Ольга Ускова /

В поисках новой реальности: школа Белютина. Часть вторая

Полвека назад художник Элий Белютин разработал методику раскрытия творческих способностей личности. В начале XXI века она вновь оказалась актуальной

+T -
Поделиться:

Вера Преображенская «Юдифь»
Вера Преображенская «Юдифь»

В поисках новой реальности: школа Белютина. Часть первая

Моя мама купила попугая. Зовут Иннокентием. Сидит в клетке. В общем, стандартная история из жизни попугаев. Значительную часть времени Кеша проводит в страстном выяснении отношений со своим изображением в зеркальце — от драк до поцелуев. Похоже, что он не делает разницы между изображением и настоящей птицей. Так устроено Кешино мышление.

А что я знаю про мир, в котором живу? Может, большинство объектов, которыми оперирует мой мозг, тоже зеркальные обманки? А я выстраиваю свою жизнь и растрачиваю драгоценные энергию и время, оперируя ложными руководствами неразвитого мозга? Какой же рывок мы могли бы сделать, если бы удалось перекинуть мост через эту пропасть пустопорожней суеты и самообмана.

Когда я встречалась с художниками — выходцами из студии Элия Белютина, меня поразила их общая черта: я имела дело со счастливыми людьми. Свой восторг от общения с мастером они сохранили спустя десятилетия. Художники описывали свою жизнь в те студийные времена как чистый, ничем не омраченный кайф.

В чем кайф, спрашивала я? В самореализации. Белютин давал гораздо больше, чем слава и деньги — благодаря ему они устанавливали эмоционально-духовный контакт с собой. Потому их картины до сих пор так электризуют зрителя. Они излучают свет, источник которого непостижим для обывателя: свет реализовавшейся личности. Увидев это, я поняла, что где-то здесь кроется решение проблемы, над которой мне приходится биться каждый день, общаясь с разными людьми, — проблемы, которая гораздо шире, чем деловые интересы одного инвестиционного холдинга, который я возглавляю.

Самая страшная человеческая мука — не нищета, не болезнь и даже не несчастная любовь. Самое страшное проклятие — ужас нереализованности. Пустая жизнь, проведенная ради потребления, оборачивается мукой безвозвратно ушедшего времени и возможностей. Занимаясь уже 20 лет инновационными проектами, я уверена, что ключевой вопрос бизнеса — не где взять деньги на предприятие, а где взять идею для предприятия. И здесь все равно, чем вы занимаетесь: рисуете картину, пишите программы или проектируете дома — ваш мозг должен самостоятельно и оригинально работать.

Вера Преображенская «Гитарист»
Вера Преображенская «Гитарист»

А вокруг куча причин, почему сегодня никак нельзя: погода, природа, международное положение, гормональный приход, гормональное опустошение и т. п. Может быть, завтра или на следующей неделе? И так изо дня в день, пока перед усталыми глазами не мелькнет: КОНЕЦ.

Как толстый человек отворачивается от зеркала, проходя мимо, так же и большинство из нас прищуривается, подводя профессиональные итоги. Идут в ход удобные цитаты из буддистских, православных и прочих учений о пользе нежелания, смирения и недеяния. Лень и хитрость как замена инновационного мышления.

Все эти размышления пришли в удивительный унисон с моей профессиональной деятельностью. Мы много занимаемся искусственным интеллектом. В составе нашего холдинга Cognitive Technologies — лаборатория системного анализа, которая занимается кибернетическим моделированием работы мозга. Мы курируем кафедры в Физтехе и МИСИС. Тут-то и оказалось, что многое в белютинской «Теории всеобщей контактности» (и едва ли не в большей степени в зубаревской «Темпоральной реальности») напрямую соприкасается с нашими работами по инициализации определенных областей мозга. Почему бы не попытаться интегрировать все эти находки и наработки в один проект?

Все это и привело меня и мою команду к созданию проекта «Новая реальность 2.0». В нем можно выделить три основных аспекта.

Первый аспект — исторический и искусствоведческий. Я верю, что наш долг — вернуть Элию Белютину и его ученикам их законное место в истории российского и мирового искусства. Они стали основоположниками нового направления, и в этом качестве должны стать известны городу и миру. Первые шаги в этом направлении — серия выставок, которые мы планируем провести начиная с осени 2014 года, а также, возможно, постоянная экспозиция в открытых для посещения публики галереях.

Владислав Зубарев «Реликтовое время. Поющий космос»
Владислав Зубарев «Реликтовое время. Поющий космос»

Во-вторых, идеологический аспект. По нашему мнению, теория Белютина (равно как и то направление, в котором мы планируем ее развивать) — идеологический продукт. На случай, если кто-то из читателей испугался этого страшного слова, мне придется пояснить, что я имею в виду.

В развитых странах мира и в определенных слоях общества базовые потребности человека удовлетворены. Людям стало скучно: все вроде хорошо, но как-то тухло. Хочется как-то привести себя в бодрое состояние. Стимуляция происходит, например, с помощью наркотиков, столь распространенных в некоторых интеллектуальных кругах. Но это все суета вокруг пустого пространства. Пустое пространство на сегодня является идеологией, и ни в одной стране мира еще не предложили, чем бы его наполнить. Это чисто экономический и технологический феномен: когда-то мы тратили много времени на быт, а теперь это время освободилось, и нам не на что его тратить.

