Игры курящего разума

Почему антитабачный закон мешает бросить курить

Илюстрация: Corbis/Foto S.A.
Илюстрация: Corbis/Foto S.A.
+T -
Поделиться:

Запреты превращают жизнь курильщика в квест. Сначала нужно найти сами сигареты (которые скоро уберут с витрин), потом подыскать место, где новые правила не запрещают щелкнуть зажигалкой и глотнуть дыма. И из-за этого в разы сложнее сказать сигаретам «нет». Сам этот квест — корень психологической зависимости от табака, уверен нейрофизиолог Такуя Хаяши со своей командой из канадского университета Макгилла.

Что заставляет лезть в карман за пачкой сигарет? Наивный ответ можно найти, например, у Аллена Карра в книге «Легкий способ бросить курить»: каждая следующая сигарета снимает неприятные симптомы, вызванные предыдущей. Уровень никотина в крови падает, самочувствие ухудшается, рецепторы сигналят что есть сил о дефиците наркотика и требуют новой дозы.

Эксперимент Хаяши над 10 добровольцами-курильщиками ставит на этом объяснении крест. Одних обещали отпустить покурить, как только они ответят на вопросы теста. Томограф показывал вспышку активности медиальной орбифронтальной коры (mOFC) — это был пик «субъективной тяги к никотину». Других предупредили, что ждать своей сигареты придется еще четыре часа. И их желание покурить было выражено намного слабее, хотя уровень никотина в крови был тот же: ровно за 30 минут до начала каждый выкурил по сигарете.

Настоящий командный пункт аддикции обнаружился в префронтальной дорсолатеральной коре (DLPFC). Ее Хаяши выключал на время методом магнитной стимуляции: мощное поле мешает нервным клеткам обмениваться сигналами. Оказалось, что тяга к сигаретам при этом практически пропадает, хотя львиная доля рецепторов работает как ни в чем не бывало.

Этот отдел мозга — «планировщик задач», мастер справляться с головоломками. Но чтобы составить верное представление о роли DLPFC, придется вообразить не ботаника в очках, который изрисовал всю доску интегралами, а мистера Вульфа из «Криминального чтива». Кто такой мистер Вульф? Человек, который решает проблемы. Он мало что делает сам. Зато хорошо понимает обстановку и раздает дельные приказы тем, кто позвал его на помощь. DLPFC ведет себя точно так же.

Во-первых, фильтрует поток ощущений и оценивает положение дел. «В реальном мире намеки и знаки, связанные с курением, указывают курильщику, который вынужденно воздерживается, на немедленную возможность покурить», — отмечает в своем обзоре статьи Комитет по нейробиологии аддиктивных расстройств при институте Скриппса. Рецензенты имеют в виду, что цивилизованный мир загнал курильщиков в гетто, где эти знаки только и возможны. Вот запах табака — значит, рядом курят, можно и нам. Вот пиктограмма сигареты в аэропорту: вероятно, совсем рядом задымленный загон за стеклом, забитый другими курильщиками. Смятая пачка, реклама, даже разговор о сигаретах заставляют DLPFC ярко загореться на томограмме.

Во-вторых, DLPFC манипулирует активностью целого оркестра соседних зон мозга. Например, передняя поясная кора (ACC) прикидывает, с какими издержками связаны наши желания. Спуститься на лифте с 20-го этажа? Это долго. Пройти пятьсот метров до ближайшего супермаркета? Это далеко. Выстоять мучительную очередь за бабушками, запасающимися едой впрок? У нас не хватит терпения. Получить вожделенную пачку, выудить оттуда сигарету и зажечь ее с десятой попытки на ветру? Мы будем громко ругаться. Мерзнуть еще пять минут на пятачке перед входом в офис? Холодно. Затянуться? Бесценно, напоминает DLPFC. Значит, сбегать за сигаретами не так уж и тяжело.

Стараниями DLPFC весь день курильщика превращается в увлекательный бег с препятствиями. Город — в территорию скрытых знаков, которые выводят к заветным оазисам, где дымить не запрещено. Одни отделы мозга спорят и торгуются с другими относительно истинной цены усилий. Человек, который выкуривает пачку, переживает это по двадцать раз на дню.

