Алексей Алексенко /

О чем думают мухи

Ученые предупреждают: не надо недооценивать насекомых

Иллюстрация: Corbis/All Over Press
Иллюстрация: Corbis/All Over Press
+T -
Поделиться:

Эта заметка посвящена двум темам, волею судьбы тесно переплетенным: интеллекту насекомых и человеческой дремучести. Начнем как раз с дремучести, то есть с нежелания задумываться.

У меня есть один знакомый подросток. О нем нужно знать следующее: он (она, по факту) любит животных, и б) он образован, любознателен, интересуется естественными науками и даже таскает у меня книжки по биологии. И вот по какому-то поводу я говорю, мол, о чем только думает эта кошка. И ребенок говорит: «Животные ни о чем не думают, у них инстинкты».

Ну, конечно, получила трепку девочка, такие вещи прощать не годится. Но вот интересно, кто им успел накакать в мозг этой гнилой, недо-религиозной, вульгарно-материалистической идеологией? Как может человек, ежедневно общающийся с кошкой, двумя собаками, иногда еще с крысами и хомяками, достигающий с ними взаимопонимания — не видеть в них мышления? То есть не видеть-то невозможно, но можно, оказывается, в практических вопросах исходить из того, что они думают в точности как люди, а при этом поддерживать в голове гнилой идеологический жупел и предъявлять его иногда по требованию. Зачем придумали этот жупел? Чтобы колбасу есть, не морщась. Чтобы реже задумываться, одним словом. А надо бы, наоборот, почаще.

Тем временем ученые не устают подбрасывать все новые и новые факты, убедительно показывающие, что между мышлением животных и человека грань куда более эфемерная, чем между мышлением моих знакомых подростков и, к примеру, Роджера Пенроуза.

Героями трех исследований, о которых пойдет речь, являются насекомые. В первом из них исследователи из Оксфорда изучали процесс принятия решений у плодовой мушки.

Перечитайте еще раз предпоследнюю фразу. Плодовая мушка принимала решения, а ученые это изучали.

Сперва мушек надрессировали избегать определенных запахов. Затем помещали в раздвоенную «нору», причем в двух половинах норы интенсивность запаха была разная. Оказалось, что когда различие в силе запаха было велико, мухи почти тотчас же выбирали нору, где пахнет меньше. А когда различие было небольшим, они надолго задумывались. Мухи. Над выбором. Задумывались. Буриданов осел — вовсе не выдумка софистов*.

Более того, зависимость времени выбора от разницы в силе стимула описывалась ровно той же математической моделью, которая работает для испытуемых-людей.

Ну и чтобы совсем не оставить вам шансов на эксклюзивность интеллекта: и у мух, и у людей есть ген FOXP. У людей мутации в нем ведут к слабоумию и трудностям в овладении речью. А вот мухи с дефектным геном FOXP испытывали трудности с принятием решений (выбирали нору значительно дольше, чем обычные мухи). Я не знаю, что еще нужно открыть, чтобы убедить вас: мышление у плодовой мушки и мышление у вас — это ровно одно и то же мышление. Но если вы будете задумываться почаще, то станете заметно умнее мушки, ребята.

Две остальные работы, о которых мы здесь упомянем, придают этой истории объемность и глубину. Во-первых, бразильские исследователи изучали личную жизнь ос. А именно, они выясняли, какие осы-мальчики больше нравятся осам-девочкам. Выяснилось, что осы отлично различают «черты лица» своих соплеменников. Например, осам-девочкам очень нравятся мальчики с темным пигментным пятном на голове и с яркими пятнами на брюшке.

Ага, осам-девочкам нравятся осы-мальчики, именно так. Нравятся в смысле черт лица. Давайте уже скорее отбрасывайте шоры, посмотрите на мир, сколько в нем всего такого, что вы всегда отрицали, в том числе разума и (осмысленной) любви!

