Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Максим Котин

Максим Котин: Подлая иллюзия

Мы больше не в меньшинстве

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Я привык быть в меньшинстве.

В детстве я ходил в музыкальную школу с такой классической папочкой для нот под мышкой. Оказываясь с ней на улице, я чувствовал себя в меньшинстве. В большинстве были парни, которые отлавливали во дворах тех, кто с папочками, чтобы побить.

Однажды мне попалась в руки книга для подростков, где увлекательным образом рассказывалось об энтомологии. Прыгая по лужайкам садового товарищества «Березка» с самодельным сачком, я определенно чувствовал себя в меньшинстве.

В большинстве были те, кто проводил время, взрывая тротил, найденный в окрестных лесах на местах боев Второй мировой, ну и пытаясь побить кого-нибудь из садового товарищества «Подъемник». Завидев меня, увлеченно преследующего очередную лимонницу, большинство из обоих садовых товариществ кричало насмешливо: «Юный бабочколов!» Слово «энтомолог» не входило в лексикон большинства.

Студентом, шатаясь по питерским дворам, я пытался заставить друзей донести бутылки до урны после их распития. Ходил вольнослушателем на филфак не потому, что там девочки, а потому, что в самом деле интересно было слушать про Тредьяковского. Носил в газеты заметки про старообрядцев или реабилитационный театр людей с синдромом Дауна, а там говорили, что большинству людей интересно про местную команду КВН и премьеру блокбастера.

В общем, во взрослую жизнь я вступил человеком, для которого быть в меньшинстве стало привычным делом. Это мне казалось таким же естественным, как болеть зимой гриппом или носить трусы под штанами.

Мир вокруг меня устроен просто. Ты в меньшинстве, если ты нормальный. Если ты в очереди к эскалатору пытаешься держать дистанцию, ты в меньшинстве. Если ты тащишь с помойки домой венские стулья, ты в меньшинстве. Если ты веришь в то, что никто тебе ничего не должен, ты в меньшинстве. Если ты не даешь взяток, ты в меньшинстве. Если ты купил Windows, ты в меньшинстве. Если ты не знаешь, кто такой Стас Михайлов, но знаешь, кто такой Билл Эванс, ты в меньшинстве. В общем, если ты нормальный, ты в меньшинстве.

5 декабря 2011 года этот привычный мне мир пошатнулся. Накануне я собрал свое семейство, отправился в школу на соседнюю улицу и отдал свой голос за партию, которая, как и я, уже давно смирилась с тем, что она в меньшинстве. На следующий день я первым делом включил компьютер и посмотрел на результат. Результат был ожидаемый. Моя — причем довольно условно, с большой такой натяжкой моя — партия набрала привычный и для нее, и для меня ничтожный процент.

Но что-то было не так. Сложно сказать, откуда пришло это чувство. То ли это фейсбук, где одни кричали «ату», пока другие катались на каруселях. То ли это цифры независимых экзит-поллов, отражающие реальную картину мира. То ли это старомодные кухонные разговоры с друзьями и родственниками, которых тема выбора меньшего из зол как-то вдруг взволновала не на шутку. То ли это неожиданная способность нормальных людей выйти на Чистые пруды и сказать «Ша!»

Я осознал, что больше не чувствую себя в меньшинстве. Не то слово — этих выборов вдруг оказалось достаточно, чтобы я подумал: а не так ведь все плохо. Уже давно я чувствую себя чужим среди своих исключительно по привычке.

Тех, кто доверяет блогерам, уж точно не меньше, чем тех, кто доверяет программе «Время». Людей, которые тормозят перед пешеходным переходом, больше, чем тех, кто пристраивается за «скорой». Среди известной мне молодежи тех, кто хочет свое дело, намного больше, чем тех, кто хочет в «Газпром». И вообще, быть нормальным постепенно становится нормой.

Может быть, думаю я теперь, это все самообман? Настроение момента? Протестная эйфория? Подлая фейсбучная иллюзия?

Ну, даже если и так, я надеюсь, что это настроение момента я чувствую не один.

