Вера Рыклина /

Иногда лучше промолчать

Почему детские суициды не надо обсуждать

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Когда 15-летней Диане Спиваковой было три года, ее родители развелись, мать уехала неизвестно куда, а девочка осталась жить с отцом. Тот вскоре женился, отношения с мачехой у Дианы складывались не очень хорошие, но и не хуже, чем вообще бывают у подростков  с родителями в переходном возрасте. Еще у Дианы с рождения не хватало одного пальца на руке. В остальном — обычная девочка из спального района Москвы: хорошо училась, занималась у репетитора, у нее было много друзей и подруг, старшая сестра и аккаунты в социальных сетях.

В прошлую субботу эта самая обычная девочка поднялась на 23 этаж самого обычного жилого дома в Новогирееве, открыла окно и прыгнула вниз.

Трагедия в семье Дианы произошла на фоне волны подростковых самоубийств, которая прокатилась по России в феврале. В подмосковной Лобне две девочки, взявшись за руки, спрыгнули с крыши 16-этажного дома, в Красноярске повесился 12-летний мальчик из вполне благополучной семьи, в небольшом селе в Амурской области покончил с собой семиклассник, во вторник пришло новое сообщение из Ростова-на-Дону и еще одно из-под Томска.

Список можно продолжать, но, честно говоря, конкретные истории важны лишь родственникам и друзьям погибших, а праздных наблюдателей вроде нас с вами  волнует только статистика: за две недели девять детских смертей. И это лишь те случаи, о которых стало широко известно. Сколько их на самом деле, не знает никто, и никогда не узнает.

Нам, праздным наблюдателям, важно понимать одно: на самом деле никакой волны самоубийств подростков в России сейчас нет. По официальной статистике ВОЗ, в стране в год происходит около 200 самоубийств детей в возрасте от 5 до 15 лет, то есть около 17 случае за 30 дней. Так что февраль 2012-го — вполне обычный месяц в этом смысле, никакого неожиданного всплеска.

Это не значит, что проблемы нет. Она есть, и она огромна. Согласно недавнему масштабному исследованию ЮНИСЕФ «Смертность российских подростков от самоубийств», Россия на третьем месте в мире: ее показатель по количеству подростков от 15 до 19 лет, покончивших с собой, втрое выше, чем в других странах. Мысль о самоубийстве появляется у 45% российских девушек и у 27% юношей.

Уполномоченный по правам детей в России Павел Астахов так и сказал про февральские события: «Это не эпидемия самоубийств. Это государственная трагедия».

Что делать Астахову — понятно: он лоббирует государственные программы по предотвращению детских самоубийств и говорит, что, если срочно не принять меры на федеральном уровне, мы «потеряем поколение». Меры тоже понятные — как во всем мире: организовывать работу психологов в школах, открывать телефоны доверия, проявлять повышенное внимание к сложным подросткам.

А вот что делать обществу, не очень ясно. Астахов попросил СМИ не смаковать подробности детских самоубийств и вообще поменьше про них рассказывать, мол, дети слышат о таких происшествиях и думают: «А почему бы и мне не…»

Обычно мне не очень нравится, что говорит Астахов, и мне совсем не нравится, когда прессе указывают, о чем можно рассказывать, а о чем не стоит. Но, пожалуй, это первый случай, когда я всерьез усомнилась в неприкасаемости свободы слова и права на информацию, которая до сих пор казалась мне безусловной.

Психологи и социологи сходятся в одном: в большинстве самоубийств огромную роль играет подражательство. Зачастую человеку не хватает решимости для самоубийства, последнего толчка: им становится сообщение, что кто-то еще совершил суицид. Логика простая: если кто-то смог, то и я смогу. Если кто-то еще так делает, значит так можно. Если нас много, значит, мы все делаем правильно.

В начале XX века французский социолог Габриэль Тард написал: «Инфекционная эпидемия распространяется по воздуху или ветру; эпидемия преступлений идет по линиям телеграфа». Вообще-то это про преступность и тех, кто подражал Джеку-Потрошителю, но известно, что число самоубийств очень сильно возросло, например, после самоубийства Мэрилин Монро и Курта Кобейна.

В психологии даже существует специальный термин для описания ситуации, при которой после самоубийства, освещенного в СМИ, происходит множество подражательных суицидов. Называется «синдром Вертера»: после выхода в свет «Страданий юного Вертера» Гете по Европе прокатилась волна самоубийств (из-за этого во многих странах книгу даже запретили).

Социолог Дэвид Филлипс из Калифорнийского университета изучает суициды уже больше 20 лет. Он утверждает: за 100 лет синдром Вертера приобрел очень опасные масштабы — Гете читали единицы, а телевизор смотрят миллионы.

Он изучил статистику самоубийств в США с 1947 по 1968 год и выяснил, что после каждой громкой публикации о самоубийстве новые суициды совершало почти на 60 человек больше, чем обычно. Он уверен, что дело именно в подражательстве: например, если громкое самоубийство совершал пенсионер, резко увеличивалось число покончивших с собой пожилых людей, если школьный учитель — расставались с жизнью преподаватели, и так далее.