Вот эти лица мальчиков-ос. Ученые убедились, что пигментация осиной морды совершенно не влияет на статус самца среди других самцов, зато очень даже влияет на привязанность самок. Когда исследователи рисовали осам на морде пятна чернилами, этот макияж вполне эффективно возбуждал любовь дам. Инстинкт, знаете ли, не обманешь (да шутка, никакого инстинкта не бывает!) — а вот девочек-ос завлечь обманчивой любовью ничего не стоило.

Последняя работа опять касается плодовой мушки. Видите ли, мушка эта, столкнувшись с препятствием, имеет обыкновение отступать на пару шагов назад. Точно так же ведут себя жучки, паучки, кошечки, собачки и вообще практически все, что движется. Так вот, австрийские физиологи решили выяснить, как мы все это делаем. Они нашли группу «нисходящих» нейронов MDN, передающих команду «пятиться» из мозга. Если эти нейроны активировать искусственно, вы будете пятиться даже без видимых причин. Если их убить, пятиться вы не станете никогда и ни за что, даже когда стоило бы. Другие нейроны, MAN, — «восходящие». Похоже, именно они передают в мозг сигнал о «преграде», потому что их активность приводит к тому, что их владелец пятится. И пятится. И пятится. Будто никогда не ходил лицом (головой) вперед, как все. И так пока активность нейрона не угаснет.

И, конечно, ровно такие же нейроны есть у вас в мозгу. Их пока не открыли, но когда откроют, мы надеемся, вы не станете очень уж громко удивляться, демонстрируя свою дремучесть. К тому времени, надо надеяться, мрак невежества отступит и все поймут, что мышление всего живого устроено по одному и тому же принципу. И еще сообразят, что это нас нисколечко не унижает. И даже наоборот. Сознание — не такая плевая штука, чтобы эволюция могла позволить себе несколько раз придумать «что-то похожее». Она придумала все один раз и навсегда. Возлюбите мух, они наши браться по разуму. И задумывайтесь почаще.


* Да-да, софистов. Осел, названный в честь Жана Буридана, на самом деле был придуман еще до Аристотеля и помянут в его трудах.

Комментировать Всего 32 комментария

Читая (весьма полезные) заметки господина Алексеенко, думаю: почему автор всякий раз выбирает высокомерно-снисходительную тональность? Может мне одному так кажется? Допускаю, что это художественный прием.

"Выяснилось, что осы отлично различают «черты лица» своих соплеменников. Например, осам-девочкам очень нравятся мальчики с темным пигментным пятном на голове и с яркими пятнами на брюшке.Ага, осам-девочкам нравятся осы-мальчики, именно так. Нравятся в смысле черт лица"

Алексей, но это же вовсе не обязано быть мышлением. Это может быть такой же автоматический, анти-мыслительный механизм, как и тот, что заставляет индюшку защищать всё, что пищит как птенец (даже если это крыса с диктофоном), и атаковать всё, что не пищит (даже если это собственный птенец). Жёсткая прошитая в нейросетке схема "стимул-реакция", не предполагающая осмысления и не дающая свободы воли.

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Знать бы, где она у меня зарыта, свобода воли-та. Она так устроена, что ее наличие для меня несомненно только во мне самом, а уже в непосредственно ближнем - сомнительно, уж больно он предсказуем, этот ближний. Неудивительно, что у индюшки ее еще труднее разглядеть. Не исключено, что любое мышление как-то раскладывается на "антимыслительные механизмы" и "жестко прошитые в нейросетке схемы". Я бы пока не стал основывать никакие философские рассуждения на таких недоисследованных феноменах.

Эту реплику поддерживают: Лариса Гладкова

Алексей, на мой взгляд, тут возможно простое деление. Если какой-то механизм поведения жёстко детерминирован для вида/популяции либо для носителя какого-то гена - как с индюшкой, которая всегда будет защищать всё, что пищит, и пытаться убить всё, что не пищит - то это автоматизм. Если же какое-то поведение вариативно как в рамках популяции, так и у отдельно взятой особои, то это не автоматизм.