Я надеюсь, что вместе со мной его чувствуют не только мои друзья и френды, но и те, кто привык считать себя в большинстве. Кто еще вчера думал, что всех отжал и всем показал. Кто все распилил, равноудалил и отвертикалил. Кто построил себе параллельную страну со своими отдельными дорогами, судами и городами. Кто надеялся, что для всех остальных достаточно просто грозно пообещать наказать виновных (и оставить преступников безнаказанными), шумно свинтить мигалки (а потом втихаря привинтить их на место), остановить варварскую стройку днем (и запустить бульдозеры ночью), посулить понизить налоги (а вместо этого их на деле повысить), прорекламировать масштабные реформы (а вместо этого просто сменить вывески) и, наконец, день и ночь, день и ночь трындеть о величии России (выламывая куски этой России и выменивая их на средиземноморские яхты и дубайские пентхаусы). Кто, кажется, искренне верил, что все это прокатит.

Я надеюсь, что теперь эти люди сидят там перед своими компьютерами, как сидел я вчерашним утром, смотрят на вполне ожидаемый результат и чувствуют, что что-то не так.

И постепенно начинают понимать, что все это не прокатывает.

Теги: как жить
Комментировать Всего 36 комментариев

Степан, это ровно та фраза, которая, как я надеялся, возникнет в голове у читателя в конце

Я так это и понял вот и решил тебя порадовать тем что она как и предполагалось возникла

Эту реплику поддерживают: Максим Котин

Я считаю, что сейчас вполне подходящий момент для того, чтобы реально изменить жизнь. При условии, что найдется лидер (или сумевшая договориться группа лидеров) способных не просто покричать на улице,  а сформировать и суметь предложить хоть какую-то ПРОСТУЮ и РЕАЛЬНУЮ идейную платформу, стратегию и тактику действий (даже в рамках существуюшего конституционного поля).

Например, создать ЕДИНУЮ экспертную группу по сбору, рассмотрению и дальнейшему юридическому сопровождению всех исков, связанных с нарушениями выборного законодательства.

Максим, спасибо!
Пронзительно!! И как-то родственно!!!
Да, что-то куда-то двинулось...

И есть пока надежда, что это не подлая иллюзия.

А я вот торможу перед переходом, но не гнушаюсь занять левый ряд за скорой, вместо того, чтобы, спасая нравственность, уступать случай другим.

И я предпочитаю оставаться в меньшинстве и, чтобы оно по возможности не пыталось становиться большинством.

Эту реплику поддерживают: Nina Peters

по-моему пристраиваться за скорой это за гранью добра

Эту реплику поддерживают: Игорь Уткин, Валерия Корчагина

Вчера я впервые пристроился за скорой в пробке на трёшке.

Чувствовал себя странно - все стояли, а я ехал. Обычно с легкой неприязнью провожаю взглядом таких водителей. Пытаюсь дать моральную оценку явлению и не выходит. Вы эту грань как чертите?

Элементарно, и придумано не мной. Надо спросить себя, а что будет, если все так начнут делать.

Эту реплику поддерживают: Семен Дукач

Все так не могут, 1 успевает, 2 максимум. Не по встречке, конечно. При этом никому не мешают. Вернее мешают тем, что могут, едут, как я вчера. А все стоят.

Вот загадка..

Как это не мешают?!

Вменяемые люди уступают дорогу скорой. (Частенько с трудом, так как уроды справа не видят, не хотят пропускать или просто срать хотели на весь остальной мир). И вот скорая проехала. В нормальном мире (я за рулем 19 лет и имею не только Российские права, но и права государства члена Евросоюза, и исколесила, помимо отечества пол-Европы и Америку) все кто пропускал в том же порядке встраиваются обратно в свой ряд и продолжают движение. Но только не у нас. У нас тут же на хвосте повисают уроды, которые уссутся, но не впустят обратно водителя, который всего-то и сделал, что попытался помочь кому-то спасти чью-то жизнь. 

Я всегда ругаясь на этих уродов, и пыталась понять, что эти козлы в это время думают? Спасибо, теперь я знаю. Они думают, что никому не мешают.

Еще раз попытаюсь сформулировать свою мысль.

 Я считаю, что один(два - редко) автомобиль, движущийся вплотную за машиной скорой помощи, предварительно  ее пропустивший(как правило, водители справа не мешают совершить этот маневр), не препятствует возвращению перестроившихся обратно в крайний левый ряд. И даже если препятствует, и кортеж за скорой длиною в километр, такое движение, с соблюдением скоростного режима и разметки, не запрещено ПДД.

Я пытаюсь понять, приемлимо ли это для меня.

И я считаю, что мое осуждение таких водителей основано на зависти, на моем нежелании, чтобы  кто-то выбивался из общего потока, в силу своей дерзости, сноровки и большого желания проехать.

