Откуда берутся страхи

Ужас перед вампиром в далеком детстве отца, опасения матери потерять мужа — почему эти и другие страхи могут перейти к ребенку и как от них избавиться

Иллюстрация: Corbis/Foto S.A.
Иллюстрация: Corbis/Foto S.A.
+T -
Поделиться:

— Вы знаете, проблема в том, что Ваня у нас всего боится, — сказала мама, погладив пятилетнего сына по вьющимся волосам.

— Всего-всего? — не поверила я, обращаясь к самому мальчику. — Микки-мауса? Бабушку? Трамваев? Манную кашу?

— Нет, этого всего не боюсь, — засмеялся Ваня.

— А чего же действительно боишься? — уточнила я.

— Когда темно, — сразу же ответил мальчик. — И еще привидений. И все.

Мама рассказала, что на самом деле список Ваниных страхов значительно обширней: кроме темноты, Ваня боится оставаться в комнате один, плачет, когда мама уходит на работу или в магазин, боится врачей и уколов (чтобы взять кровь из пальца в поликлинике, его пришлось два часа уговаривать перед процедурой, а потом еще час успокаивать после), а недавно стал бояться двух больших собак нижних соседей (что выглядит особенно странно, так как раньше он с этими собаками дружил).

— Когда все это началось?

— Да вы знаете, где-то с полгода назад. До этого никаких особых страхов не было. Мы сначала внимания не обратили: ну, просит оставить свет в прихожей, нам что, трудно, что ли? Потом надо уже лампу в комнате зажечь, потом дверь перестал в туалет закрывать, а уж когда попросил отца пройти с ним по коридору к бабушке в кухню: «я сам боюсь», фактически на мне повис и начал от знакомых собак шарахаться — тут мы и поняли, что что-то неладно. Скажите, это вообще опасно? Это нарушение психики? Надо лечить? — мать c тревогой посмотрела на меня.

Отец, который вошел в кабинет вместе с женой и сыном, глядел куда-то в сторону и, кажется, кроме «здравствуйте» в самом начале, не сказал ни слова.

— Я пока не знаю, — честно ответила я. — По данным из разных источников, те или иные страхи у дошкольников встречаются у трех, пяти или даже восьми детей из десяти. Судите сами: что здесь считать нормой, что нарушением?

— Но почему это так? — спросила мать Вани. — Откуда это берется? Я думала, здесь все дело в том, что родители сами пугают детей. Вот меня бабушка в детстве все время бабой-ягой пугала, что она плохих девочек забирает, и я, когда не слушалась, потом  из-за занавески все в окно выглядывала (не летит ли бабка-ежка за мной?). А мужу (мы с ним, когда Ваня начал бояться, это обсудили) его старший брат рассказывал страшилки про вампира, что он придет и его ночью укусит, так Вадим спал в шарфе, чтобы вампир до шеи не добрался. Поэтому мы Ваню ничем не пугали, и в телевизоре он смотрит только хорошие мультики, сказки и передачи про животных…

— Полгода назад в жизни вашей семьи не было каких-нибудь кардинальных перемен?

— Да нет вроде. Восемь месяцев назад я наконец-то на работу вышла. Но я давно хотела и собиралась, а Ваня уже весь прошлый год в садик ходил, и бабушка у нас дома…

— Как ведет себя Ваня  с бабушкой? Те же страхи?

— Да. Все то же самое. Плюс, когда она его из садика заберет, перед моим приходом с работы он ее просто изводит: бабушка, а мама скоро придет? А она нигде не задержится? А она в магазин не пойдет? А поезд в метро не сломается? (Однажды мы с ним ехали, была какая-то авария и поезд почти час стоял.) А почему ее еще нет?

— Ну это вот — ты! — неожиданно для меня вступил в разговор отец. — Это от тебя. Раньше ты меня изводила, а теперь Ванька эстафету принял, и совершенно по образцу…

Никакой реакции со стороны матери, ни согласия, ни возражений.

Я почувствовала направление дальнейшей работы, попросила Ваню нарисовать дома портрет привидения, которое он боится, быстренько «закруглила» визит и договорилась с мамой мальчика (ее звали Тамара) о следующей встрече.

* * *

— Страхи у детей чаще всего встречаются от двух до девяти лет, — сообщила я Тамаре во время нашей следующей встречи. — В этом возрасте дети уже многое видят, о многом догадываются, но еще многого не понимают. Их фантазия почти не сдерживается реальными представлениями о мире. В чем-то они похожи на наших далеких предков, которые населяли еще непознанный ими мир множеством фантастических и зачастую опасных существ. У одного моего знакомого мальчика в комнате жили 32 гнома…

— Так вы хотите сказать, что с Ваней все нормально? — недоверчиво спросила Тамара. — Но ведь его страхи множатся и нарастают…

— Значит, кроме закономерных по возрасту фантазий, есть что-то еще… — вздохнула я. — Иногда наши дети боятся не своими страхами…

— Чьими же это? — женщина взглянула исподлобья.

