Митинг против ареста Алексея Навального. Репортаж

В Москве на Манежной площади проходит народный сход — несанкционированный митинг в поддержку Алексея Навального. Накануне Басманный суд Москвы посадил его под домашний арест на месяц, до 28 марта 2014 года. Навальному разрешено общаться только с родственниками, он не имеет права выходить в интернет, получать письма, отвечать на звонки и давать комментарии СМИ

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
+T -
Поделиться:

Алексея Навального вместе с братом Олегом обвиняют в мошенничестве. По версии следствия, Алексей Навальный навязал компании «Ив Роше Восток» услуги по доставке почты. Оппозиционер якобы завысил стоимость контракта на 26 миллионов рублей. Расследование по делу продлено до 13 июня 2014 года.

Одновременно с арестом Навального Минюст все-таки зарегистрировал партию его сторонников — Партию прогресса, ранее известную как «Народный альянс».

Вот такой плакат распространяют сторонники Алексея Навального в соцсетях

Любовь Соболь, юрист проекта «Роспил», член Партии прогресса:

Неясно, почему именно сейчас изменили меру пресечения, дело ведется уже как минимум два года. Очевидно, это связано с политическим заказом, потому что недавно Навальный опубликовал расследование о нарушениях и коррупционных схемах на Олимпиаде. Пошла политическая агрессия со стороны властей в сторону оппозиции, это видно и по срокам, данным узникам 6 мая. После Олимпиады Путин уже не опасается давления международного сообщества и решил действовать жестко.

 

 

Манежная площадь за 20 минут до запланированного начала схода. Полиция уже готова.

Любовь Соболь, юрист проекта «Роспил», член Партии прогресса:

Решение суда абсолютно незаконно. Следователь утверждает, что Навальный нарушил подписку о невыезде, хотя Алексей, как юрист, прекрасно разбирается в деле и знал, что, выезжая в Подмосковье с уведомлением следователя, он не нарушает подписку. Следователь также обвинял Алексея в административном правонарушении, но постановление об этом нарушении еще не вступило в законную силу и находится на стадии обжалования. Суд также привел два абсурдных довода: он постановил, что Навальный может каким-то образом повлиять на ход дела «Ив Роше» и что он может скрыться от следствия, хотя в течение двух лет он не предпринимал подобных попыток, являлся в следственный комитет и давал показания.

Фонд продолжит свою работу. Алексей предвидел эту ситуацию и еще во время прохождения первого дела «Кировлеса» успел дать всем четкие инструкции о том, что нужно делать, если его изолируют. Навальный будет доступен для общества через родственников и адвокатов, которые имеют право с ним общаться. Он не сможет вести блог самостоятельно. Алексей выключается из публичного пространства, но при этом антикоррупционная деятельность фонда не остановится.  

 

 

Пока пустынно.

Около «Охотного ряда» пока тихо и пусто. Стоят четыре автозака. Полицейские непринужденно общаются между собой. Около гостиницы «Москва» еще пять автозаков. Митингующих пока нет. Рядом с памятником маршалу Жукову гости столицы фотографируются с символами Олимпиады — мишкой, зайкой и тигром.

Вход в магазин «Охотный ряд» оградили. ОМОН не пускает людей на площадку над торговым центром. Хотя и отсюда никого не выгоняют. Здесь стоят журналисты с камерами, прохожие и новобрачные.

Информация противоречивая, как сводки с фронтов:

«Уважаемые граждане, ваши действия не согласованы. Убедительная просьба разойтись», — говорит полицейские в мегафон. Активисты собрались около памятника Жукову. «Идите в сторону метро! Соблюдайте общественный порядок», — повторяет полиция. Активистов мало. Не больше 500.

Все журналисты собрались около одной женщины с плакатом.

Пока никого не забрали. Но полиция велит выполнять ее требования и идти в метро. Этим они намекают, что все, кто не уйдет, будут задержаны. «Стоит одна баба с плакатом и молчит. Вот как ее задерживать? Пусть хоть крикнет что-то», — говорит полицейский своим коллегам.

Хорошая геополитическая шутка

Активисты стоят. Никто не расходится. Про Навального никто не говорит. Все обсуждают Украину, особенно ситуацию в Крыму. «Мы тут по другому поводу собрались. Не нужно ругаться», — говорит женщина мужчинам, которые спорят, нужен России Крым или нет.

