/ Москва

Максим Кронгауз: Науку должны делать веселые люди

В Летней лингвистической школе, которую открыл Максим Кронгауз  в пансионате под Дубной,  дети могут поиграть в лингвистическое казино и освоить язык жестов

Фото: Leemage/Photas
Фото: Leemage/Photas
+T -
Поделиться:

 

Летняя лингвистическая школа под Дубной открывается уже в 11-й раз. «Идея летнего лингвистического лагеря пришла мне в голову в начале 90-х. И мы с коллегой по кафедре Еленой Муравенко пригласили наших друзей-лингвистов из МГУ и РГГУ и набрали школьников и студентов. Сначала нас спонсировал Сорос, потом у лагеря был перерыв в несколько лет, а в 2004-м мы проект возобновили. Лекции и семинары ведут академики, членкоры, профессора и молодые специалисты. Каждый год мы обновляем весь состав преподавателей и студентов. Очень важно, что это открытая среда, потому что в науке иногда существует тенденция к закрытости — это губит и саму науку, и научное сообщество. Детей, как правило, мы отбираем через олимпиады, кружки, по рекомендации известных московских учителей, реже со стороны».

Школа бесплатная, обычно про нее узнают по «сарафанному радио»: в последние годы на занятия лингвистикой на свежем воздухе стали приезжать даже дети эмигрантов из Америки, Австрии и Германии.

На первый взгляд, в лагере детям некогда отдыхать — они заняты научной деятельностью: две обязательные лекции утром, четыре семинара вечером. Но, по словам Кронгауза, хотя дети должны ходить только на два семинара (по выбору), они ходят на все четыре. «Замечательно, что наша лингвистическая среда воссоздает то, что мы отчасти потеряли, — престиж учебы. Для наших ребят естественно пойти на занятие, если оно есть».

Максим Кронгауз считает принципиально важным, чтобы темы занятий были детям интересны и понятны. «Мы не столько ставим перед собой задачу их чему-то научить, сколько хотим показать, как устроена лингвистическая наука, и заинтересовать этой темой, — говорит языковед. — В детстве нужно заниматься чем-то детским, понятным и интересным. Детей часто грузят научными проблемами — этого мы стараемся избегать. Например, детские научные конференции на меня всегда производят печальное впечатление. Дети имитируют научную деятельность взрослых: либо что-то переписывают и серьезно это произносят, либо сами создают что-то якобы научное».

Максим Кронгауз считает, что раннее научное образование часто дает обратный эффект: «Лингвистические вундеркинды часто не могут потом учиться. Приходит такой ребенок в университет и вроде как знает то, о чем мы говорим, но знает фрагментарно, однако считает себя выше других — такой сноб. И в какой-то момент перестает учиться».

За посещаемостью в Летней школе никто не следит — прогулов не бывает. Школьников можно понять: не каждый день им удается послушать лекции известных ученых. «Я читаю лекции о языке Интернета: эту тему школьники знают не хуже меня, но я делюсь с ними некоторыми своими обобщениями, которые им в голову не приходили, — рассказывает Кронгауз. — Например, о том, как в языке действуют игровые механизмы: многие слова возникают не «по правилам», а в результате каламбуров и остаются в языке. Или лекция о способах понимания текста и от чего это понимание зависит. Компании "Яндекс" и ABBYY — наши спонсоры в этом году — организовали лекцию о том, как лингвистика вместе с компьютерными технологиями создают продукты, которыми мы пользуемся: поисковые системы, автоматические переводчики и т. д. Кроме того, мы стараемся погружать детей и в более широкие культурные контексты. Например, у нас бывают лекции о восточных языках, о японской и китайской культурах, о греках, римлянах».

В Летней школе вырастают не только будущие студенты РГГУ и МГУ, но и рождаются настоящие научные проекты. «В 90-е годы преподаватель Григорий Крейдлин вел семинар, посвященный жестам. А сегодня он крупнейший специалист в России по языку жестов, ведет в этой области научную работу, издает словари. Так из маленького семинара выросло целое научное направление, — рассказывает Кронгауз. — А несколько лет назад в школе был очень популярен семинар по анекдотам и городскому фольклору. Сейчас руководитель семинара Елена Яковлевна Шмелева уже не одну книгу на эту тему написала».

Помимо лекций и семинаров ученики школы играют в футбол и пинг-понг, а по вечерам — в интеллектуальные игры. «Игры у нас есть стандартные, типа "Что? Где? Когда?", а есть литературные и языковые. Я, например, провожу лингвистическое "Казино Максим", в которой можно заработать нарисованные деньги с изображением преподавателей, а потом на специальном аукционе купить на них книжки и словари».

«Науку должны делать не серьезные и печальные, а веселые люди, — заключает Максим Кронгауз. — Мы делаем летний лагерь не потому, что это полезно, а потому что нам самим интересно, мы получаем от этого огромное удовольствие».

 

Елена Краевская