— Шею шарфом не обматывает? — усмехнулась я. — Вы ведь понимаете теперь, что это был страх старшего брата, который он транслировал на младшего?

— Да. Нет, не обматывает, — понимающая улыбка в ответ.

— А как насчет вас? Бабка-ежка за окном? Или что-то более актуальное?

— Сейчас уже нет. С тех пор, как вышла на работу, почти пропало. Но было.

— Что было?

— Вадим ушел, когда узнал, что я беременна. Сказал, что я ему нравлюсь, но он не готов жениться и к ребенку тоже не готов. Я хотела сделать аборт, уже собрала все справки, но в последний момент не смогла. Потом еще пару лет как увижу белый халат или шприц…

— Продолжайте, пожалуйста, — попросила я.

— Когда Ваня родился, он почти сразу заболел. Тяжело, воспалением легких. Моя мама позвонила Вадиму. Вадим приехал и остался, как будто так и надо, и стал мне во всем помогать.

— Вы поговорили с ним, потом, когда Ваня поправился?

— Нет... я боялась. Но он сам сказал: тут мой сын.

— А потом?

— Потом мы так и жили. Но я все время опасалась, что он однажды не придет с работы, исчезнет так же, как и появился.

— И «проверяли» его? Звонили? Спрашивали? Надоедали? Так же, как сейчас Ваня?

— Да. Но почему?! Я же сейчас вышла на работу, чувствую себя намного уверенней, к Вадиму больше не пристаю, наши отношения улучшились. Почему же Ваня?..

— Значит что-то еще осталось между вами непроговоренным, — вздохнула я. — И Ваня ловит это из воздуха… Рисунок-то принесли?

— Вот оно, наше привидение, — Тамара достала из сумки рисунок сына. — Ой! Я, кажется, поняла…

На рисунке по длинной трубе (коридору?) летел неопрятный комок серой шерсти с двумя печальными черными глазами. На обоих концах трубы, сгорбившись, сидели схематичные человечки.

— Вот вам и «ой»! А что это за ящики перед вами с Вадимом? — спросила я.

— Компьютер и телевизор, — объяснила Тамара.

— Если не сумеете сами поговорить с мужем, приходите вдвоем, — сказала я.

* * *

Спустя два месяца Тамара пришла одна.

— Он сказал, что теперь сам боится, что я ему прошлое припомню, — сияя глазами, сказала она. — И что тогда он вернулся вовсе не из-за Ваньки — его этот орущий кулек пугал до колик, а потому что понял, что без меня не может, и только и ждал предлога. А я ему рассказала, как ненавидела себя, когда седьмой раз ему на работу звонила и через знакомых узнавала, куда он ходит, а один раз даже по карманам шарила…

— А Ваня? — улыбнулась я, уже зная ответ.

— Ваня вчера весь вечер во дворе с соседскими собаками играл. Они его всего в песке изваляли…

Теги: дети, страх
Комментировать Всего 17 комментариев

Спасибо, Катерина! Очень интересно. У детей такие страхи наверное проще выявить, когда еще можно расспросить родителей об их страхах. А вот когда работаешь со взрослым клиентом и приходиться докапываться до страхов бабушки!

Семинары по расстановкам очень эффективно разные страхи "вытаскивают на поверхность". 

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Потрясающе.

Ждем-с статью про борьбу со страхами для взрослых.

Эту реплику поддерживают: Инесса Хвостова

Увы, Мариам, детям обычно помогают, а вот взрослым чаще всего приходится самим бороться со своими страхами. Кроме того, со всеми ли страхами надо бороться? Для меня это всегда было вопросом, так как пару раз доводилось видеть совершенно бесстрашных по жизни людей и это тоже выглядело патологией. Бояться все-таки нужно, Вы согласитесь? Это же адаптивная реакция, в конце концов :))

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont

Есть страхи которые страшно мешают. Ну вот у меня такое. И куда их деть и как - вопрос? А многие из них заложились в детстве.

И вот даже уже осознаешь вроде, а внутри страшно.

А иногда по глупости и за интуицию их принимаешь.

Когда мне было лет 12, я увидел привидение. В своей комнате. Посреди ночи. Белое облако с четким мужским силуэтом, с ручками и ножками продефилировало от двери к балкону через всю комнату вдоль моей кровати. 