Еще в 1986 году Филлипс и его коллега Лунди Карстенсен опубликовали исследование  о самоубийствах подростков. За 7 лет они изучили данные о 12 585 детских суицидах и проследили их прямую связь с телерепортажами о 38 громких самоубийствах, совершенных за это время. По их данным, число суицидов сильно возрастало в течение недели после каждой телепрограммы. Им даже удалось доказать зависимость: чем больше материалов о самоубийствах в телевизоре, тем сильнее увеличивалось число суицидов в последующие 7 дней.

В ноябре прошлого года на Озерной улице Москвы две студентки 1993 года рождения бросились вниз с балкона многоэтажки. Тогда Борис Положий, крупнейший в России специалист по суицидологии и руководитель отдела экологических и социальных проблем психического здоровья Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского, заявил, что, скорее всего, это происшествие — прямое последствие парного суицида в Питере, совершенного несколькими днями ранее.

15-летняя Диана Спивакова из Новогиреева знала о нынешних громких самоубийствах подростков и обсуждала их с родственниками. Подруги говорят, что она и раньше думала о суициде, но ей не хватало решимости. Хватило.

Вот я и обсудила с вами то, что, кажется, обсуждать совсем не нужно.

Комментировать Всего 45 комментариев

Вера, так что все-таки лучше: промолчать или подробно, со всех сторон, с живыми примерами обсудить на популярном ресурсе? Ваше мнение?

"...честно говоря, конкретные истории важны лишь родственникам и друзьям погибших, а праздных наблюдателей вроде нас с вами волнует только статистика..."

И, если можно, исключите меня, пожалуйста, из "нас с вами, праздных наблюдателей" - так сложилось, что я профессионально сталкивалась с этой проблемой, и как-то вижу в этом не статистику, а именно личные трагедии конкретных детей и семей...

Эту реплику поддерживают: Мария Сидорчук

Катерина, конечно, Вы не праздный наблюдатель. И для вас все это не новости и не статистика. Вот именно поэтому Ваш ответ на вопрос "Нужно ли про это рассказывать или надо молчать" гораздо интереснее моего.

А мой ответ банальный до невозможности: я не знаю. С одной стороны, я верю в то, что общество должно все про себя знать, что замалчивать проблемы плохо, и что сегодня промолчим про это, а завтра еще про что-нибудь. С другой стороны, если эти разговоры угрожают хотя бы одной жизни - а факты, которые я привела в статье лично меня убедили, что угрожают - значит, надо молчать.

Мой ответ на этот вопрос, вероятно, такой: среди "праздных наблюдателей", в салонах и т.д. лучше промолчать. Хотя удержаться трудно, я это понимаю, ведь дети, смерть - это такая захватывающая тема, трудно мимо пройти, и дьявол именно в деталях... В заинтересованных (не праздным образом) и профессиональных сообществах - говорить и писать (в основном о профилактике) как можно внятней и подробней.

Смотрите, Вера: люди (особенно дети) - имитаторы от природы. Это в нас еще от предков-животных, мы так обучаемся. Всему - хорошему и плохому. Когда опубликовали "Преступление и наказание" - убили довольно много старушек. Стоило ли публиковать? (Кажется, в какой-то европейской стране "П. и н." тогда запретили)

Дальше. Подростки эмоционально лабильны (особенно, если есть какая-то неврология - это от 20 до 40 процентов нынешних детей). Много шума в свое время наделала история, когда японский мальчик выбросился в окно после смерти любимого тамагочи. Запретить тамагочи?

Т.е. отменить само явление мы не в силах, имитационное поведение и эмоциональная лабильность играет против. Стало быть, наша цель - удержать конкретных детей, тех, кто рядом. Спасти одну жизнь, не спровоцировать кого-то случайно пустой болтовней по теме или перечислением "уже решившихся". Тот, кто хочет и может, должен работать на профилактику. Родители детей-подростков и профессионалы должны быть максимально информированы (не смакованными историями из газет и и-нета). Остальные могут внести свой вклад, понимающе и сочувственно промолчав, не идя на поводу у своего (вполне понятного и объяснимого теми же законами человеческой природы) праздного любопытства.

Катерина, все Ваши примеры очень правильные! Конечно, запрет тамагочи - это звучит абсурдно. Тем более Преступления и наказания...

Но исследование этого ФИллипса про рост самоубийств после телерепортажей меня очень напугало. Там какие-то колоссальные цифры. На это нельзя не обращать внимания. Лично мне, потому что в разговоре про СМИ я тоже не праздный наблюдатель, а полноценный участник. Я всегда  чувствовала, что мое дело - рассказать людям о том, что и как устроено: вот я почитала, поговорила, узнала и теперь делюсь с вами. А после этого исследования у меня появились сомнения. Еще раз повторю, я пока не понимаю, как надо. Неделю наззад понимала, а теперь - нет.

