Дар божий или проклятие?

Вундеркинды, как и все дети, рано или поздно вырастают

Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
+T -
Поделиться:

Родители не стали ходить вокруг да около, а сразу, что называется, взяли быка за рога. Надо признать, что у них были для этого все основания.

— Наша дочь Таня пыталась покончить с собой. Психиатр в больнице, куда она попала по скорой, сказал, что попытка, скорее всего, была истинной, а не демонстративной.

— Как он пришел к этому выводу?

— Таня наотрез отказалась с ним разговаривать.

— Веское основание… Сколько лет Тане?

— 16.

— Где она учится — в школе, в колледже, в училище?

— В университете. Филфак, испанское отделение, второй курс.

— Почему в 16 лет девочка оказалась не в десятом, в крайнем случае в 11 классе какой-нибудь гимназии, а на втором курсе университета? — спросила я.

Могла бы и не спрашивать. Потому что уже знала ответ. Он воспоследовал.

Классический, лучше даже сказать хрестоматийный случай ранней общей детской одаренности. В три года Таня сама, по кубикам выучилась читать. Читала сразу по-русски и по-английски — кубики были двуязычные, с картинками. Родители пришли в понятный восторг и умиление и накупили книжек и пособий-развивалок. Девочка вцепилась в них, как голодная. Когда в три с половиной года пошла в детский сад, ей было просто не о чем разговаривать со сверстниками — она выполняла задания для первого класса: разделяла гласные и согласные буквы, складывала и вычитала, а также выделяла ударные и безударные слоги, строила схемы предложений. Изумленные воспитательницы предложили перевести чудо-девочку в среднюю, а потом и в старшую группу, но это было явной ошибкой: моторика у Тани (как и у большинства ранне-одаренных детей) была по ее собственному возрасту и, легко перечисляя планеты Солнечной системы, она не могла слепить зайчика из пластилина или вырезать и аккуратно наклеить аппликацию. В конце концов остановились на средней группе, где Таня в основном общалась с нянечкой и воспитательницами, выполняя самоназначенную роль их помощницы. В три года Таня сочинила свой первый стих: «Почему розы? Почему розы? Закончатся грозы и станет апрель. Верь!» (это стихотворение действительно сочинено девочкой на четвертом году жизни. — Прим. авт.) В дальнейшем стихи сочинялись сначала раз в неделю, а потом и практически ежедневно. Поверить, что их сочиняет четырех-пятилетний ребенок, было почти невозможно. Откуда оно в ней берется?!

«Я молчу, как молчится,

Я кричу, когда больно.

Что случилось — случится.

Разве вам не довольно?»

— Наверное, это свыше! — говорили родителям мистически ориентированные знакомые.

Тане по-прежнему нравились всякие развивающие пособия с заданиями, она задавала много вопросов («Если одному королю стоит много памятников в разных городах, то где же живет его душа?» — это четыре года), ей нравилось читать энциклопедии, и она очень любила беседовать со взрослыми: «от них всегда узнаешь что-то новое». К детям-сверстникам девочка относилась равнодушно-снисходительно.

В пять Таниных лет воспитательницы твердо и в один голос сказали: нечего ей делать в детском саду! С детьми она все равно практически не общается, а наши программы для нее… Выбрали недалекую английскую школу: Таню ужасно тошнило в любом транспорте. Программу первого (да и второго) класса девочка знала назубок, на английском сочиняла простенькие, но милые стишки и сказала: да, в английскую школу пойду, но хочу еще французский язык изучать. Нашли учителя французского. Учитель и ученица были в восторге друг от друга.

Когда в конце года возникла тема «перепрыгнуть через класс», завуч начальных классов озабоченно сказала: «Но как же это? Девочка только привыкла к своим новым одноклассникам, подружилась с ними…» «Без проблем, переводите, — сказала Таня родителям. — Ни с кем я там не подружилась, Марью Петровну только жалко, но я буду к ней в гости ходить…»

Конечно, Таня была школьной, а потом и районной звездой. Выступала со своими стихами на конкурсах и на вечерах старшеклассников — старшеклассницы ее обожали и тискали, как большую умную куклу. В девять лет появился первый сборник стихов и большая статья про Таню в серьезной городской газете. В десять лет Таня непонятно почему рассорилась с учителем-французом (она уже прилично читала и хорошо говорила на бытовые темы) и начала учить испанский.

