«Проголосуем, как положено». Почему Крым хочет в Россию

В Крыму маленькие зарплаты — в России больше. В Киеве фашисты, а в Москве ни одного. Это главные аргументы, которыми крымчане оправдывают свое будущее решение. 16 марта они проголосуют за вхождение автономной республики в состав России. Мы не знаем, что по этому поводу думают крымские рабочие, пенсионеры и виноградари. Мы обзвонили лишь бизнесменов, управленцев и интеллигенцию. И представители этих сословий единодушно грезят о земле обетованной со столицей в Москве

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
+T -
Поделиться:

Юрий Лаптев, директор Этнографического музея в Симферополе:

Оклады, которые получают музейные сотрудники в Крыму, заставляют задуматься. Коллеги, которые работают в том же географическом поясе, но в России, получают на порядок больше. Моя зарплата — 220$. Но я — директор. В России столько получают технические сотрудники музеев. Я думаю, что если в связи с переходом Крыма в Россию зарплаты удастся поднять, то к нам придут более квалифицированные кадры.

У меня трое детей, двое маленьких. Думаю, они будут читать сказку «Три богатыря» и представлять себя русскими богатырями. Взрослые люди могут одновременно держать в голове несколько идеологий, а детям это сложно. С присоединением Крыма к России у них может появиться настоящее воспитание, патриотическое. Но я только за, чтобы они знали два-три языка — чем больше, тем лучше. Они будут учить язык своих соседей, украинцев.

Евгения Жорняк, директор пансионата «Вилла-Дана»:

Я люблю Украину и поддерживаю ее. Но складывается такая политическая ситуация, что на Украине не хочется оставаться. Скорее всего, большинство проголосует за Россию, за присоединение. Мы не согласны с новым руководством, мы считаем, что президент и премьер-министр нелегитимны, они не выбраны народом, они сами себя провозгласили. Мы не верим нашему руководству. Мы 20 лет надеялись, верили, но лучше не становилось.

В Киеве и в Ивано-Франковске крымчан очень сильно щемят. Нам не дают другого выхода. Нас пугают, что Украина нас отключит от воды, хотят засорить, залить чем-то, свет хотят отключить.

В сфере курортного бизнеса у нас постоянные изменения, принимают новые законы. У нас скоро сезон, а мы не знаем, что нового нам принесет налоговая. Нестабильность на протяжении долгого времени — это главная причина того, что люди за соединение с Россией.

На курорты Керчи приезжает 90% россиян, это я могу сказать точно. То есть мы работаем только на Россию. Наша Украина к нам не приезжает, они говорят, что им ближе в Турцию ехать.

Александр Рудометов, генеральный директор Национального музея героической обороны и освобождения Севастополя:

Проголосуем, как положено. За первую позицию в бюллетене. За Россию. Все эти годы нам практически не уделялось внимания в вопросах ремонта и реставрации. И я надеюсь, что с присоединением Крыма к России ситуация изменится. Только благодаря отдельным личностям с российской стороны нам была выделена помощь. Московские бизнесмены помогли нам отреставрировать генеральный комплекс на Сапун-горе. Помогали частные лица, родственники которых погибали здесь. Они говорят: «Мы должны отдать дань уважения нашим дедам и отцам». Так отнеслись россияне к нашим историческим ценностям. И мы надеемся, что на государственном уровне помощь намного больше.

Екатерина Покровская, директор фотошколы «Белый кролик» в Симферополе:

В кругу моих знакомых другие темы больше не обсуждаются. Мнения у всех разные, кто-то придерживается пророссийских настроений, не меньшее число людей присоединения к России не хочет. Но почти все уверены, что сейчас решают за нас.

Я пойду на референдум. Я еще не решила, как голосовать: мне не нравятся оба варианта. Я буду исходить из ближайших действий официальной украинской власти: приведут ли ее действия к тому, что Крым отбросят, как ящерица отбрасывает хвост, или для Крыма все же будут что-то делать, чтобы выровнять ситуацию.

Конечно, результаты референдума как-то отразятся на том, чем я занимаюсь. Но кризис начался еще с Майдана, когда поменялась власть.

Александр Олещук, директор Музея денег в Феодосии:

Мы внимательно читаем газеты и интернет, слушаем телеканалы «Крым» и «Россия», чтобы понимать, кто что обещает и что из этого реально возможно. Ведь даже если судьба Крыма решится в пользу России, власти Украины могут отрезать нам воду и электроэнергию. А мост не построить за три дня.

Я, как и многие крымчане, воспринимаю все очень неоднозначно. Сложно сказать, какой из сценариев не навредит нашим интересам. Все очень надеются, что нас не кинут на произвол судьбы, ведь мы не прибыльная общественная организация. Местные власти в Феодосии, я надеюсь, не оставят нас в беде независимо от того, какими будут результаты референдума.