Вера, ага, мы с Вами вышли на вопрос личной ответственности (за то, что я делаю здесь и сейчас, отвечаю именно я, а не "мы" "статистика" "явление" "наблюдатели" и т.д.) - и вот теперь я с Вами совершенно согласна!

Оно (страшное или печальное) есть, его нельзя отменить или сделать вид, что его нет, и каждый из нас в каждом отдельном случае решает, как ему с ним обойтись.  Говорить или не говорить, писать или не писать, приводить (подавать) примеры или не надо.

Мне кажется, что есть люди с повышенной ответственностью по этому вопросу (также, как сотрудники, строители и разработчики АЭС имеют повышенную общественную ответственность за нашу общую ядерную безопасность) - это учителя, писатели, журналисты, актеры, рок-певцы, психологи и  т.д. Им (мне! - так как я вхожу в выделенную мной общность) надо быть здесь особенно осторожными и внимательно ловить, и беспощадно давить в себе "зеваку" и "наблюдателя".

Эту реплику поддерживают: Алексей Воеводин

Ну почему абсудрдно? Заводной апельсин Кубрика долгое время была запрещен в Англии - именно из-за того, что романтизацией и эстетизацией насилия привел к созданию подростковых банд. По-моему это констатация факта - общество было не готово к этому явлению

Эту реплику поддерживают: Алексей Воеводин

С уважением отношусь к позиции автора, однако мне кажется, что в данной ситуации замалчивать эти печальные новости не стоит. Во-первых, если скрывать симптомы – болезнь сама не пройдет. Во-вторых, если мы не будем писать про суициды, давайте замалчивать проблемы насилия, пьянства, наркотиков, подростковой беременности и прочих прелестей переходного возраста. На мой взгляд, нет ничего хуже комсомольско-бравурного отношения к молодежи, когда все кругом умницы, отличники, комсомольцы и у всех аж дух захватывает от Большой Жизни Впереди. 

Я не могу представить, каким образом можно решить проблему подростковых суицидов, но замалчивать ее, на мой взгляд, ни в коем случае нельзя. Пусть служит скорбным напоминанием.

Александр, по сути я с Вами во всем согласна!  Но у нас есть доказанный факт: чем больше новостей про суициды, тем больше этих суицидов становится. Как с этим быть?

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova

Не могу ответить лучше, чем госпожа Мурашова. В отличие от меня, у нее есть даже отличное решение – обратить, наконец, внимание на своих дочерей и сыновей, решать их конкретные проблемы (или обращаться к тем, кто может помочь в этом), а не огульно обсуждать недостатки общества.

Эту реплику поддерживают: Алла Троост

Показать как выглядит реально суицидник: отвратительное зрелище, не разу не романтичное. и не жалеть их. Они ждут жалости, сожаления окружающих, пытаются всем доказать, что мы виноваты в их смерти. Нельзя идти на поводу у таких людей. 

Они не ждут жалости - они мертвы!

Согласен, что нужно показывать и рассказывать (но не смаковать) ужас присшедшего. Я своим детям рассказывал, как умирали знакомые от передоза, прросто приходил и рассказывал - такой то умер и такой.

Но не согласен в другом. Они не ждут жалости - они не знают, что делать дальше. Иногда, а точнее - в основном, люди себя убивают потому что не видят выхода из сложившейся в их жизни ситуации. Для них нет выхода! Тупик! Вы были когда нибудь в тупике??? В жизненном!?

Валерий! К чему столько экспрессии в пунктуации? ) Передоз - это не всегда самоубийство... НО Вы спросили, и я подумала: что же такое жизненный тупик? И знаете, поняла, что однажды в него попала...

Нет, не тогда, когда четверо падонков отколхозили меня под угрозой сделать иньекцию наркоты; и не тогда, когда врач сказал, что я не смогу иметь детей; и не тогда, когда ОН ушел к другой и женился на ней, а моя лучшая подруга была свидетельницей на этой свадьбе... Нет, фигня это все. Решаемо.

И побои с раннего детства, и тиранию отца я тоже перетерпела, просто  в восемнадцать ушла из дома в никуда (в шлепанцах и шортиках, без денег с одним паспортом в кармане) - пострадала и пережила.

А вот когда мне позвонили на тренировку и сказали, что папы больше нет - это был реальный  удар под дых. Потому что стена, которая вмиг выросла между нами не могла быть разрушена в этой жизни. В принципе, я планировала ему позвонить или даже заехать к нему в гости, но отложила визит. А он взял и покончил с собой. Четвертая попытка оказалась успешной. 

И вот стою над над трупом отца. Его лицо залила кровь - кто-то решил, что телу при открытом окне будет комфортней, ну сосуды и полопались - смотрю на того, кого больше всех на свете любила и сильнее всех на свете ненавидела и понимаю - ЭТО ТУПИК. ЖИЗНЕННЫЙ. Потому что жизни здесь больше нет. А мы так и не поговорили... И пропал смысл что-то доказывать, к чему-то стремиться и что-то преодолевать. Мой главный враг и главный мужчина лежал каменея на дешевом диване и ждал труповозку.

