Ксения Буржская /

Кровь, хаос, вирус мема и тень Абрамович: лучшие ролики Каннского фестиваля рекламы

В кинотеатре 35mm показали The Saatchi&Saatchi New Directors’ Showcase — главное шоу Каннского фестиваля рекламы, тема которого в этом году — мем

+T -
Поделиться:

Девятнадцать счастливчиков, режиссеров в сфере арт-дирекшена, представили работы в самых разных направлениях — анимация, современный танец, сюрреализм, эротика, насилие, вампиры, юмор, музыка и винтажные обложки. В программу также вошла подборка музыкальных видео, в которой режиссеры представили новаторские способы интерпретации таких современных музыкантов, как White Doves, Antony and the Johnsons, Alpines, Biting Elbows и, например, обожаемого мною ди-джея Nosaj Thing (послушайте на хороших басах).

Матчасть

Для начала, наверное, нужно прояснить, что такое прости-господи-арт-дирекшен. По-русски это создание яркого визуального образа, отражающего суть творческой идеи, или выбор адекватного «пластического языка». Короче, короткометражка, которая должна в сжатом виде и при помощи цепляющего видеоряда донести до вас идею режиссера. «Купи эти трусы и этот лифчик», — как бы говорит нам режиссер ролика Agent Provacateur, показывая в своем довольно длинном рекламном произведении девиц в нижнем белье, которые врываются в дом к другой девице, раздевают ее, тащут в библиотеку и там заставляют облизывать главную девицу. Нельзя сказать, чтобы все это было сексуальным, но на то это и разрыв шаблона, ролик-то должен запомниться женщинам, а не мужчинам — зрители долго аплодировали. Девушки вспомнят ролик, когда увидят эти трусы. Неплохо.

Приглашенной звездой представления в Каннах в этом году стал всемирно известный британский эволюционный биолог профессор Ричард Доукинс (Richard Dawkins), проиллюстрировавший теорию о мемах и их влиянии на интернет-среду как на «инкубатор креативности», где мы творим и делимся своими идеями. «Мемы путешествуют как вертикально, переходя от поколения к поколению, так и горизонтально — как вирусы во время эпидемии. Когда мы изучаем распространенность того или иного мема в Сети — это уже чисто горизонтальная эпидемиология, — говорит профессор. — Хорошим примером могут служить разные школьные шутки и увлечения. Когда мне было девять лет, отец научил меня делать из квадратного листка бумаги китайскую джонку — что-то вроде оригами. На моих глазах листок претерпевал удивительные метаморфозы, превращаясь то в катамаран, то в шкаф с двумя дверками, то в картину в раме, пока, наконец, не становился полноценным кораблем — хоть сейчас спускай на воду. Придя в школу, я быстро заразил своих одноклассников манией складывания китайских джонок, и вскоре вся школа уже была охвачена «лодочной» эпидемией. Интересно, что мой отец научился делать бумажную лодку во время такой же точно эпидемии в той же самой школе. Только 25 лет назад...»

Офис и кровь

Интересно, что именно рекламных роликов в этом шоу (почему оно называется шоу — мне непонятно, на деле это просто подборка лучших роликов фестиваля) оказалось очень мало. Пройдемся по лучшим. Рекламный ролик экологически чистых продуктов со значком лягушки под названием «Следуй за лягушкой» (Follow the Frog). Довольно длинная ироническая история, заточенная на офисных задротов, то есть на нас с вами, и на широкий ютуб-вирусный эффект. Суть такова: молодой хипстер в клетчатой рубашке рассказывает о себе в стиле «я плачу налоги, работаю, у меня жена и ребенок, машина, раздельный мусор, и мне нравится смотреть ролики на работе». В одном из роликов, собственно, на ютубе, наш герой узнает, что планета погибает, ужас-кошмар, где-то на задворках Африки вырубают лес. Что ты сделаешь? — спрашивает нас режиссер. Неужели ты отправишься в джунгли? Бросишь жену и ребенка? Придешь в племя, получишь клеймо на грудь, возглавишь его и организуешь протест против вырубки леса? (Соответствующий веселый видеоряд). Ответ: конечно, нет. Ты просто будешь пить кофе из стаканчика со значком лягушки по пути в свой офис. Хороший ролик, понятный ролик, простой ролик.

Гораздо круче про офисную жизнь нам поведали режиссеры короткометражки «Нанести удар миру» (Cut the World). Очень красивый видеоряд: утро, престарелый босс с глубокими синими глазами стоит у окна, морщины испещряют его лицо, но как-то благородно, за окном серая хмарь, допустим, стокгольмская, он смотрит на небо из серой бетонной коробки, и слезы катятся из его глаз. В кабинет вплывает секретарша: молода, красива, короткая юбка, каблуки, белая блузка. Приносит кофе, он улыбается ей как-то неловко, хочется подумать, что сейчас что-то между ними произойдет. Но нет. Она уходит. плывет по коридору под фортепьянную музыку, обстановка в духе фон Триера, вот-вот потолок рухнет ей на голову. Но нет. Она подходит к окну. Совершенно пустая серая площадь под натиском серого неба, совершенно пустые бетонные коробки, ах-ах, из глаз ее катятся слезы. Ну что там с ней? Она влюблена в босса? Она устала приносить кофе? Решилась. Взяла нож (хе-хе) и решительно пошла в кабинет босса, покачивая бедрами под юбкой. Вошла и — фигак — перерезала ему горло. Далее очень натуралистично из его горла хлещет кровь, а она стоит, склонившись над его лицом, и ее чистые слезы падают ему в синие глаза: кап-кап. После этого секретарша выходит из кабинета, совершенно не пряча нож, а в коридорах уже полно таких секретарш всех рас и возрастов, и все они в белых блузках, перепачканных кровью. Потом эта толпа глядящих в пустоту зомби двигается на улицу, и площадь заполняется кровавыми блузками. В последнюю секунду крупным планом мы видим Марину Абрамович, и все становится на свои места. Еще один хороший, качественный разрыв шаблона.