В принципе, понятно, что высшие животные способны на достаточно сложную психологическую, коммуникативную и эмоциональную деятельность. Просто именно те примеры, которые привели Вы, скорее производят впечатление автоматизмов.

"Но вот интересно, кто им успел накакать в мозг этой гнилой, недо-религиозной, вульгарно-материалистической идеологией?"

Рассказывают, что Павлов, запретивший у себя в институте употреблять слово "психология", как то, во время одного из докладов, сказал: "А может быть для такой сложной системы взаимодействия условных рефлексов, о которых говорит докладчик, ввести какой-нибудь специальный термин и назвать его, скажем - "психология"?

Дорогой Алексей, уж не знаю, какими непреодоленными подростковыми комплексами нужно страдать, чтобы воспринимать Ваши блестящие, остроумные, полные тонкой иронии и при этом открытые к читателю тексты как "высокомерно-снисходительные". Но это так, на полях. По поводу затронутой Вами в обзоре темы, позволю себе некоторые полемические комментарии. 

Опираясь на мнение, например, Выготского, можно принять в качестве экспериментально установленного факта, что существует дочеловеческая речь животных и дочеловеческое мышление: «1.Мышление и речь имеют различные генетические корни. 2. Развитие мышления и речи идет по различным линиям и независимо друг от друга. <...> 6. В филогенезе мышления и речи мы можем с несомненностью констатировать доречевую фазу в развитии интеллекта и доинтеллектуальную фазу в развитии речи» (Выготский Л. С. Мышление и речь. С. 94). Б. Рассел говорил об «идеях» общих для нас и животных: «Я думаю, что и в доязыковом опыте <...> существует так- же то, что можно назвать „идеями“ <...> Кошка будет долго ждать у мышиной норы, шевеля в хищном ожидании своим хвостом; <...> Я определил бы „идею“ как состояние организма, соответствующее (в некотором смысле) чему-то чувственно отсутствующему» (Рассел Б. Человеческое познание, его сферы и границы).Происхождение мышления и происхождение речи не совпадают, и только у человека образуют уникальное единство. Таким образом,мышление и сознание необходимо принципиально различать как генетически, так и структурно.

a) сознание — это рефлексивная и объективирующая деятельность, поэтому сознание необходимо строго отличать от мышления, которое возможно в нерефлексивной форме;

b) операции сознания: рефлексия, индивидуация, отчуждение и, как следствие, факт осознания смерти — специфичны и возможны только в рамках языковой деятельности.Судя по всему, именно посредством языковой деятельности становится возможной рефлексивная и объективирующая деятельность сознания и, как следствие, осознание смерти.

Итак , уровень нерефлексивного мышления это то, что у нас общее с животными . Но сознание - это особая и весьма опасная способность, и связано оно именно с языком. Вопрос теперь в чем различие, если оно есть , между языком(языками) животных и языком (языками) человека. Этот вопрос ключевой в определении того, где мы едины с животным миром, а где радикально, катастрофически от него отличаемся, как бы нам не хотелось, чтобы было иначе. 

Язык пчел , язык дельфинов (не берем сейчас очеловечивание и обучение животных человеком) или любой другой природный  язык животных будет отличаться от человеческого тем, что, скажем, у пчел на нем можно передать сообщение о местоположении цветка, но нельзя передать сообщение об этом сообщении. Эта метаязыковая способность, самореферентность, рефлексивность, и тем самым разрывность человеческого языка (эффект зеркала в зеркале, «mise en abyme») уникальна и специфична.  Я подчеркиваю: речь идет о сознании в специальном смысле. С мышлением (адаптивным интеллектом) дело обстоит сложнее. Мышление есть и у животных. Но животные не уничтожают методично среду обитания и себе подобных, потому что не обременены эгоцентрическим рефлексивным языком- сознанием и сознанием смерти. Человек неуклонно и последовательно уничтожает и свою среду, и себя, и животных.

И делает он это потому, что обладает самореферентным языком и рефлексивным сознанием. 