Я ответила на Ваш вопрос?

чем больше новостей про суициды, тем больше этих суицидов становится

— подростковая романтизация и смерти и формы такого протеста и как бы такого подвига... оу-оу, ромео и джульетта. плюс к этому молодежная культура, романтизирующая сию форму самовыражения. готы, эмо, рок, и другие формы подобного декаданса. после 30 лет ты понимаешь, как это глупо, молодёжные формы и причины самоубийства обесценивается и как акт сам по себе и как метод. приходят другие глупости.

плюс к этому волна мужского гормонального всплеска, которая провоцирует на риск, где-то на снобе это было. в 18-20 лет очень много мужчин уходит из жизни, резкий пик. это как ни страшно говорить — вполне нормальный природный феномен отсева, подобный волкам, отторгающим из стаи излишне агрессивных особей, неспособных к семье, ко стайности и так далее... 

так что как ни ужасно звучит, попробуйте всё же посмотреть на этот процесс как на необходимый и нормальный процесс саморегулирования человеческой популяции путём такой экстренной выбраковки, — может увидим другие причины/следствия. особь выросла, но не вписывается в социум. выросла "не так". природа начинает пользоваться различными своими инструментами в виде инстинктов уничтожения этого "брака".

Я думаю, проблема в самих репортажах. Как правило, журналист сочувствует жертве, начинается смакование биографии, темы одиночества и невнимания к ребенку... именно ЭТО и есть цель - привлечь внимание. и она достигается таким чудовищным путем. А если не жалеть жертву, если осуждать каждый акт такого бессмысленного и демонстративного поведения: пусть скажет церковь, пусть скажут одноклассники - без слез, а правду (ведь им не жаль, им любопытно), пусть покажут как мерзко выглядит тело после падения с высоты и как тошнит прохожих...

А еще есть чудные примеры неудачных суицидов: психушка и как следсвие - импотенция, инвалидное кресло и изуродованное лицо... 

И тогда, возможно, меньше девочек захотят  чтобы их показали по телевизору   висящими на веревке обоссаными с вывалившимся языком, меньше мальчиков  захотят резать вены, чтобы потом долго пускать слюну в спецклинике и никогда больше не иметь нормального секса...

Эту реплику поддерживают: Natalia Kuznetsova, Алексей Воеводин, Алена Рева

Спасибо за тему!

Вера, Вы знаете, ваша статья натолкнула меня на мысль написать сценарий короткометражного фильма. Правдивого. Не про жалость к тем, кто уходит, а про реальное отношение многих людей к ним: от полицейских и паталогоанатомов, до случайных зевак и любимого парня, увидевшего куски мяса своей "разлюбленной" на асфальте. 

Да, жесткий артхаус может получиться... Показать такое в школах, чтобы их воротило от вида смерти, глядишь и меньше школьников-суицидников будет.

А то льем крокодильи слезы, трагично пишем про жалость и скорбь. И от этого гибнут дети с неокрепшей психикой. 

читал как-то такую историю про средневековье - в одном городе прошла волна самоубийств девушек - стоило одной покончить с собой и прокатиться через весь город в белом платье в гробу в цветах в слезах родственников, как и многим другим так захотелось - в платье, в цветах, слезах

и никакой присмотр, никакие уговоры не действовали - девушки продолжали умирать

пока бюргомайстер не объявил, что с завтрашнего дня самоубийц будут хоронить обнажёнными

и как рукой сняло - эпидемия тут же закончилась

то есть умные люди поняли, что в первую очередь девушек волновало, что с ними произойдёт после смерти

то есть, им попросту не хватало того платья, которого они не могли допроситься у скупых родителей много месяцев  (а тут бы им это платье купили на следующий день после самоубийства), цветов-слёз, то есть, по сути, признания-внимания

думаю, что во многих случаях разговоры о подростковых суицидах нужны и важны именно для родителей - чтобы чаще думали о живых детях, если не хотят потом оплакивать мёртвым

хотя бы дарить им внимание и признание, почаще говорить им, что ими гордятся

(и подросткам тоже было бы важно почитать-послушать про мотивацию самоубийств, понять, как мало они таким образом решают и никто их столь отважным поступком гордиться не будет)

как об этом буквально вчера написала в своём ЖЖ Светлана Ильина:

"Клиентка, пожилая и с очень тяжелой формой ожирения, со всем соматическим букетом впридачу - диабет, отеки, астма, передвигается с роллатором - такая тачка на колесах для поддержки во время движения - в психотерапии работает, в основном, про конфликтные и несчастливые отношения с 4-мя взрослыми детьми. Забывают, паскудники, звонить, не приезжают пить ча по выходным и вообще ведут себя безобразно. Особенно остро этот вопрос стоит с младшей дочерью. Ссоры, взаимные обиды, непонимание.

- Она загоняет себя, я так за нее переживаю! Семья, трое детей, работа и еще она решила начать свой бизнес. Написала мне е-мейл, спросила, что я думаю. Я сказала, что я думаю - дорогая, ты загоняешься!

