Елизавета Жирадкова /

Игорь Уткин: Вертинский каким-то чудом смог пронести в 50-е годы кусочек дореволюционной России

Участники проекта «Сноб» посетили выставку и концерт, посвященные легендарному артисту Александру Вертинскому

Участники дискуссии: Игорь Уткин
+T -
Поделиться:
Фото: Егор Слизяк
Фото: Егор Слизяк

Разглядывая  картины современных художников в литературном музее «Серебряного века» — графические и живописные, реалистические и авангардные, легко узнаешь образы из песен Вертинского. Тут и шарманщик, и попугай, и желтый ангел. Пестрая картина в духе Ренуара «Над розовым морем вставала луна» Алексея Шеболдаева показывает ту красивую жизнь, о которой пел Вертинский: дамы в платьях, бокалы, танцы.  

Во многих работах использован образ Пьеро, ставший сценической визиткой Вертинского. Вот картина Сергея Зимина, где изображен артист, отодвигающий похожего на Пьеро желтого ангела, как бы пытаясь пройти к самому себе сквозь сценический образ.

«Пьеро — манипулятор, как и все страдальцы. Это психологический факт, — поясняет куратор выставки и ее участник Александр Астрихинский. — Вообще маски всегда интересны свей психологичностью. Но Вертинский мне все-таки ближе без маски. Поэтому я изобразил его во фраке». На вопрос о его любимой песне Вертинского Астрихинский неожиданно хорошо запел: «И только сердце знает, мечтает и ждет и вечно нас куда-то зовет».

Фото: Егор Слизяк
Фото: Егор Слизяк

Вернисаж, посвященный Вертинскому, в первый раз состоялся в 2009 году в честь 120-летия артиста. Сейчас выставка проходит второй раз, с дополнением из новых работ.

«Всегда хочется сделать что-то незаурядное, а не очередную выставку о любви к Москве, — продолжает Астрихинский. — Многие перепевали Вертинского, но вот с художественной стороны мало кто обращался к теме его творчества. Эта выставка — своеобразная дань благодарности Вертинскому за то, что, вернувшись в Советский Союз, уже чужую для него страну, он смог привнести сюда дух Серебряного века. Живо представляю, как он ездил к сталеварам и дояркам со всех концов Союза и пел им про розовое море и бананово-лимонный Сингапур. Это что-то удивительное».

Фото: Егор Слизяк
Фото: Егор Слизяк

Бизнесмен Игорь Уткин согласен с Александром Астрихинским: «Вертинский каким-то чудом смог пронести в 50-е годы кусочек дореволюционной России, старый дух аристократизма. У меня же его песни вызывают приятные школьные воспоминания. Помню, как наша учительница литературы пригласила нас к себе домой. Тогда Вертинский был запрещен, и она потихонечку, предупредив, чтоб мы никому не рассказывали, поставила его пластинку на старинном граммофоне. Так что песенка про Сингапур мне еще тогда в память врезалась».

Пожалуй, самой интересной частью мероприятия стала биографическая лекция о Вертинском. Организатор выставки и директор компании More Than Travel Ирина Цуканова рассказывает: «Мы специально пригласили Игоря Оболенского, который общался с вдовой Вертинского и сейчас дружит с дочерью артиста, чтобы послушать истории почти из первых уст. Такие живые истории позволяют избежать формальности и узнать какие-то нюансы, которые дадут полный эмоциональный портрет человека».

Фото: Егор Слизяк
Фото: Егор Слизяк

Писатель Игорь Оболенский рассказывал о Вертинском почти как Гиляровский о Москве:

— Станиславский прослушивал Вертинского и прогнал его после первой фразы, сказав, что с такой картавостью ему придется забыть о театре. А Вертинский, в свою очередь, был первым, кто разглядел в домохозяйке Вере Холодной будущую королеву экрана.

— Вертинский злоупотреблял кокаином, а когда это стало явной угрозой для жизни, внезапно бросил и стал братом милосердия. Во время Первой мировой войны он ездил на фронтовом поезде. Ему, как стойкому человеку, который не боялся вида крови, поручали самые сложные перевязки.

Фото: Егор Слизяк
Фото: Егор Слизяк

— В Париже он завел себе собачку Долли. Вместе с ней он гулял по Булонскому лесу, а затем каждый раз в ресторане Вертинский усаживал Долли на соседний стул и спрашивал: «Долли, вы хотите бриошь?» Долли гавкала, и ей приносили лакомство.

— Однажды, выступая в кабаре, Вертинский на спор буквально усыпил зрителей, исполняя колыбельную и пластично двигая руками. Друзья проспорили очень много шампанского.

В конце вечера под аккомпанемент фортепиано были исполнены «ариетки», или «песенки Пьеро», как незатейливо называл свои романсы сам Вертинский.

Фото: Егор Слизяк
Фото: Егор Слизяк

«Настроение от выставки осталось лиричное, но при этом все работы художников яркие, — рассуждает Ирина Цуканова. — Ведь романсы Вертинского достаточно грустные, но его творчество в то же время — это “Кабаре Безумного Пьеро”, что-то красочное, неординарное. По работам видно, что такая ассоциация у современных художников остается».

Бизнес-тренер Галина Сартан провела параллели между творчеством Вертинского и современностью: «Трагичная судьба великого актера, который прошел через 1917 год и всю жизнь был недооценен здесь, очень хорошо ложится на те события, которые происходят сейчас. Когда у нас такие сложные времена, хочется вернуться назад в историю, понять, чему она учит, и не повторять таких ошибок».

Комментировать Всего 1 комментарий

Игорь Уткин Комментарий удален автором