/ Москва

Эдуард Бояков представил в доме-музее Пастернака новую книгу стихов Елены Фанайловой

Книга вышла в «Новом издательстве» и называется «Черные костюмы». Здесь собраны стихи Елены Фанайловой последних лет. Членам клуба «Сноб» их представил Эдуард Бояков, и это представление превратилось в целый спектакль

Фото: Леонид Леонтьев
Фото: Леонид Леонтьев
+T -
Поделиться:

Елена Фанайлова — признанный поэт, лауреат премии Андрея Белого. Несмотря на многочисленные поэтические публикации и регулярно выходящие книги, она продолжает работать корреспондентом на Радио «Свобода», потому что вот уже 14 лет эта работа вдохновляет ее на создание остросоциальных стихов.

На вопрос, почему для презентации была выбрана именно дача Пастернака, Бояков ответил, что у него очень трепетное отношение к поэту. «Когда в клубе "Сноб" произнесли словосочетание "дом Пастернака", то, конечно, во мне сразу все откликнулось. Мне кажется, это очень правильно — вместо типичного  мемориального вечера при свечах сделать что-то, что могло бы взбудоражить людей и заставить их задуматься о современной поэзии. Пастернак сегодня звучит совсем не так, как звучал 30 лет назад. Но сегодня есть поэты, которые находятся в серьезном диалоге с этой эпохой и творчеством Пастернака. Я думаю, Елена Фанайлова — один из них. Я очень люблю стихи этого поэта и счастлив представить их здесь».

Сама Елена призналась, что очень любит Пастернака и особенно стихи Юрия Живаго из романа «Доктор Живаго». Правда, когда она сама писала стихи для нового сборника, то больше думала о пастернаковской поэме «Лейтенант Шмидт». Впрочем, это в любом случае означает диалог с классиком.

К восьми часам почти все гости прибыли, но где именно пройдет само представление — в доме или на открытом воздухе, оставалось загадкой, которую Эдуард Бояков до поры до времени не намерен был раскрывать.

Он добавил, что поэтические спектакли — их любимая история, которую они развивают с момента основания «Практики». За четыре года существования театра на его сцене звучали стихи Ильи Кормильцева, Дмитрия Александровича Пригова, Дмитрия Воденникова, Марии Степановой, Веры Павловой. «Большинство значительных поэтов современности на нашей сцене присутствует», — говорит Бояков.

Гости, среди которых я заметила Андрея Шаронова, Юрия Мамлеева, Рафа Шакирова, Михаила Елизарова и других, с удовольствием общались и дегустировали вина в баре, устроенном на веранде деревянного особняка. Кто-то пробовал яблоки с растущих во дворе дома яблонь. На огороде около дома уже поспевали кабачки. Я встретила Кирилла Березова и его жену Микки Махан и спросила у них, как они готовятся к зиме и делают ли запасы.

Многим было любопытно, что именно будет делать в спектакле Валерия Гай Германика, которая приехала на вечер со своей собачкой Моней. Но она раскрывать карты не торопилась. В толпе я увидела Митю Борисова, который сыпал анекдотами и был рад дружеской атмосфере вечера.

Наконец, когда стемнело, Эдуард Бояков объявил, что всех нас ждет сорокаминутное представление. Первый акт проходил на втором этаже дома-музея. Все отправились туда. Оказалось, что рассаживаться надо на полу, на мягких подушках. Все стали устраиваться, а Сергей Скуратов пошутил: «Правильно, поэзию лучше слушать лежа».

Фото: Леонид Леонтьев
Фото: Леонид Леонтьев

На окна снаружи направили проекторы, зазвучала таинственная музыка композиторов Владимира Мартынова и Андрея Самсонова. Правда, оставалось непонятным, куда поместятся актеры, которые предположительно должны были где-то здесь читать стихи, — все пространство комнаты занимали зрители. Первой пришла Валерия Гай Германика — через дверь. Она прочитала стихотворение Бориса Пастернака «Разлука» и ушла. После нее актеры читали стихи Елены Фанайловой, заглядывая в комнату через окна и оставаясь сидеть на подоконнике. Чтецов было пятеро: Юлия Волкова, Ирина Михайловская, Аня Егорова, Федор Степанов и Алиса Хазанова. Стихи произвели магическое впечатление — множество видеопроекций, направленных на стены и потолок, заставили дом ожить. Под конец неожиданно появилась Ингеборга Дапкунайте — это был главный сюрприз вечера.

Всем понравилось, как читает Ирина Михайловская — особенно во втором отделении, которое все смотрели уже в темноте, на улице, завернувшись в белые покрывала, — этого моя камера папарацци уже не смогла запечатлеть, не выдержав контрастного освещения. После спектакля я спросила Ирину, где еще можно увидеть ее выступления и вообще, училась ли она играть в театре.

Было жалко, что такое зрелище состоялось в жанре хэппенинга и второй раз его увидеть нельзя. Впрочем, Елена Фанайлова придерживается иного мнения: «Я думаю, что в тех или иных модификациях этот проект еще будет осуществлен. Театр, который работает с современной поэзией, наверняка будет возвращаться к моим стихам, да и к стихам десятков других поэтов». На вопрос, где можно купить ее книги, Елена Фанайлова ответила, что лучше всего заказывать их на ozon.ru, потому что тиражи небольшие и в магазинах сборники быстро раскупаются.

Я спросила у зрителей, которые пили чай, ели бутерброды с вареньем и совершенно не торопились расходиться, как им понравилось представление. Сергей Скуратов сказал, что ему все всегда нравится: он вообще рад, когда люди что-то делают, потому что это означает, что у них есть какие-то мысли, а значит, они не инертная масса. А вот Самвел Аветисян высказал совсем другую точку зрения (причем его поддержала жена Елена): «Я считаю, что это не стихи, а бытописательство. Дерзать в таких стенах читать нечто подобное — это чересчур». Правда, потом оказалось, что Самвел и Елена плохо знакомы с творчеством Елены Фанайловой, — они оба за классику.

Марату Гельману представление понравилось. А еще его обрадовало, что он встретил здесь много приятных людей, которых можно зазвать к себе в Пермь. Я не упустила случая поинтересоваться, каковы пермские новости, и он подробно ответил на мой вопрос.

Тем временем гости стали разъезжаться по домам. Но не все: Игорь Гурович, например, азартно дегустировал напитки с Евгением Маргулисом. А Анна и Даниил Маргулисы вместе с Лизой Гурович и семьей Шароновых с удовольствием наблюдали за этим процессом. Все сошлись во мнении, что вечер был очень приятным — жалко, что лето кончается и ничего подобного устроить в этом году уже, наверное, не получится.