лемура. Модель поведения заложена в гены и передается по наследству. Например, карликовый лемур Mirza Coquereli живет отшельником и идет на контакт с сородичами, только чтобы размножиться либо защитить территорию. Гиббоны заводят семью с постоянным партнером, и родители годами опекают детей. Гориллы предпочитают гаремы: один самец, много самок. А выбор макак — большая коммуна свингеров.

Эти четыре варианта — одиночество, гарем, семья, коммуна — существуют у приматов одновременно, поэтому нельзя сказать, какой правильней или хотя бы выгодней с точки зрения эволюции. Сюзанна Шульц с коллегами задались другим вопросом: какой вариант был самым первым? Семьи гиббонов — это остепенившиеся за миллионы лет одиночки? Или, наоборот, предки одиночек-лемуров когда-то жили семьями?

Шульц решила узнать, какие сценарии эволюции могли привести к тому «разбросу предпочтений», который мы наблюдаем у нынешних видов. Она воспользовалась генеалогическим древом лемуров и обезьян: генетики построили его, сравнивая ДНК современных приматов. Оставалось перебрать все пути эволюции, какие только возможны, и вычислить вероятность каждого.

Самым правдоподобным оказался такой вариант. Гаремы и семьи — самое свежее изобретение эволюции, а вовсе не промежуточный этап по пути к «большому обществу»: они появились у разных обезьян всего 16 миллионов лет назад. Коммуна возникла намного раньше: предки обезьян (и людей), привыкшие к самостоятельной жизни, стали объединяться 52 миллиона лет назад. А те, кого первая в истории «социальная революция» обошла стороной, дали начало лемурам. Именно им достались в наследство особенности первых приматов: одиночество, огромные глаза, ночной образ жизни.

Обезьяны со своими коммунами, наоборот, дневные животные, и в этом отличии авторы исследования видят ключ к нашему социальному поведению. Ночным животным выгодней жить поодиночке: группа производит ночью больше шума и уязвимее днем, когда спит. А вот дневным проще организовать «круговую оборону», и именно для этого нужны социальные навыки: вспомним про мартышек, которые замечают леопарда издалека и предупреждают сородичей криком. 52 миллиона лет назад хищников стало больше, утверждают авторы, ссылаясь на более ранние работы биологов. Ночной образ жизни потерял прежнюю привлекательность, вот нашим предкам и пришлось искать друзей.

За 52 миллиона лет жизнь в обществе заставила мозг приматов радикально вырасти в размерах и усложниться — таким он и достался человеку. Поэтому можно считать, что наше «социальное мышление» — от распознавания лиц и эмоций до активности в фейсбуке — это итог давнего решения обезьян выбраться из тени на свет.

Теги: наука
Комментировать Всего 9 комментариев

Когда читаю подобные отчёты об исследованиях, всегда возникает один и тот же вопрос: А  как эта теория совмещается с данными о детях-"маугли"? Куда исчезает  "запрограммированный мозг"? И почему ген социализации не активизируется (если он вообще есть)?

Екатерина

Я, конечно, не специалист :)

Но, как мне кажется, никуда не девается

Люди-Маугли так и живут в сообществах, только не в сообществах людей

Они хорошо общаются, имеют развитые и адекватные коммуникативные нываки, просто это навыки не людей, а других коллективов - обезьян , волков и пр.

Впрочем, я совсем не специалист :)

Алексей, вот эта фраза в статье вызывает у меня сомнения: Модель поведения заложена в гены и передается по наследству.

Откуда у человеческого детеныша в генах модель поведения волков или медведей?  Разве так может быть? Или речь не о модели поведения, а о  потребности в общении с теми, кто вокруг?

Те, кто жил в обществе животных первые 5-6 лет жизни, практически не могут освоить человеческий язык, ходить прямо, осмысленно общаться с другими людьми, несмотря даже на годы, проведённые в последующем в обществе людей, где они получали достаточно заботы.  Мне кажется, это доказывает, что социализация - навык, приобретаемый в детстве. А вовсе не наследственный ген.

Хотя, я тоже совсем не специалист :)

Вот и славная у нас дискуссия, Екатерина, двух неспециалистов :)

Хотя, на Снобе в последнее время встречающаяся изредка (?) :)

Мне, как бывшему "научному работнику", представляется, что все дело в различных трактовках употребляемых терминов.

По хорошему, надо бы дать определение понятиям "социализация", модель поведения, что такое коллектив или группа животных и пр. Но я понимаю автора статьи, такую "строгую статью" невозможно было бы читать.

