/ Москва

В воскресенье — 400 лет телескопу

Мир почему-то празднует этот юбилей в ноябре — но на самом деле Галилея обогнал на несколько месяцев великий дилетант, сноб и испытатель природы

Фото: GettyImages/Fotobank
Фото: GettyImages/Fotobank
+T -
Поделиться:

 

ООН провозгласила нынешний год Всемирным годом астрономии в честь 400-летнего юбилея первых телескопических наблюдений Галилея, начатых в конце ноября 1609 года. Практически одновременно начал наблюдать небо через приближающую оптику и немецкий астроном Симон Мариус, который придумал  имена четырех главных лун Юпитера. Однако мало кто знает, что у Галилея и Мариуса имелся предшественник, опередивший их на четыре месяца. Это был 49-летний питомец Оксфордского университета Томас Хэрриот, напрочь позабытый потомками человек удивительных дарований. Ровно четыре века назад он вооружился подзорной трубой и взглянул на небеса.

Томас Хэрриот

В истории британской науки есть любопытнейшая фишка. На протяжении веков ее ниву возделывали высоко одаренные ученые мужи, которые предавались исследованиям исключительно из любви к искусству и нередко за собственный счет. Они не преподавали в университетах и порой не имели научного образования — короче говоря, были дилетантами, ну и, конечно же, снобами. Разумеется, многие из них стали классиками науки.

К этой славной плеяде принадлежит и Хэрриот. Он родился в 1560 году в Оксфорде, окончил один из тамошних колледжей и поступил преподавателем математики, землемером и счетоводом к блестящему авантюристу елизаветинской эпохи Уолтеру Рэлею — придворному, мореплавателю, воину, поэту, драматургу, историку и химику-любителю. Рэлей готовил экспедиции в Новый Свет, а Хэрриот помогал ему строить корабли и обучал капитанов и штурманов навигационному делу.

 

Хэрриот по-настоящему заинтересовался астрономией в сентябре 1607 года, когда небеса прочертила яркая комета (теперь ее называют кометой Галлея). Он оборудовал на крыше своего дома в Сион-Парке маленькую обсерваторию с угломерными инструментами, но это было только начало. Весной 1609 года до Лондона дошли слухи, что голландские мастера делают и выставляют на продажу зрительные трубы с двумя линзами, приближающие отдаленные предметы. Хэрриот подумал, что эти инструменты пригодятся для наблюдения небесных тел. Он не то приобрел, не то самостоятельно изготовил трубу с шестикратным увеличением, которая и стала первым астрономическим телескопом.

Где-то в 9 вечера 26 июля 1609 года он направил трубу на Луну и немедленно зарисовал увиденное. Инструмент был плохоньким, картинка — неважная, но именно так было положено начало телескопической астрономии.

Первые в истории карты Луны, сделанные Томасом Хэрриотом при помощи телескопа

 

Судя по всему, Хэрриот сразу понял, что для качественных наблюдений нужны инструменты получше. Поэтому он целый год не смотрел в небеса, а вместе с мастером-оптиком Кристофером Туком занимался изготовлением труб. В общей сложности Хэрриот сделал не меньше восьми телескопов, наиболее мощный из которых был 32-кратным. В 1610–1613 годах он нарисовал более дюжины карт лунной поверхности, наблюдал сотни солнечных пятен и таким образом определил протяженность солнечных суток. Потом он отошел от науки: стало ухудшаться здоровье. К сожалению, астрономические рукописи Хэрриота разобрали лишь в 1784 году, да и то частично. Лишь полвека спустя, в 1832–1833 годах оксфордский профессор астрономии Стивен Риго опубликовал работу о Хэрриоте-астрономе, куда включил большие куски из его манускриптов. Современные историки науки обратили внимание на этого замечательного ученого только после 1960 года.

Хэрриот возобновил телескопические наблюдения Луны лишь в июле 1610 года.

Задолго до этого Галилей самостоятельно сделал пару хороших телескопов, с помощью них наблюдал Млечный Путь, начертил лунные карты и обнаружил четыре спутника Юпитера, что вызвало настоящую сенсацию. А уже в марте 1610 года появилась книга Галилея «Звездный вестник». Именно из этого труда ученые и узнали о великих возможностях, которые открывают для астрономии оптические зрительные трубы (телескопами их стали называть год спустя). Имя великого итальянца совершенно заслуженно стало символом Международного астрономического года.

Но первым все же был Томас Хэрриот.

Комментировать Всего 4 комментария

"Но первым все же был Томас Хэрриот."

Все же, первым был Галилей, а Хэрриет был раньше :)

Вся сила в пиаре

Степан, телескопическая астрономия как коллективное научное предприятие, конечно  же, началась работами Галилея. И тут-то помимо психологической готовности поделиться своими открытиями, сработали и социальные мотивы. Галилею в 1610 году очень хотелось продвинуться, получить хорошую должность с высоким жалованьем, а для этого необходимо было опередить конкурентов и прославиться. Что он и сделал, написавши и опубликовав "Звездный вестник" в рекордно короткий срок. В результате обрел профессуру в Пизе, место математика при дворе великого герцога Тосканского, стал членом римской Академии Рысьеглазых (кстати, слово "телескоп" было придумано на банкете в честь его избрания). А Хэрриот получал от Генри Перси (своего высокого покровителя) пенсион, втрое превышавший типичный доход ректора оксфордского колледжа. Поэтому он вполне мог совершенствовать телескопы и наблюдать небеса исключительно для собственного удовольствия.

Я это и имел ввиду, когда писал, что первый по порядку не всегда первый по значению.

Почти в любой области человеческой деятельности были люди (вроде Теслы) который придумали (изобрели) что-то (скажем, в случае с Теслой - радио), но в историю входят другие: Маркони, который все это поставил на поток

если настоящая наука инициативна, то у профессиональной науки почти всегда получаются "бомбы"