Был еще один перескок — через четвертый класс, сразу в пятый. Именно в это время все та же завуч сказала: «Танечка, мы тебя все очень любим, но тебе имело бы смысл перейти в школу значительно посильнее нашей, обязательно с языковым уклоном — там все детки такие, как ты, ты сможешь найти себе друзей, это очень важно…» — «Спасибо, но я не хочу, меня в автобусе тошнит, — ответила Таня. — Я тут у вас останусь».

Дальше так и шло. Таня много занималась, сочиняла стихи, усердно учила испанский язык. В седьмом классе учительница литературы предложила ей стать членом какого-нибудь литературного объединения. «Благодарю вас, но мне всегда казалось, что сочинение стихов — дело сугубо индивидуальное. Другое дело — танцевальный ансамбль или секция футбола, там, конечно, нужен именно коллектив…» — улыбнулась девочка.

В 14 лет закончила школу. Поступила в университет. Сессии сдавала хорошо, в основном на четверки. И вот…

— Мы теперь думаем: эта ее одаренность, откуда-то приходящие стихи… Что это было — дар свыше или проклятье?! — патетически вопросила мать.

Я поморщилась и недоверчиво спросила:

— Что, уж прям вот так, как гром среди ясного неба?

— Нет, пожалуй, — покачал головой отец Тани. — Последние годы дочь становилась все более замкнутой, раздражительной, грубила нам, не хотела общаться. Мы списывали на переходный возраст…

— И что делали?

— Старались оставить ее в покое, не обращать внимания на ее выходки…

— В то время как Таня отчаянно просила помощи… Друзей у нее так и не завелось?

— Ну, наверное, можно сказать, приятели… или хорошие знакомые…

— Она будет со мной говорить? Или как с тем психиатром…

— Мы очень надеемся, что да. Она читала ваши книжки.

— О, это хорошо. Повести для подростков?

— Нет, научно-популярные книги для родителей. Последние годы она увлеклась психологией и даже, можно сказать, физиологией…

Я только тяжело вздохнула.

— Что ж, давайте сюда Таню.

***

Черное платье, декадентские черные круги под глазами. Бедная девочка…

— Ты знаешь, что такое темповая ЗПР? — спросила я Таню.

— Темповая задержка психического развития у детей, — удивленно подняв брови, ответила девушка. Не такого начала разговора она ожидала. Тем лучше. На то и рассчитано.

— Причина ее?

— Может быть родовая травма. А в общем — неизвестно.

— Верно. Какая-то биохимия в мозгах, до которой ученые еще не докопались. Исход состояния?

— Сколько-то детей, наверное, становятся потом нормальными…

— Если задержка именно темповая, то 8-9 из 10 догонят сверстников. У одного-двух был не тот диагноз. Что такое кривая нормального распределения, знаешь? (рисую на листке)

— Да.

— Смотри, вот здесь — дети с темповой задержкой. А здесь, вот в этом секторе с другой стороны, — кто?

— Я? — от удачной догадки улыбка на лице (как же она ее красит!)

— Синдром ранней общей детской одаренности (не путать со специальной детской одаренностью — это вообще другое). Ты и твои собратья и сосестры по несчастью. Причина синдрома?

— Тоже биохимические нарушения при формировании нервной системы?

— Безусловно. Исход состояния?

— Восемь-девять становятся нормальными?

— Совершенно верно! Приятно иметь дело с умным человеком. Возраст выравнивания может быть разным. Чем раньше, тем лучше прогноз. Ну и от поведения родителей зависит, конечно. Если начинают с этой одаренностью носиться как с писанной торбой… Когда ты поняла, что стала нормальной?

— До конца — как в университет поступила. Все вокруг такие же, но взрослее и умнее. А догадываться начала еще в девятом-десятом классе. Стихи стали, если честно смотреть, как у всех девиц в пятнадцать-двадцать. А математика-физика у меня вообще не шла. Я по четыре часа каждый день задачи дома решала, чтобы пятерки были. Какая уж тут одаренность!

— Расстроилась?

— А вы как думаете! Я же привыкла… Хотя вот вы сейчас спросили, и я подумала: еще раньше что-то чувствовала, наверное. Я же помню, как завучиха говорит: тебе надо в сильную школу, туда, где все такие, как ты… — а я думаю: все такие, как я? Не хочу! Хочу быть единственной такой…

— Ну, это как раз закономерно. Теперь решила, что нормальной, как все, жить не сможешь, не потянешь?