В виду того, что я являюсь начинающим гонщиком за скорыми, не стану относить эпитеты вашего последнего абзаца на свой счет. Подобный логический прием с моей стороны это единственная возможность продолжить наш разговор. Ведь я надеюсь обнаружить истину, обсуждая волнующие темы с людьми из семей интеллигентов.

Надеюсь, что мое сообщение найдет вас в добром здравии и расположении духа.

да дело не в зависти. Просто все, кто вешается на хвост скорой откровенно лезут без очереди. Ну представьте. В просто очереди из стоящих людей Вы отступаете всторону, чтобы пропустить инвалида, просто старика, беременную женщину или женщину с коляскойб или тех же врачей скорой помощи. Она/они проходят. И вдруг человек стоящий за Вами и еще несколько следующих, как ни в чем не бывало, прилипают вплотную к этой самой беременной бабе-инавлиду-врачу скорой и маршируют за ней/ними вперед всей очереди. Или Ваш праведный гнев в этой ситуации тоже будет завистью? Если, все-таки не завистью, хотелось бы послушать Ваши эпитеты в адрес этих прунов. 

Не гоняйтесь за скорыми. Это банальное хамство. А еще это создает аварийные ситуации. Чтобы не впускать никого обратно приходится максимально сокращать дистанцию. Что происходит впереди скорой Вы не видите. Если она резко затормозит в нее влетите Вы и/или влетят сзади в Вас. Если влетите в скорую она вообще никуда не доедет. Кому-то будет больно, а может он вообще умрет. А еще можно напороться на такого же упертого, который все-таки попытается влезть обратно. 

P.S. Я умею быстро и лихо ездить, но не всегда понимаю зачем это нужно.

И еще....

Позвольте поделиться двумя ситуациями из личного водительского опыта. 

1. В далеком 1994 году ехала я как-то по одному из отрезков South Circular в Лондоне в час пик. Несмотря на громкое название -- это просто цепь улиц идущая по окружности где-то районе второй-третьей зоны Лондоского метро. Частенько один ряд в каждую сторону, обществнный транспорт, светофоры -- все прелести большого загруженного транспортом города. Вдруг где-то слышится вой сирены. Я не видела, кто и что едет, но в зеркало заднего вида я видела, как все без исключения машины притираются влево к тротуару, в переулки и т.д. Мне пришлось вообще частично въехать под козырек автобусной остановки, под одобрительные кивки расступющихся людей ожидающих автобуса, чтобы пропустить, как вскоре выяснилось огромную пожарную машину. Чтобы выехать из под остановки пришлось сдавать назад. И что симптоматично, никто из сзади едущих не пытался проскочить мимо меня, а тем более повеситься на хвост пожарной машине. Они остановились и просто подождали, пока я вернусь на проезжую часть. 

2. В августе не столь далекого 2009 года я вышла из Азбуки вкуса на Ленинградском проспекте, это между Динамо и Аэропортом. Проспект стоял глухо. И через все это пыталась прорваться Реанимация новорожденных. Таких машин в городе единицы. Ярко желтая, расписанная большими буквами, сообщающими, что она спасает младенца, машина сверкала всеми возможными огнями, орала всеми доступными звуковыми сигналами, и ее водитель пытался доораться до окружающих через громкоговоритель. Всем пофиг. Впреди глухой колонной стояли разнообразные внедорожники, джихад-такси и дешевые иномарки офисного планктона. Сзади напирали, надеющиеся таки прокатиться с ветерком любители подогонять скорые помощи. Все  бесполезно. Я стояла на крыльце Азбуки несколько минут. Реанимация проползла метров 50. От злости и бессилия по щекам у меня текли слезы. И, знаете, если бы под рукой у меня в тот момент был гранатомет, ей Богу, взяла бы грех на душу и изъяла бы всю эту сволоту из генетического пула.

Спасибо, Валерия, описание очереди донесло до меня вашу мысль. Я с готовностью пропускаю кого-то в пешем строю, но к дороге отношусь, чаще всего, как к соревнованиям, гонке. Не знаю откуда это, но без сомнений это не правильно.

В частном случае (на дороге):

Если вы не вернетесь влево мгновенно после того, как пропустили спецтранспорт, то вы туда уже не втиснетесь. (Я не имл в виду ехать за скорой по встречке).