- И как дочь отреагировала?

- Представляете, она обиделась! Говорит, ты меня осаживаешь, вместо того, чтобы мной гордиться! А я переживаю за нее!

- А давно вы ей последний раз говорили, что гордитесь ей?

- (с искренним, неподдельным недоумением) Зачем?! Она и так это прекрасное знает!"

http://svetlyachok.livejournal.com/574214.html

Эту реплику поддерживают: Natalia Kuznetsova, Иосиф Раскин

Какой смышленый бюргомайстер!

Я в какой-то мере согласна с вами и с Марией Сидорчук - если показывать непривлекательные стороны происшедшего, то возможно, и желающих меньше будет..

Наталия, что будем делать с Ромео и Джульеттой? Ведь в общем-то, говоря откровенно, малолетние идиоты, и выглядело все наверняка - ой-ёй как непривлекательно. А их теперь чуть ли не в школе проходят. Как поступим?

А смышленому бюргомайстеру задуматься бы: чего у него в городе не хватает, коли девицам так скучно, что единственное развлечение - покойницей на катафалке проехаться?! Может, клуб для них какой открыть, или хоть проповедника нового, симпатичного в город пригласить? :))

Так а с ними ничего делать не надо, пусть остается все как есть - ведь каждому разумному школьнику понятно что это идиотизм полный так себя вести - ну мне было понятно, по крайней мере :)  Это дело семьи и учителей - проговорить, обсудить подобное с подростком, разобраться какие еще могут быть выходы из подобной ситуации.  Объяснить, что уйти- это просто, сложно - справиться с ситуацией, найти из нее выход, но это и есть самое интересное в жизни - справляться со сложными ситуациями и каждый раз выживать.

Мне кто-то сто лет назад сказал "смысл жизни заключается в том, чтобы семь раз упасть и восемь раз подняться". И это чертовски правильно.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Алена Рева

"смысл жизни заключается в том, чтобы семь раз упасть и восемь раз подняться". И это чертовски правильно.

Но в конце концов жизнь со смертью всегда уравнивают счет... :)

Верно, но пока жизнь идет, надо каждый раз отбивать мяч в ворота противника :) Даже если кажется, что смысла нет( сегодня),  то он обязательно появится завтра.

Потому что вся эта игра и есть смысл.

Черт, всегда хотелось думать, что есть еще какой-то смысл. И футбол никогда не любила... :)

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova

Катерина,  извините, что вмешиваюсь, но мне кажется, что самоубийство в пьесе Шекспира - не самый главный момент, хотя и важно, что "без него/неё мир смысла не имеет".

В первоисточнике Пирам и Фисба погибли и по вовсе глупому и неромантичному недоразумению

Ключевой, как мне кажется, как для Шекспира, так и для Овидия, остаётся фраза из "Метафорфоз" "sed vetuere patres"

Отцы запретили, а дети делают по-своему - вот что привлекает в "Ромео и Джульете".

А чем ещё могут распорядиться дети, которые во всём зависят от родителей и даже убежать никуда не могут? Только своей жизнью, по сути.

Так что, как мне кажется, дело тут не (с)только в развлечениях, а в том, что подростки чувствуют своё бессилие изменить какую-то ситуацию и пробуют "всем показать" свою силу - хотя бы так.

Потому, думаю, и важно говорить об этом, понимая, как важно для подростка осознание, что с его мнением и желаниями считаются.

В общем, как обычно - "это нужно не мёртвым, это нужно живым" :)

Эту реплику поддерживают: Юлия Смагина

Ага. Я именно об этом. Все не просто так. И что ж, способ не нов, но и что сказать "глупым взрослым" осталось... Может, все-таки лучше не пугать глупых девушек, что повезут голыми хоронить, а подумать о клубе и новом проповеднике? :))

боюсь, что клуб и симпатичный, но недоступный проповедник могут привести к новым проблемам - если не решить старые и преодолеть устоявшиеся запреты 

Оставим как образец литературного творчества и будем изучать на уроках англицкого языка )))

Я бы своему сыну сказала так (и, скорее всего скажу): родители запрещали им заниматься сексом, чтобы не было нежелательной  беременности. А они так хотели любви, что решили отравиться. Теперь у них никогда не будет ни секса, ни семьи , ни детей. 

Эту реплику поддерживают: Иосиф Раскин

мне кажется, что даже важней, чтобы не подростки, а взрослые делали выводы

Эту реплику поддерживают: Мария Сидорчук

У Ирина Неделяй была подобная тема в блоге, только из американского опыта.

Освещать надо, вопрос именно в подаче, я согласна с Марией Сидорчук. И, возможно, это тот самый случай, когда министерство культуры или Павел Астахов должны собрать представителей СМИ и совместно составить некий четкий план освещения в СМИ таких случаев.

Эту реплику поддерживают: Фания Тухватшина

СМИ сразу завоют о цензуре... Нужно решать проблему комплексно, в том числе - занять подростков чем-то более значимым, чем любов-секс-наркотики-шмотки и т.п. Многие глупости дети делают от безделья и неприкаянности. 