— Да нет, скорее, не поняла как… Я же не умею. А спросить не у кого. Однокурсницы на меня смотрят, как на паука какого из банки, из школы друзей не осталось. Родители… вот ужасно просто почему-то раздражают…

— Переходный возраст, — вздохнула я. — У нормальных людей часто так бывает…

— Ага, поняла, это вы надо мной смеетесь.

— Ну да, смеюсь. Одинокая шестнадцатилетняя девочка пыталась свести счеты с жизнью. С трудом откачали. Оборжаться просто.

— И чего же мне теперь? В школу, что ли, обратно?

— Да нет, зачем же. Теперь тебе опять придется задачи решать, уже не по математике. Но ты, по счастью, вкалывать умеешь (а далеко не каждому бывшему одаренному так везет!), так что справишься. Смотри. Вот шкалы развития (рисую на том же листке). Интеллектуальное. Физическое. Социальное. Интеллектуальное у тебя теперь соответствует возрастной норме, это мы выяснили. Физическое?

— Вроде все в порядке.

— Ага, ставим норму. Социальное? Умение строить горизонтальные связи? Дружить? Тусоваться? Подстраиваться под других людей, понимать их? Кокетничать? Всякие межполовые вещи?

— Ставьте ноль!

— Да ладно, ноль — математическая абстракция, в живой природе не встречается. Ставим точку вот тут. Вот эту разницу, от твоей точки до вот этой шестнадцатилетней нормы, тебе и предстоит набрать.

— Да где же я наберу? Не могу же я просто прийти куда и сказать: возьмите меня тусоваться!

— Вообще-то можешь, но это, конечно, не для теперешней тебя. Самое простое: берешь в универе академку и идешь работать в откровенно молодежный коллектив, например, в «Макдоналдс»…

— Ой, там такая суета всегда, я рехнусь сразу!.. А вот у нас во дворе «Идеальная чашка», там потише… Это нормально?

— Нормально, конечно. Когда подтянешь социалку и вернешься в универ, там окажутся уже практически твои ровесники, но они — из школы, а за тебя — опыт работы, реальной жизни. Ты опять взрослее, и опять — на коне…

— Звучит разумно…

***

Таня оформила академку, но в официантки не пошла (родители воспротивились). Работала сначала помощником, а потом администратором по приему в Питере групп иностранных подростков и молодежи (ведь у нее — три языка, к которым явно реальные способности). Сначала по привычке дичилась, а потом поняла, что ее прошлое осталось в прошлом и никому неизвестно, завела много знакомств из разных стран, вернулась в университет на вечернее, продолжая работать. Что делает Таня сейчас, не знаю, но надеюсь, что у нее все хорошо.

Теги: дети
Комментировать Всего 14 комментариев
Отличная история

Она же "предупреждалка" для родителей детей с ранней общей детской одаренностью :). Это ведь не так уж редко встречается, собственно, так же часто как и задержка развития. И очень важно не путать ее со специальной детской одаренностью - музыкальной, к примеру, или художественной. Очень важно потому, что воспитательные усилия родителей в этих случаях должны быть совсем разными...

Ага, я помню - сама пошла в 5 лет к директору и попросила взять меня в школу, почитав стихи и пересказав таблицу умножения. К институту, как вы верно подметили, все прошло :)

Мой собственный ребенок пока что показывает сверхспособности в основном сфере атлетизма - но с этим вроде понятно что делать :)

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Бедные вундеркинды! Спасибо за статью, Катерина!

Ира, да они не бедные ни разу, в том-то и дело! На самом деле, если не учить их в четыре года делить слова на слоги и прочей чухне по программе начальной школы, так с ними же очень интересно жить можно! Беда в том, что большинство родителей совершенно не представляет, что с ними делать! (И это при том, что современная наука педагогика очень неплохо и сноровисто умеет "подтягивать" до нормы ЗПРок...) 