Всё бы ничего и я готов был бы поверить в то, что мне это приснилось, как меня убеждали все вокруг, если бы меня не разбудила спящая со мной в одной комнате собака. Именно она зарычала и завыла на это облачко, которое мы сопровождали взглядами вместе. 

Успокоившись я согласился лечь спать дальше. В соседней комнате. Можно представить себе величину моей паники, когда через час после того, как я снова уснул, на меня упала люстра, висевшая прямо над кроватью. Ни до, ни после никогда в жизни на меня больше люстры по ночам не падали. Это был "контрольный..."

С тех пор у меня недоверие к привидениям... :) Конечно, панического ужаса нет, но и возможность новой встречи в темноте я не исключаю. 

Наверное, надо-таки найти время сходить на прием к Андрею Бильжо... :)

Сходите, конечно, Алексей, вдруг поможет! :)

Но, скорее всего, эпизод из Вашего детства объясняется не столько психологически, сколько тектонически. Какие-то малые тектонические процессы, которые почувствовала собака (животные к ним чувствительнее нас - это известный факт), проинтерпретировало (в виде приблизительной материализации тревоги) Ваше подсознание и на которые чуть позже напрямую отреагировала плохо закрепленная на потолке люстра :)

Эту реплику поддерживают: Лена Де Винне

Кстати, я надолго вообще забыл про эту историю и уже сам начал верить в то, что почудилось. Однако телепередача "Битва экстрасенсов" нам прямо так и указывает: привидения встречаются. Значит я имею право гордиться знакомством с одним из них! :) 

Разумеется, Алексей. Кто знает, может быть, оно тоже гордится знакомством с Вами... :)))

Эту реплику поддерживают: Михаил Березович, Александра Карт

Можно было бы предположить, если бы люстра впоследствии упала именно в детской, а не в соседней комнате :))

да-да, про взрослых тоже очень интересно!

Катерина, я еще есть всякие "энергетические" теории, из оторых следует, что следующее отражается на психике:

- что ребено "знает", что мать колебалась, делать ли аборт

- что дети до 18 лет (и домашние животные)  болеют болезнями родителей (хозяев)

- что мальчи до 21 года живет "в поле" матери, а девоча - до 14 - матери, а с 14 до 21 - отца

- что синдром внезапной смерти маледнца это реакция либо на то, что были сильные колебания, делать ли аборт, либо категорическое нежелание отца иметь ребенка. То есть рожай - не рожай при таом раскладе, будут умирать до одного года.

- что надо, чтобы мать новрожденному первую мысльсамую светлую адресовала, вкаком бы ужасном состоянии она ни была, иначе, если с первой мыслью отрицательной обратиться, то у ребена вся жизнь кувырком пойдет.

Что Вы про все это сажете?

Лен, право, даже не знаю. Учитывая, что лет 150 назад младенческая смертность была ужасающей, а сейчас - меньше на пару порядков... Вряд ли все вдруг стали лучше думать или больше детей хотеть, скорее все-таки гигиена и антибиотики... :))

Насчет первой светлой мысли не совсем поняла: к кому надо с ней обращаться - к зиготе или уже к новорожденному (и в какой момент - начала родового процесса? Когда достали из родовых путей? Или когда матери первый раз кормить дали?)

Когда достали :), есть даже исследования на этот счет (ссылку не дам, но читала у Мишеля Одена в "Научном познании любви").

фишка в том, что маме никакие специальные мысли адресовывать не надо, при естественных родах достаточного просто обеспечить контакт. Сначала положить на живот, потом, перед кормлением, посмотреть в глаза малыша. И увидит мама там Космос и Вселенскую Любовь.

Поскольку я была активной сторонницей естественных родов, я много слышала о важности правильного зачатия, гармоничной беременности и естественных родов. А потом как-то побывала в компании приемных родителей и малек переоценила вес такого фактора как 'мысли матери во время беременности' :).

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Есть теория, что всё, что ребенок испытывает до 3 лет, он "выучивает" как проявление любви. То есть даже если его бьют, он рыдает и не радуется, но на подкоре отладывается та самая программа "бьет, значит любит".

По-моему эта теория соовтетствует описанному Вами случаю. Ведь ребенок явно "считывал", что отец стермится в дом в то время как мать его "доставала". То есть как тольо мать идет на работу, он начинает со страшной силой проявлять любовь (страх-стресс смены обстотельств, отрыва от матери как источника защиты). Ведь именно так она "проявляла любовь". Та что, имхо, все сходится! (как же я люблю решаемые паззлы :-)

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Natalia Kuznetsova