Проходи исследование в Америке 1950-х, где врачи курили при пациентах у себя в кабинете, томограммы наверняка выглядели бы иначе. Если зажечь сигарету можно когда захочешь и где захочешь, префронтальной коре нечем заняться. Именно запреты заставляют курильщика чувствовать себя золотоискателем во враждебных джунглях и реагировать на запах табака, как на самородок под ногами.

Вот почему бросить курить сейчас — значит положить конец изощренным когнитивным играм. Пропагандисты отказа от курения вроде Аллена Карра вскользь упоминают чувство опустошенности как один из эффектов отказа. Надо думать, это чувство сродни ощущениям первопроходца-золотоискателя, вышедшего на пенсию — и чем жестче антитабачная политика, тем оно сильней.

Комментировать Всего 15 комментариев
спасибо за любопытную статью

"день курильщика превращается в увлекательный бег с препятствиями" - о да, подписываюсь. с наступлением зе-ка станет и ещё интереснее!

кроме того, зе-ка провоцирует курильщика на сладостное неповиновение, что-то вроде личного маленького протеста. безусловно, некоторые люди бросят курить, но не потому, что "низ-зя", а потому, что сигареты изрядно подорожают.

Интересно так же, что курение станет формой гражданского неповиновения.

Аналогичная история произошла, рассказывали мне, в Латвии. В середине нулевых латыши жили в кредит и очень любили ЕС, и на волне этой любви стали бороться с курением круче чем все европейцы, вплоть до запрета курения во всей Юрмале на берегу моря, с полицейскими облавами и всей фигней. Ну а потом грянул кризис, и вместе с ним пришло разочарование в евроценностях, и в тот же момент латыши снова начали курить везде-везде, где им хотелось. Как плевок в лицо своим былым кумирам. 

А у нас-то уже сейчас слюней полон рот для плевка. Уж мы-то плюнем так плюнем.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Дмитрий Шумилов, Тая Арянова

А мне кажется, что вопрос не в "бросить курить", а в "не начинать курить". Быть может ограничение на курение в общественных местах станет определенным барьером для потенциальных курильщиков - детей и подростков.

Эту реплику поддерживают: Лена Де Винне

Запреты превращают жизнь курильщика в квест

Про вовлечение детей и подростков сейчас говорить не хочу - это отдельная тема.

Если взрослым курильщикам нечем больше расцветить свою жизнь, как детскими "казаками-разбойниками", то пусть такие и травятся дальше. Мотив продолжить курить после наступления драконовских законов (даже если представить себе, что они будут реализовываться повсеместно) на самом деле совершенно другой.  Например, употребление наркотиков - гораздо круче квест, но играют в него несравнимо меньше народу, чем в сигаретные игрища. 

Мне не встречались люди, которые откровенно мучились от невозможности бросить курить. То есть вот прямо осознанно стараются-стараются, но не получается никак. Фигня все это, отговорки. Знаю кучу людей, бросивших без неимоверных усилий, когда действительно захотелось. Значит не хотят, потому что не видят сиюминутной опасности. Курение - медленное убивание себя, вот и не хотят мобилизоваться. А брось любого в бурную реку - ой как он будет бороться за жизнь, хоть и плавать не умел никогда!

Конечно, только такими законами существенно % курящих не снизится, особенно с нашей реализацией любых законов. Нужен целый комплекс мер. Но делать хоть что-то надо: уже невозможно зайти в ресторан и приблизиться к крупному торговому центру.

В жизни взрослого "казаков-разбойников" вообще мало. А таких, чтобы каждый день и чтобы рифмовались с любым занятием ("вот закончим совещаться раньше - и в курилку"; "проедем этот жуткий кусок шоссе -  найду место остановиться и покурю") - так и вовсе нет. 

Вот я и жалею таких людей, у которых самая вожделенная штука - вонючая дымовушка.

А не задумывались, по аналогичной схеме, чем был для некурящего человека каждый рабочий день, когда в офисе разрешалось курить?