Когда у меня-школьницы было минимум 2 тренировки в день +школа и домашнее задание (после вечерней тренировки), телевизор смотреть было некогда. Хотелось есть, спать и выиграть соревнования.

дельные мысли, спасибо.

как в некотором роде пострадавший хочу внести свою лепту

Я выросла в семье, где отец вообще отказывался обсуждать суициды родственников, а мать говорила полушёпотом и с таким страшным выражением лица, что не дай Бог никому таких впечатлений. Но на похоронах сестры, я ничего не понимала, мала была. Весь ее так сказать постсуицидальный вид меня не напугал. Просто лежит человек малосимпатичный уже…Родственники давят : «Ира, потрогай за ноги! Потрогай, чтобы не приходила!» Ну… потрогала за туфельки.

Это потом, когда после всего этого, распалась семья на куски, тогда я начала что-то понимать. Мать и отец кузины не могли жить ни вместе, ни отдельно, страдала оставшаяся в живых моя сестра, на которую навалили обломки ожиданий. Пошла учится она не туда, куда хотела, а куда собиралась старшая покойная сестра. Весь этот затолканный подальше груз вываливался из своего темного угла и давил на всех участников трагедии. Так , что я считаю что надо говорить, пока все не устанут говорить.

Пусть даже ругаться, пусть даже громко, но проговорить все до конца и простить. Простить наверное -это главное.

Мне кажется, никто не простил в глубине души мою кузину. Она не только убила себя, она убила почти всех кто остался, или во-всяком случае она их покалечила.

Эти калеки изредка плакали, ругались, и жили как заведенные и не смогли преодолеть этого поступка.

В Америке все говорят, говорят и друг с другом и с психологами и со священниками, мало кто прячет в угол этот ужас и держит его телом всю жизнь в тёмном углу. Они даже находят таких же, как сами и создают клубы  совместного преодоления трагедии.

Но русские живут как бы дальше. Точно так же, и в часто в том же месте. С адской какой-то фигурой умолчания, над всей жизнью висящей, как страшный серый цеппелин.

Нет уж. Надо говорить и громко говорить. И конечно, пытаться заново каждый раз устанавливать отношения с подросшими детьми. И с ними тоже говорить. И говорить обо всём.

Ирина, есть некоторая разница между тем, чтобы обговаривать смерть среди непосредственных близких человека, покончившего с собой - или умершего какой-либо другой смертью - и волной масовой истерии в обществе.

Люди, непосредственно задетые этой смертью , должны выговориться - или быть выговорены почти насильно. Это необходимо.

Муссирование в обществе должно быть приглушено, чтобы ограничить эпидемию. К сожалению, мне кажется, нет никакой практической возможности сделать это.

мне кажется, нет никакой практической возможности сделать это.

Иосиф, но пытаться все равно надо. Каждый на своем месте. Вот, я редактор газеты и знаю об индукции и имитации. Мне предлагают: а давай-ка тиснем материальчик о самоубившихся подростках. Это сейчас модно. Распишем подробно, какие они были, какую музычку слушали, что в семье было, поставим вопрос... Не, - говорю я-редактор. - не будем. Нас же и подростки читают, и родители, которые могут не удержаться и за ужином обсудить... Но во всех других газетах уже... - возражают мне.  Пусть -другие, - говорю я. - А в моей газете - не будет. Плюс одна жизнь. Много или мало?

Эту реплику поддерживают: Наташа Вольпина

Катерина, Иосиф, я совсем не в теме + боюсь навредить даже не словом, а мыслью, интонацией.

Здесь? - Вам? (нам всем?) для размышления :

Не про подростков, поэтому offtop.Подростки просто - на краю, "над пропастью во ..." :-)))

В 1960е по Москве прокатилась волна самоубийств женщин возраста от 40  и старше (в основном, снотворными - теми, старыми, которыми, видимо, можно было???) Матери, жены, сестры ... московских ополченцев 1941.

На них в семьи не присылали похоронок. То ли цинизм: не платить? То ли неразбериха - не все были зарегистрированы, не у всех были на себе "смертные медальоны" или какие-то иные "опознавательные метки".

Факт остаётся фактом - приходили извещения "без вести", либо на письма родственников какая-то отписка о "неизвестном местожительстве" ?!

Двадцать лет женщины ждали - потом сил не осталось. НЕ ПИСАЛИ В ГАЗЕТАХ. НИ ЗВУКА ПО РАДИО. НЕ ОБСУЖДАЛОСЬ.

Я знаю, так как дочь врача и юриста. Мама до того, как стать окулистом, была психиатром, затем уже в 1960е (окулистом) консультировала в Кащенко. Папа тоже получал информацию не из газет :-)

Два случае - в нашем доме (всего восемь квартир, хотя и большИх): один - прямо в нашей коммуналке, второй - на последнем этаже. Одна (из нашей квартиры) - 30-летняя очень красивая женщина. Есть фото, где она держит младенческую меня в "конверте" на руках - счастливая благополучная улыбающаяся красавица (на фото). У неё погиб ("пропал без вести"???) папа. То есть в 1941 была подростком. Но в 1960е-то  выросла?????!!!!!