Во-первых, это красиво

Вообще, убийства, жестокость и насилие, наверное, главная тема этого года в арт-дирекшене. Весь мир погряз в депрессии, что ты будешь делать. И в пошлости. Посмотришь на интернет-мемы — возможно, это и так. Один из лучших роликов — о пошлости. Называется Treat Me Right. Автор — Охджи Иноэ — просто оживил с десяток самых пошлых обложек самых пошлых бульварных романов и отправил их в космос. Выглядит впечатляюще. И ведь обошелся без кровавой резни, хотя этих бы можно было.

Ну, и последний, который стоило бы показать даже детям — хороший рекламный ролик Leiсa о верности, памяти и искусстве. Черно-белый видеоряд демонстрирует военные действия Второй мировой, закадровый текст — приятным женским голосом — повествует о том, что «хозяин любил фотографировать, мы везде ездили с ним», короче говоря, ездили-ездили, снимали из окопов войну и из постелей — женщин, а кончилось все понятно чем. «Случился взрыв, и он погиб. Мы погибли». Слезы, дымка, занавес. Ключевые слова: «Лейка» воскресла, теперь она цифровая, купи себе друга.

Копии копий

Для людей, живущих в мире копий и эрзацев, пара разорванных шаблонов — уже хорошо. По окончанию состоялась небольшая беседа с российскими экспертами кино и рекламы. Режиссер Джаник Файзиев («Август. Восьмого», «Каникулы строгого режима», «Турецкий гамбит»), кинорежиссер Петр Буслов («Бумер», «Высоцкий. Спасибо, что живой»), киновед и сценарист Всеволод Коршунов, режиссер рекламы и короткометражного кино Роман Жирных и директор Московской школы кино Екатерина Черкес-Заде поговорили о том, что увидели.

«Мы давно живем в мире образов образов, теней теней и копий копий. Я вижу здесь проблему избыточной репрезентации, то есть бесконечного потока изображений, как в том ролике, где режиссер просто показывает нам бесконечно ползущую простыню экрана с коубами, — поделился своим мнением Всеволод Коршунов. — Вокруг нас настоящая оргия цвета и форм. Может быть, поэтому ролик японского режиссера с абстрактным танецем на фоне черной стены выглядит как глоток свежего воздуха. Ролик "Следуй за лягушкой" мне формально нравится, но концептуально — нет. Как говорил Славой Жижек, нам неинтересно покупать вещи без истории или мифа. "Лягушка", конечно, о нас. Ключевые слова сегодня — это гражданское участие и обеспокоенность. Покупать что-то с лягушкой — это как будто не бездействие, хотя на самом деле это оно и есть. То, о чем я и говорю — это избыточная репрезентация консюмеризма».

Ниже приведен полный список всех 19 режиссеров и их работ, выбранных в этом году для The Saatchi&Saatchi New Directors' Showcase:

— Бен Лиам Джонс (Ben Liam Jones) — It Follows Me Around

— Каспер Балсев (Casper Balslev) — Han Kjobenhavn

— Даито Манабе (Daito Manabe) Nosaj Thing — Eclipse/Blue

— Геворг Каренский (Gevorg Karensky) — GTA Rise

— Ян Ченг-Лиарс (Ian Cheng-Liars) — Brats

— Илья Наишуллер (Ilya Naishuller) Biting Elbows — Bad Motherfucker

— Джейк Фрид (Jake Fried) — Raw Data

— Джо Пиз (Joe Pease) — Peter Brings the Shadow to Life

— Джастин Андерсон (Justin Anderson) — Fleurs du Mal

— Лучио Арезе (Lucio Arese) Yu Miyashita — Mimic

— Макс Йозеф (Max Joseph) — Follow the Frog

— Милз Джей (Miles Jay) — White Doves

— Набил: Энтони и Джонсоны (Nabil: Antony & the Johnsons) — Cut the World

— Охджи Иноэ (Ohji Inoue: Keys N Krates) — Treat Me Right

— One Pixel Wide (One Pixel Wide) Masters in France — Flexin

— Питер Атенсио (Peter Atencio) — Pulled Over

— Райан Хоуп (Ryan Hope) Alpines — Lights

— Веллас (Vellas) Leica — Soul

— Вонг Пинг (Wong Ping) — No-One Remains Virgin