Игорь Шептовецкий, владелец гостиницы «Усадьба» в Коктебеле:

Я россиянин, но постоянно живу в Крыму. Вид на жительство не дает права голоса. Но если бы я мог, я бы проголосовал за присоединение Крыма к России. Еще недавно, когда вопрос референдума был поставлен иначе, я был скорее против. Но что-то изменилось в сознании людей. Крымчане в первую очередь боятся войны. Это не очень осознанный страх, и переход в Россию люди воспринимают как гарантию некой безопасности. Позиция киевских властей, да и вообще, если полистать фейсбук киевлян… Они не то что запугивают крымчан, но бросаются какими-то угрозами. И теперь 99% крымчан точно проголосуют за вхождение в Россию.

Первые пару лет присоединение Крыма к России отрицательно скажется на моем бизнесе. А в дальнейшем бизнес вести будет выгоднее. Украина не вкладывает практически никаких денег в развитие крымской курортной инфраструктуры, Россия, конечно, будет это делать по примеру того же Кавказа. Анапа — тоже хороший пример. А Крым-то гораздо интереснее Кавказа!

Анатолий Новиков, почетный ректор Первого украинского морского института в Севастополе:

Обязательно буду участвовать в референдуме и голосовать за Россию. Это же Севастополь — российский город! Я родился и жил в Калуге, а 40 лет назад был прислан на работу в Севастополь — для меня все ясно в вопросе голосования. И все вокруг меня в основном за Россию.

У Морского института могут быть бюрократические сложности по результатам референдума: сейчас приближается выпуск, надо выдавать дипломы. Наши учебные планы от российских сильно отличаются. Морские дипломы очень специфические, их два: учебный, о прослушанном курсе, и рабочий, с указанием плавценза. Дипломы по морским специальностям идут под крышей Международной морской организации, которая работает по международной конвенции о подготовке и дипломировании моряков и несению вахты. Так что руководствоваться надо в первую очередь международными документами. Если Россия поддержит нас в выдаче рабочих дипломов в обычном порядке, то не будет совсем никаких сложностей. Если нет, мы просто выдадим украинские дипломы. Все эти сложности решаемы.

Василий Стебновский, арт-директор гостиницы «Ялта-Интурист»:

Я еще не определился, буду ли участвовать в референдуме. Я хочу быть максимально аполитичным и в любом случае собираюсь жить и работать там, где сейчас живу и работаю.

 

Андрей Мальгин, директор Центрального музея Тавриды в Симферополе:

Я сейчас пребываю в большом волнении, у нас здесь очень неспокойно. Я буду участвовать в референдуме и проголосую за Россию. Я связываю с ней определенные перспективы для Крыма, у которого сегодня никаких перспектив нет. С Россией у нас появятся вложения в культуру. Даже сам Центральный музей Тавриды — один из главных объектов русской культуры в Крыму — за все время нахождения в составе Украины серьезного финансирования на развитие наших проектов не получал. Мы, конечно, благодарны Украине за зарплату и коммунальные платежи… Я надеюсь, что с Россией мы получим полноценную возможность для развития.

В России уровень зарплат значительно выше, она во многом выигрывает у Украины, потому что это более развитая страна. Мы ничего не теряем, присоединяясь к этому локомотиву. Я не питаю иллюзий: это очень сложный процесс и впереди нас ждет тяжелый переходный период. Но если мы сейчас упустим этот шанс, другого у нас не будет. Нам надоело слушать о европейских перспективах, нам нужны реалии. Путин нам сейчас предлагает реалии, за них мы и будем голосовать.

Екатерина Серебрянская, олимпийская чемпионка по художественной гимнастике:

Я не буду участвовать в референдуме, потому что хоть и родилась в Симферополе, но последние полтора года живу в Лондоне. Единственное, что я думаю: любые действия, которые приводят к войне, неправильные. Я за то, чтобы был мир. Это главное, а что будет дальше — уже второй вопрос.

Комментировать Всего 2 комментария

Почитал и вспомнилась наглядная агитация Крымского референдума

Если гора "не пройдет" к Магомеду, значит мы пойдем к горе. Позор, что можно сказать. Ну посмотрим, хватит ли толщины российской нефте-газовой трубы...

Я как-то раньше считал большой несправедливостью процесс изгнания русских из среднеазиатских новообразовавшихся государств. А теперь склоняюсь к мысли, что это было необходимостью, что бы предотвратить подобные "референдумы".

Не думала,что и "Сноб" превратится в арену российского, фашистского агитпрома.Противно!