Вторая - 60-летняя женщина, там сын и муж.

ЧТО ЭТО? Чьё влияние? Прессы? Кухонного радио? Как возникает волна? Откуда пандемия?

Мне кажется - синдром, сгусток, клубок многих факторов. Когда сфокусировался весь этот винегрет, и слишком сильный/острый луч сошёлся в фокусе

Результат, ИМХО: острое одиночество, отсутствие ощущения света в конце туннеля.

Недаром даже мне в прошлом месяце приснилась хрень с туннелем ( о чём даже вякнула на СНОБе, получив в свой закрытый ("непопулярный" ) камерный блог 300 комментариев и две недели обсуждения!? :-)))))

Наташа, а потом это (наличие "эпидемии" именно в это время и этой категории населения - по городу? по стране? по миру?) где-то подтверждалось в уже открывшихся статистических документах или так и осталось Вашим и Ваших родных субъективным ощущением? Например, об эпидемии молодежных самоубийств в Питере в 1910-1913 годах достаточно хорошо известно, хотя причины так и остались малопонятными (уж очень разные люди кончали с собой)...

Катерина, естественно, наверняка, осталось. Надо смотреть архивы ЗАГСов, милиций, моргов ...

А Вы много знаете открытых архивов (статистик) по советским временам? И научных исследований по суицидам тех лет? Да и не только советским: кто-нибудь анализировал депрессии и суициды маккартиевских времён?

Я ж говорю, что не было в прессе, в "широком прокате", так сказать.

Не знаю (я ж переводчик медицины, а не медик:-): может, кто-то статью писал об этом. Кто-то занимался этим? Может, нет. И в моей науке масса тем, до которых руки не дошли.

Я так вообще единственную серьёзную работу по этим "скользким" периодам знаю. Нас в МГУ гоняли наверх на психфак, когда читал лекции Виктор Франкл. Представляете, он лекции читал в МГУ. Подфартило!

Так вот я знаю только Виктора Франкла, кто анализировал Освенцим на предмет кто и почему выжил. Книгу написал. Вы знаете наверняка лучше меня, и дизайн его исследования и выводы.

А в советские (да и в постсоветские) времена кто б такое исследование провёл?

1910-1913 год всё же - иная "песня". Тогда государство было заинтересовано в том, чтобы изучить. :-)

PS Субъективные ощущения. Примерно как сейчас: сегодня мы пишем на СНОБе, собирая инфу по разным городам и весям.

Тогда папа видел "сводки по городу", а маму вызывали ночью и днём. Её вызывали по поводу незаконченного (или как это?) суицида при химических ожогах глаз или механических травмах. Кислоту тоже пили   :-) Иногда просили посмотреть труп на предмет самоубийство или убийство (тоже когда была травма глаз). Лучше, знаете ли, в этом случае  пригласить окулиста, который по второй специальности - психиатр :-) Папа помимо своей специальности читал лекции вы прокуратуре. А они с мамой (даже после развода) дружили. Понимали друг друга. И ненавидели (негласно, тихо) "софью власьевну" - поэтому и "держались друг друга" в подобного рода ситуациях (когда лучше чтобы рядом стоял или анализировал кто-то "свой", что ли?) :-)

Я сама не помню - маленькая была. Помню звонки ночью.  :-)

Взрослой из мамы вытягивала (клещами :-)

Да, Наташа, конечно, я имела в виду постсоветские времена: тогда же много появлялось всяких фактов, закрытых до того статистик и т.д. Ведь в советское время многое исследовалось, и документы были, просто не публиковались. Например, я сама несколько лет исследовала влияние  всяких излучателей (типа тех, которые на подводных лодках) на репродуктивную систему. Но ни одна из 11 наших работ в открытой печати так никогда и не появилась.

Касательно 1910-13 года. Государство и тогда как раз пыталось "не раздувать", тк уже тогда понимали, что - индукция и все такое. Раздували - газеты (из них и мне известно, я из своих интересов читала газеты того периода), смаковали подробности, строили догадки...

А насчет Франкла - это Вам ужасно повезло, я просто вся завидую белой завистью!

Эту реплику поддерживают: Наташа Вольпина

Вот-вот-вот, Катерина. Когда не прочитала в научном журнале, где "точно-точно-точно" (пусть это только на сегодня - точно), даже при самом личной и полной инфе, боюсь вякать. Поэтому только Вам и "к слову". :-)

Собственно, я вякнула, чтобы чуть увести тему от 1. подростков 2. прессы. Чуть "навести луч" на причину. Которая???