Эту реплику поддерживают: Юлия Гандурова

Думаю - и это только мое мнение, не подкрепленное пока никакой статистикой - что когда курили всюду, некурящие не так остро осознавали себя обиженным меньшинством. 

Лично меня травмирует огромная масса параметров среды, которые преследуют и в офисе, и по пути в офис – от плохих шрифтов на вывесках до чужих громких разговоров по телефону, которые я вынужден слушать.  

Но пока единомышленников мало, ни одна из этих вещей не вырастает во Врага с большой буквы, с которым следует бороться до победного конца, как борются с курением сейчас

Думаю, что большая разница между аудио помехами среды (разговоры по телефону) и химическими помехами (курение или духи-одеколон в закрытыз помещениях) в том, что от них ни при каких обстоятелсьтвах некуда деться.

Я бы на полном серьезе с удовольствием проголосовала за правило, чтобы стюардессам было запрещено пользоваться духами. И заодно сильно настаивала на том, чтобы парфюмерией не обливались пассажиры перед полетом. По мне это столько же чихательно-головоболезненно, как и курево.

В принципе пользование сильными парфюмами в замкнутом пространстве  - полнейший моветон. Например, во многих фитнес-центрах запрещено (или настойчиво не рекомендовано) пользоваться распыляемыми парфюмами и дезодорантами. Использование запахов точно так же характеризует культуру человека, как его внешний вид, поведение и т.д. Поддерживаю Вашу идею о запрете сильных парфюмов обслуживающим персоналом в закрытых пространствах.

Но все же определенная разница есть. На парфюмы бывает аллергия, но таких людей относительно немного. Остальным они мешают на уровне нравится - не нравится, т.е. не опасны для здоровья. С сигаретами не так. Они опасны для любого.

Не соглашусь, что они "не опасны для здоровья". Это все химия.

Знаю не мало людей, у которых начинаются головные боли от запахов духов и т.п. Сама такая - потому естественным путем люди с аналогичными проблемами начинают про них разговаривать. При этом эстетического отторжения не испытываю. Просто дышать не могу. Причем по запаху в большинстве случае даже знаю, что именно за духи в каждый конкретный момент приводят к такому точно состоянию.

Помада на губах тоже не опасна для здоровья. Но если съесть целую помаду ее на закуску, хорошего для организма не будет. Химическая вонь в замкнутых пространствах - то же самое. И накапливается эффект так же, как и от дыма - постепенно, а не от одного посещения места, где воняет

Помню я в Филипп Моррис на работу устраивалась, так вот курить там можно было везде. Даже на совещаниях.

и везде сигареты лежали. И к зарплате людям выдавали сигареты.

По-моему, и сейчас у табачников также.

Существует ли какая нибудь статистика, которая показала бы, что в странах, где введены серьезные запреты на курение, это привело к увеличению числа курильщиков, или к повышенным трудностям для тех, кто пытается бросить курить ?

О книге Аллена Карра...

Читал эту книгу. Будучи курильщиком со стажем курения более 42 лет, употреблявшим папиросы, считаю учение Карра наиболее правильным и полезным для тех, кто понял, что курить надо бросить.

Описываемое исследование не только не опровергает учения Карра, но лишь подтверждает его:

"Именно запреты заставляют курильщика чувствовать себя золотоискателем во враждебных джунглях и реагировать на запах табака, как на самородок под ногами. "

Аллан Карр как раз на том и пытался сосредоточить внимание читателей, что основной проблемой возникновения пристрастия, а точнее преодоления пристрастия, является проблема ментальная, а потому категорически выступал против системы запретов. Он старался показать роль ума в формировании пристрастия к курению, а так же указывал на то, что курение является наркотической зависимостью.

Всем, кто мечтает бросить курить, но все прежние попытки это сделать привели его к убеждению, что это сделать сложно, настоятельно рекомендую прочесть книгу Аллена Карра "Легкий способ бросить курить".

Курить бросить действительно легко.

А вот знание о том, в какой части головного мозга что происходит, не добавляет ничего для понимания работы ума и конечно же не помогает бросить курить.