Подумать, потом убить

Американские исследователи попытались выяснить, сколько людей в их стране казнят ни за что

Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
+T -
Поделиться:

На мой взгляд, кое-кому вообще лучше бы помалкивать, когда речь заходит об убивании невинных людей — еще лет сто молчать в тряпочку как минимум. Тем не менее я вижу определенные уязвимости в собственной позиции. Все-таки Россия расположена в той части планеты, где смертной казни сейчас не существует (хотя, конечно, нигде в мире столько людей не мечтают о ее немедленном возвращении).

А вот, к примеру, в США, бывает, кого-нибудь казнят. И иногда еще так неудачно казнят, как вот недавно казнили Клейтона Локетта в Оклахоме. Там парень в процессе жаловался: «Мужик, я не... что-то не так...», в конце концов умер от инфаркта, и потом даже президент Обама выражал «глубокую обеспокоенность» в том, что возглавляемое им государство не просто убивает людей, а еще и делает это порой в высшей степени неумело.

Но, разумеется, Локетт был убийца и насильник, скажете вы. Или не был — поскольку случаются судебные ошибки. И, собственно, первый аргумент противников смертной казни повсюду в мире состоит в том, что даже одна-единственная безупречно проведенная казнь невинного человека — несмываемый позор всей государственной машины и личная вина каждого, кто к этой машине так или иначе причастен, так что лучше не надо рисковать никому. Второй аргумент — что институционализированное убивание даже виновного человека в триллион раз омерзительнее, чем любое убийство из ярости или ради наживы, — мы здесь обсуждать не будем. Ограничимся простым вопросом: сколько их там, невинно казненных?

Этим вопросом и ограничились исследователи во главе с Сэмюэлом Гроссом, профессором права из Мичигана. И их работа, опубликованная недавно в PNAS, надо признать, слегка встряхнула общественное мнение.

Вычислить число невинно казненных не так просто: очень многие осужденные до конца отрицают свою вину, и это, разумеется, ничего не значит. Чтобы оценить реальную цифру, исследователи воспользовались простым фактом: нередко осужденный на смерть человек добивается пересмотра дела. В настоящий момент в США 12% всех оправданий по результатам апелляции относится именно к смертным приговорам. Происходит все так: приговоренный ждет своей летальной инъекции, а тем временем адвокаты подают апелляции, и потом вдруг раз! — и бедняга оправдан.

И, как можно догадаться, чем дольше он сидит на своем death row, тем больше времени для апелляций, тем выше вероятность оправдания. Это немного похоже на ситуацию, с которой сталкиваются эпидемиологи. У них есть такие «кривые выживания», которые позволяют вычислить вероятность смерти от определенного заболевания за «бесконечный» период жизни (то есть мысленно убрать все остальные причины смерти, которые только портят им статистику).

Именно поэтому профессор Гросс пригласил участвовать в исследовании эпидемиолога и статистика из Пенсильвании Эдварда Кеннеди.

«Эдвард, — сказал ему Гросс. — Смотри, какая штука. Чем дольше чувак ждет смерти, тем выше вероятность, что он в конце концов будет признан невиновным, на этот счет есть четкая статистика. Подсчитай-ка нам, а какова была бы вероятность оправдания, если бы чувак ждал казни как бы бесконечно?»

Сказано — сделано, Кеннеди все подсчитал. Оказалось, если бы все эти насильники и убийцы имели возможность вечно ждать летальной инъекции (то есть никто из них не был бы казнен, не умер своей смертью и не получил помилование с заменой на пожизненное), то 4,1% из них в конце концов были бы признаны невиновными.

Вот и результат: каждый двадцать пятый казненный, оказывается, казнен ни за что (ну, или умер в ожидании исполнения приговора). Это нижняя оценка, утверждают исследователи. Что именно они об этом думают, можно узнать из популярной заметки в Nature.

Мы же с вами обратились к этой теме не потому, что нам хочется еще раз поспорить о смертной казни или обличить в чем-нибудь Америку, — мы тут просто о науке заговорили. Согласитесь, не так уж часто удается ученым вот таким простеньким исследованием положить такой увесистый кирпич на ту чашу весов, которая за добро и против зла.

Что там из этого получится в результате общественной дискуссии, лет через десять — введут ли США полный мораторий на смертную казнь, например — неизвестно. Может, и не через десять лет, а в этом году. Может, и не благодаря Гроссу с соавторами, а из-за этого парня из Оклахомы, которого мучили неумелые убиватели. А может, и не через десять лет, а через сто, потому что мир движется от плохого к хорошему ужасно медленно и неуверенно.

Но, мы хотим сказать, он таки туда движется. Это должно немного утешить тех наших читателей, которые подустали от кое-чьей болтовни о «многополярном мире». Потому что мир-то на самом деле вполне однополярный, в нем есть одно добро и одно зло. Как бы ни хотелось кому-то устроить себе уютный цивилизационный карман, где какое-нибудь зло будет называться добром, этот карман рано или поздно (и уж скорее бы) разъедется по швам.