В общем случае (в нашей замечательной стране):

Если справедливый подсчет – это коммунисты и фашисты, то я не буду кричать, что хочу справедливого подсчета. Я лучше (развивая вашу метафору) уступлю транспорту с сомнительными мигалками. И спокойно прибуду в том меньшинстве, котором был. А те, кому хочется стать новым большинством, пусть отдохнут.

Ну если не можете вернуться на левую полосу, езжайте по средней, в чем проблема? 

В нежелании уступать тем, кто за скорой всё же поедет. Но ваш совет хорош для Америки, там полоса спецслужб посередине. Будет случай, воспользуюсь.

Спасибо, Максим!

Очень интересная тема и отлично написано. Тема, которая, кстати, всегда была мне совершенно непонятна. И вот почему. Я прожила на свете уже много лет, встречалась с большим количеством разных людей из разных слоев общества. В силу моих личных особенностей и профессии многие рассказывали мне о своем детстве и юности. И, представьте: НИКТО, НИКОГДА не причислял себя к "они", которые... см. в Вашем посте и огромном количестве других воспоминаний. ВСЕ (независимо ни от чего)  рассказывали о себе, как об одиночке, которому противостояло какое-то "большинство". И на основании этих рассказов для меня постепенно вставала загадка - из кого же оно состояло, почему я никогда с ними не встречалась, и как бы с ним (хотя бы с одним "им") встретиться? Очень хотелось бы понять, в чем же здесь дело?

 Понимаю, что немного оффтоп, простите, но уж очень интересно. Вдруг  наконец пойму? :))

П.С. Единственное исключение, которое я знаю - я сама. Я была самой обычной дворовой девочкой, потом обычным рабочим-студентом-научным сотрудником и т.д. И наличие у меня в руках сачка для бабочек (я - биолог по первому образованию и биологией увлекалась с детства) почему-то никогда не делало меня "меньшинством"...

Мне тоже интересно

В школе я, конечно же, причисляла себя к меньшинству (в моих снобских представлениях большинством были не только дворовые бездельники, но и те, кто в музыкальную школу ходил с одной папочкой, не выделяясь среди толпы гуляк на бульваре, когда меня неизменно выдавала скрипка за спиной. Да и флейтисты тоже умело маскировались, конформисты те еще!). Но меня подспудно преследовала мысль: неужели ж противная сторона не смотрит на меня так же, как и я на них?..

Зато в университете, с первого же курса, вокруг меня столько меньшинств закрутилось, что разбираться в этом было бы слишком трудоемко, и явление "они" само улетучилось.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Анастасия, судя по всему, все было еще интересней: КАЖДЫЙ из "дворовых бездельников" чувствовал себя "противостоящим" не только коллективу посещающих районную музыкальную школу, но и своим же товарищам - он ЧУВСТВОВАЛ, что формально с ними, но явно - "не как все". По прошествии лет 20 он при случае с удовольствием расскажет об этом психологу или напишет в и-нетном ЖЖ... Еще более того (чтобы был не такой уж офф-топ в общественно-политической теме :))  - подозреваю, что одним из таких дворовых мальчиков был наш бывший и будущий президент, в оппозицию которому объединяется нынче "меньшинство" на данных страницах. Но писать в и-нете или ходить к психологу ему не надо, он имеет иные возможности.. :)))

Я думаю, Вы берете слишком высокий уровень обобщения. Каждый человек идентифицируется как через отрицание (я не они), так и через принадлежность (мы банда). Рассказывать приятнее о том, какой ты особенный, чем быть им. Ощущать себя в банде приятнее, чем об этом рассказывать. Ну а найти гопников, хамов и людей, которым ничего не интересно и ничего не надо, очень просто. Вы наверное плохо искали.

Согласна, Максим. Вы правы. Я вообще никогда сознательно не искала среди людей  "гопников и хамов".

Катерина, может у Вас контингент такой? Я большую часть детства и юности был в большинстве. "Как все". Всегда часть какой-нибудь стаи, и даже всех сразу в разных степенях.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Ура! Один нашелся! :))

Юрий, мне кажется, тут дело даже не в реальности "большинства"-"меньшинства" (оно, конечно, существует по любому отдельно взятому параметру), а в ее оценке и соотношении с самооценкой. Согласны? Вот мне Максим выше предложил оглядеться получше в поисках "хамов и гопников". Ну, ведь если в моей оценке реальности такая категория присутствует, и я как следует огляжусь, я ведь их тут же непременно и увижу? Правда?