С Франклом повезло. Хотя я - полная и законченная дурында. Кочевряжилась: старенький, читал через переводчика на немецком. Переводчица запиналась. Меня подружка затаскивала силком туда

Я тогда думала, что в жизни преподавать не буду (диссер по истории лит-ры, внизу - кафедра истории искусств ?!) Поэтому, на фиг мне вся эта психология (вместо успеть пообедать)? Да ещё мамуля по этой специальности. Только (думала я) - ПОДАЛЬШЕ от медицины и "учителки". Вот бог, небось, смеялся по обоим поводам.  :-))))

PS Про излучатели: я 13 лет переводила для В.И. Кулакова. Однажды домой пришла его научный секретарь (она с ним сто лет вместе - ещё с времён Пироговки, до переезда на Опарина). А я живу практически во дворе института Герцена, где лучевая терапия и прочее.

Она говорит: "Линяй скорее отсюда. У вас, наверняка, почечников много в доме". ???

Рассказывает: ещё на Пироговке однажды пришли какие-то исследователи излучателей (может, даже знаете). Посмотрели расположения отделений, проверили своими методами (? или приборами???) их оборудование - всё переставили. То есть все родильные отделения и все инкубаторные, всех младенцев и матерей как-то максимально дистанцировали от всего "излучательного".

И это В ЦЕНТРЕ АКУШЕРСТВА И ГИНЕКОЛОГИИ. А уж что говорить о нас, кто рядом с онкологическими институтами, где больше излучателей. Это - медицина. Не самые мощные.

Мама и Стёпка умерли с интервалом в полгода с диагнозом "интоксикация неясной этиологии". То есть БЕЗ диагноза.

Мы с Шуркой пока живы. :-))) Я никуда переезжать не собираюсь. Помимо излучателей, масса всякого (не в альпийских лугах живём):-)

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Один в поле не воин . На одного порядочного редактора всегда будет пять непорядочных, на законодательный запрет найдется Асанж, ну и социальные сети в редакторах не нуждаются. Боюсь что поезд уже ушел ...

Эту реплику поддерживают: Ирина Неделяй

Люди, непосредственно задетые этой смертью , должны выговориться - или быть выговорены почти насильно. Это необходимо.

вот к сожалению Иосиф, никто не выговорился. И до сих пор можно внезапно услышать из уст моей сестры изредка ,нис того ни с сего "Ну и что она этим доказала? Чего она хотела?" И потом тишина. Никто не в состоянии продолжать разговор. Все это зацементировано в нас, боюсь, что навсегда.

Конечно в прессе раздувание вообще выглядит позорным. Как буд то все хотят повысить тиражи за счет такой темы.

все хотят повысить тиражи за счет такой темы.

Именно так и происходит. Пресса в общем живет за счет массовых истерий ...

Еще одно подростковое самоубийство произошло в Москве. 15 -летеняя девушка выпрыгнула с 16го этажа.  Причины этого поступка не известны, предыдущий вечер она провела с друзьями. 

Забыла вписать в текст: в Австрии, кажется, в 1970-е годы в небольшом городе тоже была волна самоцбийств - прямо каждый день. И тогда местные власти собрали журналистов и попросили провести эксперимент - провести неделю молчания: ни по ТВ, ни в газетах не писали про эти самоубийства, а новые случаи не предавали огласке. Через 5 дней "эпидемия" прекратилась.

Эту реплику поддерживают: Иосиф Раскин

Вера, спасибо за хороший текст. И вдвойне спасибо за акцент внимания на роль журналистики в этой грустной истории. То, что роль СМИ в масштабировании вопроса совершенно точно есть - доказанные факты и исследования. Но журналистов не учат или плохо учат думать про права людей, включая детей в своей работе. И поэтому мы вынуждены разрабатывать вот такие "Этические принципы" http://www.unicef.ru/upload/iblock/ccf/ccfb9e63d8da0acc04bc6b550bd5f64e.pdf

И еще - мы когда презентовали упомянутое в статье исследование про подростковые самоубийства, меня некоторые журналисты спрашивали - "а конкретных детей дадите, нам нужны реальные истории, ну там неудачные попытки и все такое". В том числе и из распрекрасного ток-шоу Малахова. НОРМАЛЬНО?! ... И все такое... Вот реальное отношение к вопросу. На вникание в тему - 20 минут, заголовки статей у коллег и конкурентов собрал, copy-paste, надиктованный шефом вывод, закольцевал и... готово!

То же самое, кстати, происходит и с темой детей с инвалидностью - ЮНИСЕФ работает на системном уровне по развитию инклюзивного образования, проводит исследования, пишет рекомендации конкретные для законодателей, теоретиков и практиков системы образования... Но это же скучно... "А ребенка покажете такого, ну дауна там или в коляске, чтобы он показал, как в школу добирается сам?"... Конечно... А вы, забыв спросить разрешения родителей на съемку, с третьего дубля его снимите на морозе, чтобы потом сюжет все равно обрезали, поскольку план неудачный, да и тема не актуальная...

Эту реплику поддерживают: Мария Сидорчук, Ирина Неделяй

В продолжение темы - Рекомендации ВОЗ руководителям СМИ по освещению темы самоубийств

http://www.unicef.ru/upload/iblock/fab/fab87de9462fd020e22ae50f711d21ab.pdf