Журналисты скучают и косятся на полицейских: «Это они нам дают работу, задерживают всех без разбора, есть о чем написать. А сейчас стоят спокойно, и нам делать нечего».

 

«Митинг журналистов, блин. Не дают в выходной отдохнуть. Нас тут человек 150. А остальных 15», — говорят коллеги.

И еще раз: героиня дня крупным планом

 

Лица Манежки

Новый человек с плакатом вышел, говорит, что за Навального нельзя не выйти. Это как когда ребенка обижают: молчать нельзя. Активисты рядом: «Сейчас он уйдет, ты можешь свой плакат достать». Дело в том, что один плакат — это пикет. Его не надо согласовывать с властями Москвы. А если плаката будет хотя бы два — будет митинг, и ОМОН начнет всех забирать.

 

На митинге уныло и скучно. Все постепенно расходятся. Говорят: если мы все же сегодня вышли, то еще не все потеряно. Но даже им понятно, что это не протест. Кто-то говорит: «Это конец». Еще все тихо завидуют украинцам. «Им удалось заставить себя слушать, а мы даже плакат боимся достать».

«Янукович в жопе!» — кричит активист. «А Кличко заработал деньги честным трудом! Зачем вы наговариваете на него! Не надо ля-ля!» — отвечает ему другой. Тут из-за Украины чуть ли не драка.

Диана Поволоцкая:

Многие подходят и спрашивают: «Ой, а это что? Чего опять собрались-то?» Или просто проходят мимо в полной уверенности, что митинг в поддержку Майдана.

Еще немного лиц Манежки. Приятные!

Женщины объясняют полицейскому: «Ну как можно сажать человека, если он уже политик? Вот на Украине нет такого безобразия». «На Украине эту шайку надо было сразу разгонять», — отвечает он.

 

«Надо начинать процедуру импичмента Путину», — кричит мужчина.

 

Пришла Маша Алехина с желтым платком на шее. Любимый цвет Маяковского. «Я горжусь Навальным. Он выполняет свой общественный долг».

Полиция снова начала просить всех уйти в метро. Вышло два стража порядка с мегафонами. Активисты смеются, особенно над фразой: «Не мешайте проходу гуляющих граждан».

«А что в метро? Может, мне туда и не надо. Я, может, у памятника хочу постоять», — говорят активисты.

Начались задержания. ОМОН взял уже двоих. Те ничего не делали, просто стояли с наклейками. Даже не размахивали ничем. 

Третьего задержали. Просто стоял в толпе с российским флагом — маленьким таким, бумажным. Видимо, омоновцы сдуру перепутали триколор со свастикой. Полиция выстроилась фалангой и выдавливает всех в сторону Площади революции.

Задержали около десяти человек.

Мария Баронова: «Страшновато это. Оппозиция сжалась до Стратегии-31. Потеряли вообще всё».

«Люди пришли, чтобы их забрали», — троллит активистов прохожий.

«Идите и пеките блины», — говорит полицейский одной из активисток. Наверное, он сторонник того, что женщине место на кухне, а не на площади. «Я женщина и намного старше вас! Не надо так со мной разговаривать!» — отвечает она.

Первый автозак покидает площадь. 

 

Плакат не помог. Свинтили и его.

Люди стали возвращаться на площадь перед памятником Жукова. Их выгоняет ОМОН к метро «Площадь революции». Символическое название в данном контексте. А дальше они обходят через Никольскую улицу, Красную площадь, через нулевой меридиан — и обратно.

Берут не только с российскими флагами — только что, например, задержали девушку с букетом красных роз. 

Людей забирают, но тем временем на площади ничего не происходит. Совсем. Все стоят и молчат.

Еще один автозак заполнился и покинул площадь.

На площади по-прежнему тихо. Отличить гуляющих от митингующих можно только по небольшим российским флагам в руках.

Сталин пришел поддержать Навального.

«Скорая помощь» — кому-то стало плохо в автозаке. Тем временем задержания продолжаются, площадь почти пуста. 

Из автозака в «Скорую» врачи отвели девушку. Активисты тут говорят, что ее зовут Катя. При задержании ей то ли сломали, то ли вывернули руку. Подробностей никто не знает. Но рука у нее посинела. 

На этом «Сноб» заканчивает трансляцию митинга в поддержку Алексея Навального. Спасибо, что были с нами.