Анастасия Мальцева /

Арно Рафаэль Минккинен: Когда я нахожусь нагим на природе, страх смерти отступает

Участники проекта «Сноб» посетили выставку финно-американского фотографа Арно Рафаэля Минккинена

+T -
Поделиться:

«Я стою на крою пропасти, я задерживаю дыхание на 45 секунд под водой, залезаю голышом в сугробы... Я рискую жизнью во время каждой своей съемки. Я делаю это исключительно в одиночку. Я не могу переложить даже часть этого риска на кого-то другого. Все мои фотографии — это автопортреты. Я снимаю только то, что у меня есть, — мое тело» — с этих слов начал экскурсию по своей выставке, организованную специально для участников проекта «Сноб», автор работ, фотограф Арно Рафаэль Минккинен.

Его выставка прошла в Центре фотографии братьев Люмьер. На экспозиции представлено 100 работ, отражающих всю карьеру Минккинена в хронологическом порядке. На протяжении последних сорока лет он создает исключительно свои автопортреты на фоне городского или природного ландшафта. В поисках кадра  фотограф отправляется в леса Финляндии, на холодные скандинавские пляжи, в Италию и Францию, Китай.  Воссоединение с дикой природой — задача Минккинена и сюжет большинства его фотографий.

«Принцип моей работы — сниматься нагим, таким, каким меня сделала природа, — говорит Минккинен. — Это позволяет мне чувствовать свою связь с природой и получать наслаждение от этого. Если бы я был на своих фотографиях в одежде — это была бы уже фэшн-фотография или реклама одежды».

Минккинен рассказывает, что во время подготовок к съемкам он выезжает на природу, раздевается и идет гулять, долго бродит, чувствует, как его ноги проваливаются в землю, забирается на деревья… Но самое любимое его место для  съемки — вода. Фотограф считает воду сакральной, но не в религиозном смысле, а в смысле тех ощущений, которые вода у него вызывает.

«Вода ассоциируется у меня со страхом смерти. Я понимаю, что, находясь в ней, могу в любой момент пойти ко дну. Но в то же время вода может держать меня на поверхности, я хорошо умею плавать и учу этому других, — говорит фотограф. — Вода становится для меня способом связи с природой. Если подумать  о жизни и о смерти, которая обязательно нас настигнет, то умереть в воде — это тот способ, который представляется мне наиболее естественным. Если это случится в момент моей съемки, то выглядеть это будет примерно так же, как если бы птенец выпал из гнезда. Когда я раздеваюсь на природе, чувствую себя нагим, страх смерти не то что отступает, но становится меньше. Я чувствую себя частицей в этом вечном водовороте, и если я уйду, то окажусь на своем месте в природе, и в этом нет ничего страшного».

Экскурсию по своим работам Минккинен начал с фотографии, которая стала первой в его серии. Она была сделана еще в студенческие годы. Фотограф рассказывает, что он ходил по побережью реки и случайно придумал снять себя на фоне воды. Пока шел по деревянному мосту, решил повернуться к камере со спины и открыть рот. По задумке автора, таким образом камера должна была запечатлеть его внутренний мир, который выходит изо рта.

«Я родился в Хельсинки, и когда мне было шесть лет, моя семья переехала жить в Соединенные Штаты, — продолжает экскурсию по своим работам Минккинен. — Эта фотография очень важна для меня, потому что она была сделана в Финляндии, когда я приехал туда жить после окончания учебы вместе с моей молодой женой. Прожив там несколько лет, мы переехали обратно в Штаты. А фотография осталась. Теперь она символизирует для меня то, что одной ногой я всегда нахожусь в Финляндии у себя на родине, а другой ногой — в Штатах».

Фото: Олег Бородин
Фото: Олег Бородин

У посетителей выставки Минккинена всегда возникает один и тот же вопрос: «Как эти фотографии были сделаны?». В большинстве случаев автор не раскрывает технологию, чтобы зрители не потеряли ощущение волшебства на снимках. Но про одну из своих работ он все же рассказал.

«Главный принцип плавания: чтобы не пойти ко дну, нужно постоянно двигаться. А мне нужно было действовать ровно наоборот: находится на поверхности воды в позе эмбриона, оставаться абсолютно неподвижным, чтобы добиться ровной глади, которая бы отражала все облака и линию горизонта, — говорит Минккинен. — Для этого я привязал веревку к камню на дне озера и держался за нее руками, чтобы оставаться на одном место в воде и не всплывать. Я нырнул, сделал глубокий вдох, замер на 30 секунд, чтобы дождаться пока поверхность воды успокоится, затем зубами сжал во рту кнопку затвора камеры, подождал еще 15 секунд, пока сработает затвор, и после этого вынырнул из воды, как сумасшедший, чтобы сделать вдох».

Участница экскурсии социолог Васильева Виктория рассказала, что раньше не была знакома с работами Минккинена: «Я рада, что открыла для себя этого фотографа. Меня поразило, что он терпит боль и холод, когда делает свои снимки, что он выступает в своих фотопроектах не только как художник, но еще и как модель».

Психолог Светлана Филяева увидела в работах Минккинена желание делать постановочные снимки, но при этом сохранять документальность: «Фотография в его творчестве не конечный результат, а часть процесса. Предыстории о том, как были сделаны эти работы, не менее ценны, чем то, что получается в итоге. Ведь для съемки одного кадра он настраивается часами. Для него фотография — это способ осознанно проживать свою жизнь. Я спросила у Минккинена, чем отличается селфи от автопортрета? Он объяснил мне, что не снимает селфи, так как это ситуативный снимок — "я сейчас", он делает именно автопортреты, которые позволяют ему исследовать себя и свое место в мире».