Мораль такая: все будет хорошо. И, собственно, ясное понимание, что все будет хорошо (и как выглядит это «хорошо»), уже достаточно энергично подталкивает мир в этом направлении. Так что давайте стараться, понимать как можно яснее.

Да, и для начала хотя бы каждый раз подольше думать, прежде чем кого-то убивать.

Комментировать Всего 10 комментариев

Перед любым действием лучше хорошо подумать, а об убийстве - вообще не думать.

Интересное исследование. Наталкивает на вопрос - сколько невиновных заключенных погибает там, где есть мораторий на смертную казнь? Если это больше, чем 4,1%, то движение мира в сторону добра займет не одну сотню лет...

Эту реплику поддерживают: Tatiana Neroni

Несомненно больше, в том числе в Америке. Потому что, как пишут сами авторы статьи, в случае смертного приговора процедуры апелляции другие, да и все структуры работают всерьез, так что процент оправданий существенно выше, чем при тюремных приговорах.  Цифры из статьи: смертные приговоры составляют 0,1% всех приговоров в стране, но по ним выносится 12% всех оправдательных решений.

Эту реплику поддерживают: Tatiana Neroni, Ольга Юрковская

Тогда, получается, что смертная казнь оставляет, в конечном итоге, больше шансов на жизнь. Как-то не хочется с этим соглашаться. 

Они об этом говорят в заметке в "Нейчур"

Не оставляет.  Оправданий всё же минимальное число, а процент судебных ошибок должен быть неимоверно высок, если можно судить по обычной недобросовестности полиции и прокуроров, почти несуществующей процедуре предоставления сведений прокуратурой подсудимому, неадекватности защиты по назначению, невозможности выявить и устранить из пула присяжных людей с предубеждениями...

 По этим причинам я против смертной казни.

 И против заключения свыше 10 лет, это ничего не даёт обществу.

Эту реплику поддерживают: Татьяна Сергеева

Татьяна, спасибо. Я далека от этой темы с профессиональной точки зрения, но Ваше мнение мне интересно, как и сама статья.

Эту реплику поддерживают: Tatiana Neroni

Я тоже далека в том смысле, что в штате, где я сейчас живу и практикую - штате Нью-Йорк - ввели мораторий на смертную казнь.  Ввели её сравнительно недавно, и я воочию наблюдаю уровень компетентности и порядочности людей, которые в своё время принимали решения в подобных делах до введения моратория... То, что я вижу, а также общее состояние судопроизводства в уголовных делах, не внушает мне надежду на то, что те казненные, кто еще не был посмертно оправдан, были виновны.  Оправдания (и посмертные в том числе) - обычно результат работы бесплатных адвокатов, студентов, вовлеченных в "Проект Невиновность" - The Innocence Project.  У этого проекта ограниченные финансовые возможности, ограниченные возможности помочь там, где не задействованы ошибки с биоматериалом (ДНК)....  Ходить по давним свидетелям давних судебных дел - весьма трудоемкая работа...  Поэтому лучше не убивать вообще, чтобы потом не иметь на своих руках и совести посмертные оправдания, которые казненного уже не вернут, и красивые слова его или её (в США и женщин казнят) не оживят... Россияне, с нашим знаменитым приговором "10 лет без права переписки" и потом с массовыми посмертными оправданиями (а ведь не все еще и оправдали), должны, как никто другой, понимать, какими путями эти приговоры могут достигаться...

Эту реплику поддерживают: Татьяна Сергеева

Все, что касается российского правосудия, это не вписывается, как мне представляется, в общепринятые рамки международного права. 

Сама дискуссия на тему вводить и ли нет мораторий на смертную казнь, в которую автор нас просил не вступать, очень обширна, эмоциональна, субъективна. 

Я с Вами согласна. Я против того, чтобы убивать. Это самый легкий путь к достижению законопослушности граждан. Более того, я считаю, что есть страны, в которых введение смертной казни может привести к тотальному уничтожению своего народа.

Эту реплику поддерживают: Tatiana Neroni

К сожалению, смертная казнь не ведет к законопослушанию, процент тяжких преступлений в штатах США, где есть смертная казнь, такой же или выше.  Там, где преступнику мало что терять, он убирает свидетелей... 

 Я просто боюсь, что на волне внутрироссийского ажиотажа по поводу "самости" России могут отменить мораторий...

Эту реплику поддерживают: Татьяна Сергеева

Одним моим заблуждением по поводу влияния  смертной казни на законопослушность стало меньше:-))

А вот относительно России, Татьяна, у меня такое упадническое настроение, что я избегаю оценивать и анализировать все, что происходит в последнее время. Вся эта "самость" раздувается на пустом месте. Каждый народ, каждая страна особенные. Со своей историей, войнами, культурой, традициями. Писателями, балетом, характером, причудами и т.д.