Но также, благодаря этим же способностям , он обладает способностью не просто к творчеству, которое есть и в природе, а к высшим рефлексивным формам творчества, где сознательное (то есть могущее быть выраженным в языке, хоть и не всегда выражаемое языком) управление сложнейшей многопорядковой структурой сочетается с предельной экспрессией и осознанным переживанием.

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik, Christina Brandes-Barbier de Boymont, Ольга Роева

Для того, чтобы проникнуться тонкостью иронии пассажей про "накакать в мозг этой гнилой, недо-религиозной, вульгарно-материалистической идеологией", мне, очевидно, придется многое изменить в своей картине мира. Подобный юмор считаю солдатским, уж извините. Популяризация науки - дело благородное, и примеров хороших популяризаторов масса. Заметки в этой колонке, хоть и интересные по сути, по форме напоминают ликбез для слабомыслящих. Это мое сугубо личное мнение. Я предпочел бы менее, скажем так, затейливую форму изложения, и уж лучше вовсе без юмора, чем с юмором про "накакать". А комплексы - это да, что есть то есть.

Очень вас понимаю, мне тоже нравится, когда посуше и поконцентрированнее. Но у меня вот так.

Возможно, так и надо, когда большая часть читателей - гуманитарии... На всех не угодишь, и я тут в явном меньшинстве. Я не обозреватель, не журналист, и не всегда врубаюсь - где осознанно выбранный прием, призванный 'зацепить', увлечь аудиторию, а где... не прием, а истинный образ мысли автора.

Может, все так оно и есть. Но мне все же кажется, что в этой области еще столько всего предстоит "естествоиспытать", что любые попытки "умозаключать" – непродуктивное на данном этапе напряжение фантазии. Ну вроде как Энгельс, рассуждающий о жизни как способе существования белковых тел. Велика опасность впасть в неумную тавтологию (вас я в этом отнюдь не подозреваю).

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

Алексей, думаю то, о чем я написал, уже не слишком измениться при любых "естествоиспытаниях". Особенно это касается структуры языка и связи функционирования сознания (в узком смысле. как самореферентной рефлексии) с этой структурой. Остальное в некотором смысле уже  второстепенно. 

Мне кажется, Алексей, "умозаключать" всегда имеет смысл. Ну, просто для тренировки хотя бы )) 

Все верно автор описал.  Кстати, кошки не просто разговаривают,  но и нас передоазнивают.  В частности, имитируя человеческих младенцев.  Причем только когда рядом находится их т.н. хозяин.  Я даже знаю пару слов по-кошачьи, например "иди сюда".  Подслушала у одной кошки, применила на другой - работает!  

Эту реплику поддерживают: Анна Зарембо, Вячеслав Кузнецов

Не знаю, про разум ли это... Мне одна женщина когда-то рассказала совершенно о`генриевскую историю о своей матери, которая выжила во время войны в одном холодном и голодном городе только потому, что в её доме ползала по потолку муха. Женщина загадала, что не умрёт раньше мухи, просыпалась каждое утро и первом делом смотрела на потолок. Муха, наверное, загадала то же самое и всю зиму посылала ей вялые сигналы. Обе дожили до тепла.  

Р.S. Написал об этом сейчас, а вспомнил раньше, прочитав замечательную "Свинку" Андрея Шухова.

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Мышление и рефлексия

Дорогой Алексей, как уже отметил выше Миша Аркадьев, пропасть между человеком и животным--не в мышлении вообще, а в рефлексии, в мышлении о мышлении. И не в языке вообще, а в возможности сколь угодно длинных цепочек передач сообщений о сообщениях, о чем много интересного и глубокого сказано в "Лингвистической Катастрофе" Аркадьева. Именно это отличие, рефлексия, и делает возможным творчество и историю. Но творчество не ухватывается, и не может быть ухвачено научным наблюдением, ибо наука регистрирует лишь регулярное, воспроизводимое, а не уникальное. Творчество не регистрируемо научным образом: для универсального научного наблюдателя новое неотличимо от шума. Рефлексия не ухватывается наукой по той же самой причине, ибо она есть всегда новая мысль. 

