Антон Чугринов /

Москва. Первый день без рекламы

Сегодня в столице должен завершиться демонтаж незаконно размещенной наружной рекламы

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
+T -
Поделиться:

Начало борьбе с рекламой было положено в 2011 году, когда мэр Москвы Сергей Собянин распорядился демонтировать всю рекламу на строительных сетках и фасадах зданий, подавляющее большинство которой было размещено незаконным образом. Тогда же власти города начали демонтаж рекламных установок с крыш зданий.

Осенью прошлого года вступили в силу новые правила размещения рекламы в столице, которые наложили ограничения на размещение крупноформатных рекламных объектов в центральной части города и зонах, находящихся под охраной ЮНЕСКО. Руководитель столичного департамента СМИ и рекламы Владимир Черников пообещал представить до мая текущего года единую схему размещения рекламы, а также заверил, что места под размещение будут выставляться на конкурс.

Власти Москвы пообещали к 1 марта избавить город от 95 процентов рекламных конструкций, настенных панно и незаконно висящих флагов.

Многие уже успели заметить отсутствие рекламных растяжек, удивиться пропаже букв SAMSUNG с крыши Ленинской библиотеки, ну а власти вдобавок ко всему объявили о проведении эксперимента по внедрению на столичных улицах так называемого дизайн-кода, пообещав, что если рекламу житель и увидит, то уж точно красивую.

Мы решили выяснить у людей, не первый год живущих в Москве, увидели ли они разницу и насколько лучше стало жить в городе, «победившем рекламу».

Игорь Гурович:

Какое счастье, что Собянин запретил рекламные растяжки! Сразу город изменился, даже воздух стал виден. Я в любом случае за эту инициативу. Город похож на помойку или на Болшевский рынок. Если он будет меньше на него похож, то уже будет счастье. По идее новые правила должны заставить людей правильнее и умнее думать про коммуникации, находить новые коммуникативные каналы, должен произойти всплеск интеллектуальной активности.

Стас Жицкий:

Понятное дело, что совсем без рекламы ни один город существовать не может, и даже в суперисторических заповедниках типа Венеции можно наткнуться на уродский постер, прилепленный в лучшем случае на некую служебную и неисторическую трансформаторную будку, а в худшем — прямо на вековую (или выглядящую таковой) штукатурку какого-нибудь палаццо. Но это, конечно, полулегальная партизанщина, а вовсе не политика венецианских партии и правительства, и невозможно представить себе десятиметровой высоты надпись SAMSUNG на крыше Дворца Дожей или перетяжку с рекламой кожи и меха поперек Большого канала.

Москва — город на три порядка более скромный в плане исторической среды, но и за него, конечно, было обидно. А теперь обидно чуть меньше. Понятно, что все равно где-то останутся и щиты, и так называемые «крышные конструкции», и остановки общественного транспорта будут заклеены какой-нибудь дрянью — как официально разрешенной, так и неразрешенной вовсе. Но, если уберутся очевидные вопиющести — особенно в центре, где хоть что-то историческое еще осталось и где архитектура вовсе не терпит вмешательства гадких картинок, — уже станет чуть-чуть поприятней. А картинки рекламные — они же гадкие практически всегда. Нет, не вижу ничего ужасного в изображении нового автомобиля, или рожицы фотомодели, или даже (о, ужас!) бутылки какого-нибудь спиртосодержащего напитка — гадость этих картинок не в их неэстетичности, а в их категорическом диссонансе со средой города, если эта среда формируется не с начала ХХI века, а несколькими веками взаимоналожений, симбиозов и прочих присущих городскому организму естественных процессов.

Наружная реклама пролезла в город противоестественным путем — только не надо ее путать с вывесками, афишами и прочими необходимыми элементами информационного поля. Я имею в виду именно вот эту хрень, именуемую билбордами, которую ради денег (а не ради нашей с вами информированности) понавтыкали в асфальт в случайных местах, позакрывали ей остатки городской... ну, хорошо, не всегда красоты, но хотя бы натуральности, я имею в виду так называемые перетяжки и страшные логотипы на крышах... И приходится признать, что тут я с господином Собяниным солидарен. Хотя, если уж признаваться до конца, то, пожалуй, это единственное собянинское начинание, с которым можно солидаризироваться. Но — ни слова о плитке!..

Лев Рубинштейн:

У меня нет специального отношения к наружной рекламе. Так или иначе она была всегда. В пору моей юности это была реклама КПСС или советского образа жизни. Что касается рекламы товаров, таковых были единицы. Помню, в Москве почему-то рекламировали томатный сок, зубной порошок фабрики «Свобода» и полеты самолетами «Аэрофлота». В остальном — реклама идеологическая. В какой-то момент я понял, особенно перед большими праздниками, что рекламными досками закрывались трещины в домах. Позже на том месте, где ты привык видеть плакат «Народ и партия едины», внезапно появилась реклама «Кока-Колы» или «Самсунга». Первое время это было несколько смешно. Тем не менее я считаю, что в городе так или иначе должны быть визуальные образы. 

Если рассматривать эту инициативу внеконтекстуально, то ничего плохого я не вижу. Действительно, нагромождение знаков и символов у нас в городе бессистемно, что не радует. С другой стороны, мы знаем эту жизнь, и, если я правильно понимаю, просто идет передел рекламного бизнеса. Одну рекламу уберут, другую оставят, а нам скажут, какая красивая, какая нет. Честно говоря, я все же не очень верю в их благие намерения. 

Петр Налич:

Рекламы постепенно становилось все меньше и меньше. Несмотря на то что род моей деятельности и мой доход напрямую связан с наружной рекламой, я очень рад, что ее количество сокращается. Обеими руками поддерживаю инициативу Собянина. Рекламы в городе должно быть в несколько раз меньше, она должна быть локализована на отдельных небольших щитах. Нужно смотреть, что нам предложат дальше: красивые флаеры в магазинах — это одно, перекрасить в розовый цвет собор Василия Блаженного — другое. В принципе, этот подход кажется мне прогрессивным и верным, нацеленным на борьбу с хаосом. 

В последнее время стали видны фасады. Надеюсь, порочная практика, когда люди, имея во владении доходный дом конца XIX века, просто забивают на то, что дом разваливается и гниет, и зарабатывают огромные деньги, давая разрешения на размещение рекламы по всему периметру фасада. Разумеется, этим людям наплевать с высокой колокольни на красоту города, им главное деньги. Недавно, например, появился конструктивистский фасад дома на пересечении Арбата и Садового кольца. Много лет его просто не было видно из-за рекламной растяжки.

Комментировать Всего 4 комментария

Вот ведь shit! Хотя, похоже, на первой фотке рекламными тряпками закрыты строительные леса, то есть, это временный ужас. 

Это "временный ужас"  там постоянно меняется на новый. Сколько бывали в Венеции, дворец Дожей всегда чем-то завешан.