Мария Семендяева /

Пермь. Культурная столица для российских чиновников

Международный Дягилевский фестиваль музыки, оперы и балета в Перми как тест на готовность пермяков стать жителями культурной столицы

Участники дискуссии: Илья Кухаренко
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
+T -
Поделиться:

В воскресенье 27 мая в Перми завершился Международный Дягилевский фестиваль музыки, оперы и балета, организованный художественным руководителем пермского Театра оперы и балета Теодором Курентзисом. Курентзис был приглашен на эту должность в прошлом году — звезда европейских и российских фестивалей, он до этого несколько лет руководил аналогичным театром в Новосибирске. Генеральное руководство театром принадлежит Марку де Мони, создававшему в Санкт-Петербурге в конце 90-х годов фестиваль Earlymusic, а затем работавшему в Михайловском театре. В этом году благодаря усилиям Теодора Курентзиса и Марка де Мони Дягилевский фестиваль, проводившийся с 2003 года в режиме биеннале, стал ежегодным. На фестивале прошли спектакли греческого режиссера Теодора Терзопулоса, современного мэтра античных трагедий; в «Бахчисарайском фонтане» — знаменитом советском драматическом балете — станцевала французская «этуаль» Гранд-Опера Мари-Аньес Жило; была исполнена премьера нового «музыкального произведения в народном духе» Геревень композитора Владимира Николаева - вдохновленного «Свадебкой» Стравинского; прошла российская премьера оперы Medeamaterial Дюсапена по пьесе Хайнера Мюллера. Даже если залы и были заполнены на две трети прибывшими из Москвы и Европы гостями, треть составляли обычные зрители пермского театра и пермской филармонии — и они хлопали в ладоши и кричали «Браво!»

Эта реакция необыкновенно важна, поскольку в связи с пермским культурным проектом, запущенным еще в 2007 году, звучало много раз, что «пермякам не нужно», «пермяки не понимают» привезенного им Маратом Гельманом и Борисом Мильграмом современного искусства. Однако вторая волна культурной колонизации Перми с участием не просто неприятных условных москвичей, а иностранцев, хоть и говорящих по-русски — Курентзиса и де Мони — проходит куда успешнее первой. Тому есть, конечно, простое объяснение. В Перми принято гордиться своим культурным наследием — в 1870 году был основан Театр оперы и балета, которым теперь руководит Теодор Курентзис, в 1898 году в городе открыли первый кинотеатр, в 1909 году здесь образовалось музыкальное общество, которое впоследствии превратилось в краевую филармонию. В советское время культурные достижения императорских времен были закреплены в граните — об этом свидетельствуют огромные здания театра «Театр», пермской филармонии, Органного зала. У того, что принято называть классическим искусством, в Перми всегда была своя определенная аудитория, поэтому все эксперименты Теодора Курентзиса легли на подготовленную почву.

По словам Бориса Мильграма, бывшего вице-премьера Пермского края, с которым мы встретились в Перми, цель культурного проекта была в том, чтобы «не помогать театрам, а изменять жизнь людей». Он был одним из тех, кто способствовал участию Перми в конкурсе «Культурная столица Европы-2016». В Брюсселе и Берлине уже открылись представительства Пермского края. Однако за громким статусом «культурной столицы» кроется обычная программа по материальному поддержанию местного европейского культурного наследия. Культурные  столицы Европы 2012 года — португальский Гимарайнш и словенский Марибор. Согласно Википедии, в первом есть средневековый замок, а во втором — средневековый замок, собор, синагога и первоклассная слаломная трасса. Это милые маленькие города, расположенные в странах со слабой экономикой. Пермь от статуса культурной столицы отделяет лишь одно ограничение: формально все претенденты должны входить в Европейский союз. Сейчас, по словам Бориса Мильграма, идет речь о том, чтобы сделать исключение. В остальном Пермь ничуть не хуже других городов-претендентов, например, Вроцлава, который уже отобран как одна из культурных столиц 2016 года.

Пока что будущая культурная столица Европы замерла в ожидании. После отставки Олега Чиркунова был назначен новый губернатор Виктор Басаргин, который начал свою работу с критики «мифов о Перми» и с заявления о том, что его приоритеты — строительство детских садов и социального жилья. Если новый губернатор не зарубит проект реконструкции Театра оперы и балета стоимостью 3 млрд рублей, запланированный на 2015 год, тогда эстафета культурной революции официально перейдет к Теодору Курентзису и его команде. Так что статус культурной столицы нужен скорее не для того, чтобы заявить о Перми на всю Европу, а для того, чтобы подтвердить значимость происходящих изменений для собственных чиновников.

Комментировать Всего 6 комментариев

Все было примерно так, только веселее. На сайте фестиваля в этом можно убедиться с помощью фоток и видео.

Фотографии со всех 10 дней - http://diaghilevfest.perm.ru/photo_video/photo/

Эту реплику поддерживают: Ксения Чудинова