Альберт Попков: Хорошо ли вам от того, что нефть дорожает?

Фото: REUTERS
Фото: REUTERS
Продавщица в ожидании клиентов в керосиновой лавке, расположенной среди трущоб Кибера на окраине столицы Кении Найроби
+T -
Поделиться:
Комментировать Всего 10 комментариев

Экономика, посаженная на дорогую нефть, ничего не может сделать. И дешевая нефть — это хорошо, потому что люди имеют возможность запускать другие проекты. Это взгляд непрофессионального человека, который понимает про экономику чувственно, как про женщину.

Это хорошо для тех, кто торгует нефтью, и для тех, кто ищет ей замену. Высокие цены заставляют искать альтернативу. Но искать ее все равно будут там, где своей нефти нет. В России высокие цены провоцируют желание сорвать куш сегодня, ничего не оставив на завтрашний день.

Мне кажется, вопрос надо сформулирован четче: Хорошо ли нефть дорожает? Думаю, могло бы лучше :) 

Нефть дорожает, и это хорошо. Я предлагаю даже не задумываться на тему, почему так происходит. Это лишнее. Сам факт того, что ее цена растет, — это очень хорошая новость.

Для России оптимальная цена на нефть — от 70 до 90 долларов. Если нефть дешевая, то мы начинаем голодать, как все недавно узнали, а если дороже 90, то мы начинаем бездельничать, что тоже плохо. При 70 долларах за баррель российский бюджет бездефицитен, при 90 — мы имеем умеренный профицит.

Сложно комментировать именно эти цифры. Но хочу отметить, что дефицит у нас получается не всегда от того, что нефть опускается. Иногда это происходит потому, что мы деньги неправильно тратим, не по средствам живем. Может, поэтому и неплохо, что у нас есть дефицит, может, с ним просто бороться надо по-другому: не повышением цен на нефть, а снижением расходов и решением наших домашних проблем. Так что еще раз повторю: в краткосрочном плане, когда все цифры утверждены в бюджете, повышение цен на нефть для нас хорошо, в долгосрочном же это может нас опять расхолаживать.

Хорошо, особенно до определенных пределов. Сейчас цена на нефть близкая к оптимальной: не настолько высокая, чтобы полностью отбить желание к стимулированию модернизации и альтернатив (иначе следующий глобальный кризис не переживем) и не настолько низкая, чтобы иметь дефицитный бюджет и голодающие регионы.

Мне хорошо! 

Если она в в пятницу 30 октября на WTI будет больше 70, то я выиграл спор (я говорил, что она будет 80), если меньше 70-ти, то Юра Самонов (он говорил, что будет 60). Либо он меня ведет в ресторан (с женой), либо я его. 

Кроме того, чему выше цена на нефть, тем больше усилий будет вложено в разработку альтернативных источников, тем быстрее Америка и Европа уменьшат свою зависимость от стран, эту нефть производящих.

Что касается России, то ей рост цент ничего, кроме горя не принесет. Высокие цены на нефть - основной фундамент вертикали и тормоз для развития науки и экономики. 

Как и любое другое явление объективного мира, высокая цена на нефть - штука диалектичная. Да, деньги сегодня - это хорошо и объяснять, почему хорошо - не нужно. Но высокая цена = высокая маржа = отсутствие "глубинных" мотивов для работы с издержками = ноль прогресса по оптимизации добычи, транспортировки, переработки. Парадоксально, но эмпирически установлено, что высокая цена тормозит модернизацию в самой же отрасли. В принципе, любая из базовых отраслей в промышленном комплексе бывшего СССР при внимательном рассмотрении оказывается больной этой болезнью.

Любая цена на нефть кому-то в радость, а кому-то нет. Понятно, что для нефтяных экспортеров хорошо, для тех, кто так или иначе связан с нефтяными компаниями, а таких 40% в российской экономике, тоже. Также понятно, что когда дорожает нефть, то, как правило, укрепляется и рубль по отношению к доллару, а это уже плохо для предприятий, которые конкурируют с западными товарами на российском рынке и за рубежом.

Я считаю, что то, что нефть дорожает, хорошо для нашей страны и экономики в краткосрочном плане, когда все расходы утверждены и прописаны в законе о бюджете, но совсем не так хорошо в долгосрочном, потому что расхолаживает и не стимулирует заниматься изменениями производства, улучшением технологий и, по сути, сохраняет нашу нефтяную зависимость экономики в целом.