Эту реплику поддерживают: Юрий Петров

Я для себя вывел такую максиму:

 - Если Вы встретили единомышленника, это значит что Вы ошибаетесь, но не печальтесь, скорее всего вы просто не понимаете друг друга. 

Эту реплику поддерживают: Сергей Антонов

Текст отличный, однако, был бы еще в разы лучше, если бы не последние 3 абзаца. Они тут вообще не нужны, имхо, все впечатление от прочитанного как-то размазывают...

что значит быть в большинстве? когда я как все. это возможно, когда сам, и все вокруг заняты  зарабататыванием денег, идут на компромиссы, связанные с тем чтобы и завтра можно было зарабатывать, хотя бы не меньше чем сегодня. но, будучи человеком чувствующим, я, индивидуал, вдруг как то начинаю видеть по-другому. мне мало только иметь возможность и завтра зарабатывать денег. я хочу ходить по чистым улицам, уступать дорогу другим, и хочу чтобы и мне уступали дорогу. не хочу больше давать взяток, прекращаю уступать дорогу синим ведрам, начинаю вдруг интересоваться выборами, и  радуюсь, попутно убедив пару таксистов в других городах не голосовать за партию жуликов. потом, будучи индифферентным по политическим взглядам, вдруг замечаю что вместо релакс фм слушаю серебряный дождь с репортажем с триумфальной. и тут "СТОП". становится ли МНЕ частью нового большинства и идти на митинг?  по крайней мере сейчас мой ответ "нет".

Максим, спасибо!

Анекдот предвыборных дней: по данным социологов, за партию "Яблоко" хотят проголосовать 35% россиян, но они сомневаются, что партия преодолеет 7% барьер.

Тех, кто доверяет блогерам, уж точно не меньше, чем тех, кто доверяет программе «Время».

Очень странный выбор.

Ни те, ни другие не являются людьми самостоятельными и оттого достойными.

Зависимые от  мнения кого-то третьего.

И кто верит блоггеру - куда глупее. Потому что фильтров в Сети куда меньше, и они куда дырявее. Там царит попса, в разы худшая даже ТВ. 

Не соглашусь с Максимом. Мы всё ещё в меньшинстве. В противном случае в России после выборов случился бы Тахрир, а не локальные легко подавленные мтинги. Всё-таки большинство - понятие не только количественное. Большинство качественно меняет окружающее пространство. Сегодня же ландшафт этого пространства определяет большинтсво, которое полагает, что без Путина и на зубах навязшей ЕР будет ещё хуже. По аналогии с девяностыми: были суки-коммуняки, их скинули - и пришёл алкозависимый Ельцин с компанией. Эта мысль - что без них будет хуже, и некому кроме них взять власть - на мой взгляд, главный козырь нынешнего режима. А людей, симпатизирующих этой рано впавшей в маразм власти, давно уже - с Гулькин нос. Вот когда большинство поймёт, что можно, избежав революций, спихнуть с трона Путина и распределить места в парламенте не по нарисованным циферкам Чурова, а так, как страна проголосовала - вот тогда начнутся перемены. Ставить на революцию и кровь - значит ставить на Путина без конца и без края. И, потом, лично я, например, боюсь идти в революцию с тем народом, который вижу вокруг себя. Так что, главная задача трезвого и деятельного меньшинства, по моему мнению, состоит не в том, чтобы стать большинством - это нереализуемо в обозримой исторической перспективе - а в том, чтобы донести до простоватого большинства незатейливую, в общем, мысль: не надо революций, пусть у руля остаются все существующие политические силы - нужно просто добиваться честного подсчёта голосов. И тут, к слову, чистая прагматика: едристы ведь выродились давно, на лицо процессы дегенерации - им попросту не из кого выбирать людей на важные посты - ведь нужны лояльные, а это, мягко говоря, не всегда достойные в профессиональном плане. Поэтому Фурсенко, поэтому Нургалиев. Поэтому и самолёты падают, и пароходы тонут. В общем, давить на идеи - тухлый номер. Большинство в России на несколько поколений вперёд после Ельцинского хаоса заражено прагматизмом в самой тяжёлой форме. Можно назвать его мещанским, можно морщить высокоинтеллектуальный лоб. Но это, по-моему, данность, с которой не считаться могут только те, кто не желает реальных перемен, кто вполне удовлетворён противостоянием с "кровавой гэбнёй". Как говаривал в своё время Владимир Ильич: "Стена-то трухлявая, ткни - и провалится". Во только тыкать нужно в правильное место.