Развитие себя, своего мышления по новой методике — это заполнение пустоты. Поверьте, это лучше, чем наркотики.

Наконец, в-третьих — практика. А именно, применение теоретической базы в сфере инновационной деятельности. Мы не можем продать картины белютинской школы, это наш золотой фонд — но мы можем адаптировать его методику для нужд сегодняшнего бизнес-сообщества. Методы, которые некогда использовались для воспитания художников, мы используем для инициализации творческих потенций вообще.

Мы составили практикум, взяв за основу проект «Новая реальность» и соединив его с современными наработками в области нейролингвистического программирования. Занятия первого года дали феноменальные результаты: из 12 человек, проходивших практику, трое возглавили креативные направления в производственной структуре холдинга (а их возраст 23–25 лет).

Нейробиологи объясняют результативность методик, аналогичных теории всеобщей контактности Белютина, тем, что они оказывают непосредственное воздействие на лимбическую систему мозга, отвечающую за эмоции, чувства, а также за поведение человека и процесс интуитивного принятия решений. Этот путь отличается от традиционного (логического) поиска решения, в котором задействован неокортекс, отвечающий за рациональное, аналитическое мышление и язык. По мнению профессора Американского университета Бейрута Арне Дитриха, такой принцип творческой активности (его еще называют творчество «снизу вверх»), представляет собой классический пример озарения.

Александр Крюков «Ленин»
Александр Крюков «Ленин»

Аналогичные объяснения дает и теория всеобщей контактности Белютина. В самый неожиданный момент подсознание связывает разрозненные элементы знаний и выдает оригинальную идею (естественно, не «из воздуха» и не на пустом месте).

Второй тип творчества, который выделяет Арне Дитрих, гораздо более «преднамеренный» — он называет его творчеством «сверху вниз». Эта творческая активность базируется на более логическом подходе к вопросам. В отличие от первого вида творческой работы, который подразумевает приход идеи на уровне подсознания, без обсуждения, здесь идеи идут действительно сверху вниз: образно говоря, вы думаете о том, что вам уже давно известно, оценивая жизнеспособность каждой идеи. Это более устойчивый подход, он эффективен, если надо решить проблему сознательно. Данный тип творчества характерен для методик мозгового штурма и их модификаций.

Все эти идеи и применяются в нашем практикуме. Поверхностному наблюдателю может показаться, что собравшиеся люди забавляются — сидят и рисуют странные абстрактные картинки. Но о том, что на самом деле происходит на тренинге, лучше всего свидетельствуют перемены в их сознании и жизни.

Недавно я говорила по скайпу с одним своим приятелем, эмигрировавшим в США около 15 лет назад. Он в красках рассказывал, как его сын испытывает восторг от курсов по развитию креативного сознания, которые он проходит в Harvard University. Мой друг уверен, что эти технологии становятся ни много ни мало новым видом оружия в современном мире. Если в стране с каждым годом становится все больше и больше людей, способных к ярким, дерзким идеям, которые позволяют решать задачи гораздо быстрее и эффективнее, и эти люди уже составляют заметную долю общества, то чем это не оружие?

Тамара Тер-Гевондян «Ссора за столом»
Тамара Тер-Гевондян «Ссора за столом»

Американский проект Project Zero, который реализуется в Harvard University, основывается на теории множественных интеллектов (The Theory of Multiple Intelligences). Создал ее один из самых известных американских мыслителей в сфере образования Ховард Гарднер. И если вынести за скобки различия между суховатым систематическим подходом Гарднера и артистическим фейерверком идей Белютина, в этой теории можно найти множество параллелей «Теории всеобщей контактности». Обе теории опираются на практически одни и те же принципы приоритетности искусства в развитии креативного мышления.

Возможно, не случайно Project Zero и белютинская «Новая реальность» (из которой выросла наша «Новая реальность 2.0») возникли практически одновременно в середине 60-х годов. Кажется, в двух ведущих странах мира одновременно сложились одинаковые предпосылки для рождения этих проектов. 60-е годы — период крайнего обострения противостояния между СССР и США во всех сферах. Карибский кризис. Начало космической гонки. Развитие ядерной программы. Не исключено, что и интеллектуальная сфера еще тогда также стала ареной для противодействия двух держав.

С другой стороны, в 1960-е в Америке происходит оживление общественных движений, а в России наступает период хрущевской оттепели. Ощущение свободы, перспективы наступления позитивных перемен в жизни страны спровоцировали в обществе появление множества творческих идей и инициатив. В том числе и революционных методик развития скрытых потенций мозга.

Американский Project Zero и поныне дает эффектные результаты в подготовке топ-менеджмента и, в отличие от идей Белютина, никогда не подвергался опасности забвения. Но, на мой взгляд, у русского проекта было грандиозное преимущество: деньги и вообще весь материальный аспект был полностью выведен из уравнения. Поэтому наш результат просто обязан быть сильнее, чище и талантливее. Сегодня я убеждена, что мы первые и лучшие. И я уверена, что, собрав адекватную команду, мы докажем всему миру, что Россия — родина слонов.

И первым делом я намерена доказать это участникам проекта «Сноб». Именно для них мы собираемся провести пробный практикум «Новая реальность 2.0» — показ картин и мастер-класс по методике Белютина. О месте и времени этой встречи мы оповестим уважаемых членов сообщества дополнительно.

Владислав Зубарев «Свобода света»
Владислав Зубарев «Свобода света»