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik, Михаил Аркадьев, Christina Brandes-Barbier de Boymont

Алеша, спасибо, совершенно с тобой  в данном случае согласен :) Не мог бы ты чуть подробнее о новом, рефлексии, шуме, универсальном наблюдателе и творчестве. Может быть в отдельном блоге?

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Что-то, Миша, в последнее время мы подозрительно часто с тобой, дружище, соглашаемся. Надо будет какую-нито контроверзу тебе наваять :)

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Я не согласен со своим несогласием с твоим согласием. 

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

Вот мне бы тоже очень хотелось подробнее о творчестве и рефлексии. Близкая тема.

Я не очень понимаю, почему творчество и рефлексия не ухыватываются наукой. В смысле, результаты того и другого да, бесконечно разнообразны, а процессы, мне кажется, вполне познаваемы или, по крайней мере, описываемы. Или мы говорим о разных вещах?

Как Вы установите научным образом, Анна, что наблюдаете именно творчество, а не шум?

Есть очень много исследований, завязанных на изменении волновой активности мозга при творческих процессах. Прошу прощения, я по первому образованию врач ))

Ну и по результатам, наверное? 

И что Вы, Алексей, подразумеваете под "шумом" в этом контексте? Хаотичную деятельность мозга?

Какие же измерения волновой активности мозга скажут Вам, Анна, что на выходе--мысль, а не бессмыслица? А если Вы у зайца точно такую же волновую активность измерите, придется заключать о творчестве зайцев? А если прилетят инопланетяне без всякого намека на такую волновую активность, то придется им в творческих способностях отказать?

А по результатам как Вы заключите? Как научно замерить, что стихи Пушкина гениальны, а стихи Хрюшкина--не более чем словесный шум (мусор), хотя и удовлетворяющий формальным признакам стиха? Да, есть устойчивое общее мнение, что стихи Пушкина гениальны, а Хрюшкин просто портит бумагу. Но мнение--не есть научный факт. Мало ли какие бывали устойчивые всеобщие мнения. 

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik, Михаил Аркадьев

"...Граф Хвостов,

Поэт, любимый небесами,

Уж пел бессмертными стихами

Несчастья невских берегов..."

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев, Алексей Буров

Вы имеете в виду, что творчество и как процесс, и как результат неопределимо, а, стало быть, непознаваемо?

Заранее прошу прощения за дилетантские вопросы.

Я попытался объяснить, почему я так думаю, Анна. Кое-что может быть установлено, конечно, как Вы отмечаете. Какой-нибудь доктор может обнаружить корреляцию наличия какого-нибудь гена со скоростью решения задач циркулем и линейкой, сопровождаемого вдобавок особой волновой активностью мозга. Такого рода наблюдений может быть мульён.  

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев, Анна Зарембо

Анна, позволю себе вмешаться: творчество "определимо" и "познаваемо" исключительно в самом процессе творчества, а не вне его :)

Эту реплику поддерживают: Анна Зарембо

Анна, 

1. Не всякий процесс, например, сложения стихов, или, скажем, вывода формул в математике, является творческим. Есть творцы, а есть просто компиляторы. Этот факт принимается во внимание в этих исследованиях?

2. По поводу рефлексии все еще сложнее. Человек может заниматься чем угодно, не "включая" сознание, часто получается даже лучше. Каковы внешние признаки того, что тот или иной процесс идет с рефлексией?

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

Вот для меня это тоже всегда вопрос - измеряется ли творческий вопрос результатом и где заканчивается компиляции или ремесло и начинается творчество?

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Вопрос можно переформулировать:где заканчивается посредственность и начинается талант. Вряд ли есть параметры, которые помогли бы ученым это различие уловить в отвлеченных от ОЦЕНКИ таланта экспериментах.

Эту реплику поддерживают: Анна Зарембо, Aurelia Gheorghieva