Про "май эпиньен" :)

Волки, медведи - это виды и подвиды. Они вторичны поставленной проблемме. Типов социальных моделей немного, и они общие для разных видов.

Насколько я понял - да, идея в необходимости объединения в группы. При этом складываются всего лишь несколько устойчивых моделей общения. Это интересно с точки зрения математики.

Если я правильно понимаю, автор имел в виду то, что социализация, умение находить свое место, роль в устойчивом объединении сородичей, является врожденным. При этом поиск этого места вовсе не предполагает умения говорить по китайски или по английски, умение держать вилку и умение пользоваться туалетной бумагой или быть вежливым.

Бог с ним

Лучше выпьем кофе. У меня появилась привычка ставить на "шафл" воспроизведение музыки из моей музыкальной библиотеки, оцифрованной. Большой довольно. Никогда не знаешь, что сейчас про звучит - квартет Бетховена, лаосская музыка или музыка Владимира Генина :)))

Зато освежает мозг и задает вектор настроения на день

Хорошего дня!

Эту реплику поддерживают: Екатерина Варюхина

Надо сказать, что математические модели всегда приводили меня в восхищение своей красотой и стройностью. И неважно, насколько корректна изначально поставленная задача :))

Необходимость социализации, на мой взгляд, диктуется инстинктом самосохранения. Ведь иначе не выживешь?

А с музыкой - чудесная привычка! Я вообще склонна думать, что музыка - универсальный язык общения. Никаких лингвистических барьеров!

Спасибо за хорошее настроение! :))

Эту реплику поддерживают: Алексей Насретдинов

Тут я только могу подписаться под репликой Алексея: виды разные, модель поведения одна. Например, жизнь в стае.

Понятно, что в мозгу новорожденного хранятся не конкретные ритуалы, а базовые правила, позволяющие такую жизнь вести - ну, например, умение различать лица сородичей, умение подражать чужим действиям, умение обратить на себя внимание.

Многие животные-одиночки ничего этого не умеют - эволюция не стала бы сохранять такие сложные (и бесполезные для одиночки) навыки на протяжении миллионов лет.

Социальное мышление - это как дар речи. Если запереть ребенка на семь лет в пустом доме с немыми гувернантками, его речевые навыки к семи годам будут не лучше, чем у кошки. Это не отрицает того факта, что человеческий мозг приспособлен к языку, а кошачий - не очень.

Почти все "вшитые от рождения" функции мозга требуют активации. Даже такие базовые, как зрение. В книжке "Мозг онлайн" Гари Смола и Гиги Ворган мне попался любопытный пример: если у ребенка врожденные проблемы с хрусталиком глаза, и врачи приведут его в порядок позже, чем в шестимесячном возрасте - ребенок не сможет видеть, хотя глаза и будут работать нормально. Мозг будет получать сигналы от сетчатки - но для него это будут абстрактные световые пятна, которые он вовремя не научился обрабатывать.

"Вы что? Обезьяны? - Да. Я -- хорошая обезьяна, а он -- плохая". (кино "Драка", Гонконг, 1979 г.)
пролетарши всех стран, объединяйтесь ;)

Вычитала любопытный факт в "Before the Dawn" by Nicholas Wade о наших ближайших генетических родственниках - карликовых шимпанзе (бонобо). 

Внешне карликовые и обычные шимпанзе так похожи, что бонобо в отдельный вид выделили недавно.  Среда обитания тоже одинаковая -  по разные стороны одной реки.  Но тогда как во главе иерархии шимпанзе стоит альфа-самц, у бонобо парадом командуют самки.  

Учёные долго не могли понять в чём дело.  Оказалось, обычные шимпанзе делят территорию с гориллами, а карликовые нет (река служит естественным барьером).  В результате у бонобо гораздо больше подножного корма, их самки, в отличие от самок шимпанзе, выпасаются стаями и совместными усилиями призывают к порядку любого зарвавшегося самца. 

Что характерно, у бонобо практически отсутствуют войны между стаями, внутриусобная агрессия и детоубийство (самый страшый кошмар самок шимпанзе).  Зато у них очень много секса, который является средством решения всех конфликтов.

Так что каждый раз, когдя я слышу что патриархальные отношения в нас "заложены природой" вспоминаю бонобо. Специально для почитателей Домостроя отмечу - альфа-самцы шимпанзе имеют препаршивейший пенсионный план.  Как только находится самец посильнее бывшего альфу разрывают на части.  А у бонобо и риска меньше и секса больше :).

Эту реплику поддерживают: Алексей Насретдинов