Эту реплику поддерживают: Natalia Kuznetsova, Ирина Громова

Ну как же не бедные! Тщеславные глупые родители роют яму своему ребенку... Бедным вундеркиндам эти педагогические усилия расхлебывать.. Единственное, что внушает большой оптимизм в Вашей статье-это высокий процент адаптирующихся-))) И, конечно, помощь психолога-)))

Ир, родители не обязательно тщеславные. Они просто видят, что ребенок развивается с опережением и его мозги требуют пищи. Ну и им просто ничего другого в голову не приходит, как предложить ему уже готовую программу сначала первого, потом второго, потом третьего класса... То, что можно покормить мозги чем-то еще, что их ребенок мог бы до школы (до обычных шести-семи лет) научиться многому вообще НЕ ИЗ ЭТОЙ ОПЕРЫ,  обычно приходит в голову только странноватым вальдорфским педагогам... :))) Ну и коррекция обычной проблемы вундеркиндов, конечно: легко общаются со взрослыми и не умеют строить удовлетворительные (в первую очередь для них самих) горизонтальные коммуникации. Научить можно, было бы желание. Но вот как только родитель легонечко так морщит нос и говорит: да ему с ними просто неинтересно, он же уже все энциклопедии у нас дома прочел, а они все палками машут... - вот тут да, процесс пошел...

Эту реплику поддерживают: Natalia Kuznetsova, Ирина Громова

А на мой взгляд, даже при наличии "удовлетворительных горизонтальных коммуникаций" возможны такие трагичные для детей попытки выхода из ситуации, когда им самим ясно уже, что не тянут, а взрослые глухи и слепы..И нужна такая встряска, чтоб поняли родители и перестроились..

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Катерина, а что вы имеете в виду под другой оперой? Чему бы вы предложили такого ребенка учить?

Вам, наверно, будет интересен рассказ о другом перекосе.  У нас в Вашингтоне сейчас в образованных семьях часто применяется намеренно позднее начало обучения в школе (redshirting). Заключается в том, что детей, преимущественно мальчиков, которым исполняется 5 лет в мае и позже, в школу в сентябре не отдают, а ждут до следующего года. Дескать, насидится еще за партой, пусть пока поиграет в детском саду.  Вроде разумная позиция.  Но загвоздка в том, что этот год ребенок продолжает получать свою дозу развивалок от родителей, и в следующем году ему в школе откровенно скучно, и родители начинают гундеть - чтой-то программа у вас не соответствует потребностям ребенка.  Плюс мамы пятилеток недовольны присутствием в одном классе детей с большой разницей в возрасте - их дети на фоне шестилеток выглядят отстающими. ..

Спасибо, Надя. Насчет позднего начала обучения - в России сейчас в 1 класс школы идут дети преимущественно восьмого года жизни, причем обучаются они по программе четырехлетней начальной школы, рассчитанной изначально на детей седьмого года жизни. Так что везде свои погремушки... :))

Другая опера - это развитие "синтетического" и "миростроительного" мышления, которое особенно ярко у дошкольников проявляется в ролевой игре. "Правильно сделанный" вундеркинд - это создатель миров. Миры бывают очень сложные, причудливые, просто удивительные, и он их всем с удовольствием дарит. С ним всем интересно - и ровесникам, и малышам, и ребятам постарше, и родителям, конечно...

Эту реплику поддерживают: Natalia Kuznetsova, Надя Аль-Ахмед

Вундеркинды тоже разные бывают. Если они "ботаники"-заучки, то история будет такая, как Вы описали. А бывают очень даже социализированные и бойкие. Тогда они достаточно хорошо социализируются и в более возрастной среде, и в принципе большого урона от своей одаренности не несут.

Наверное, тут родители слишком изолировали девочку от реального мира и действительно лишили развития "вширь", стремясь тянуться только вверх.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Вспоминается история с вундеркиндом Моцартом. Отец Леопольд буквально посвятил себя взращению гения (долго писать не буду, об этом можно прочитать книгу про жизнь Моцарта).

Так что родители, коли отдали "вундеркинда" на попечение школ и институтов, получили, в принципе, закономерный результат.

Юлия, с Моцартом другая история - у него была не общая (интеллектуально он, насколько я понимаю, был вполне обычным ребенком), а специальная, музыкальная одаренность. С такими детьми тоже надо обращаться весьма аккуратно, но по-другому. Специальная ранняя одаренность, поддержанная окружением ребенка, исчезает "как утренний туман" в гораздо меньшем проценте случаев и вполне может сохраниться, как способности или даже талант взрослого человека.

Что это было — дар свыше или проклятье?!

Испытание.

Ох, чувствую запала в Вашу душу, Екатерина, магическая составляющая:)

Не первая тема с таким легким еле уловимым магическим уклоном.