Алиса Гребенщикова: Тест-драйв — чистой воды адюльтер

Актриса Алиса Гребенщикова тестирует новый Infiniti Q50 и выбирает лучшие места для свиданий в Москве. Выбранные ею точки на карте складываются в логотип Infiniti

+T -
Поделиться:
Фото: Юлия Майорова
Фото: Юлия Майорова

Как и многим барышням, мне нравится относиться к окружающим меня вещам как к одушевленным. Мой чемодан, к примеру, носит имя «Тузик», а к потерявшимся ключам иначе, как «малыши», я и не обращаюсь. Надо ли говорить, что ко всем своим машинам я относилась с придыханием, всегда существовала с ними в диалоге — ну, насколько можно, имея богатое воображение, истолковывать реакцию машины на свои действия, — и нежно их любила. Мои машины всегда были девочками. И вот уже несколько лет время от времени я на пару-тройку-семерку дней пересаживаюсь за руль других автомобилей. Будь то арендованная на отдыхе малютка, или подменный автомобиль, пока моя на сервисе, или тест-драйв. И каждый раз мне кажется, что я изменяю своей девочке с чужой машиной.

Для меня тест-драйв — это чистой воды адюльтер.

Вроде мы живем с моей машиной в мире и согласии: меня все устраивает, я получаю удовольствие от вождения, но откуда ни возьмись возникает змей-искуситель и предлагает протестировать какую-нибудь красотку, и я никогда не отказываюсь...

Любопытство, жажда новизны, спортивный интерес — покорится ли новая машина тебе, будет ли так же отзываться и чутко реагировать на педали газа и тормоза — и в конце концов, на нее наверняка будут завистливо оглядываться другие водители; кажется, примерно так давно женатые мужчины объясняют мотивы своих увлечений? Вот и я!

Однако у меня есть важное условие: машина должна быть действительно хороша собой и внутри, и снаружи, чтобы хоть на время отвлечь меня от моего боевого товарища. И Infiniti Q50 — ровно такой автомобиль! Красотка, ради которой можно на время уйти из дома и которой можно хвастаться. Итак, наша встреча состоялась!

Фото: Юлия Майорова
Фото: Юлия Майорова

Первое, что я узнала о ней, — независимый руль. И это, признаться, меня сильно озадачило. Даже немного напугало. Все-таки я живу в стране, где в 20 км от пятнадцатимиллионной столицы запросто отключают электричество, и вечерами люди коротают время при свечах; а тут — электронный мозг машины! Кто знает, не отключится ли он в самый ответственный момент? Можно ли доверять роботу? Словом, садилась я за этот самый независимый руль не без опасений. Но об этой особенности Infiniti я забыла через секунду после начала движения. Машина обняла меня, закрутила в водоворот своего обаяния и мягкости, и я как-то сразу расслабилась. Дороги в Москве гораздо аккуратнее пригородных, но и на них есть масса шероховатостей, которые я в Infiniti почти не ощущала. Ведь выбоины водитель обычно чувствует не только всем телом, но и отдельно через руль; а тут нет — штурвал спокойно лежит у тебя в руках и не вырывается. Я понимаю, что в данном случае и подвеска играет свою роль, Q50 — седан, но земля будто бы далеко от тебя, будто бы в облаке едешь или, как в сказке, очертил круг — и никакие напасти не страшны. И выходить из этого круга, то есть машины, вовсе не хотелось. Но так как у нас с ней было «свидание» — а на свидании красоток надо чем-то удивлять, — мы отправились на Шаболовку, к месту, куда я на полном серьезе рекомендовала бы возить понравившихся девчонок: к Шуховской башне, пока ее не снесли.

Фото: Юлия Майорова
Фото: Юлия Майорова

По дороге поняла, что наша встреча c Infiniti и вправду напоминает свидание, ведь на первом свидании, если люди не связаны по работе, обычно говорят о детстве. Так и я приехала к месту первой детской ассоциации с Москвой. Для меня это не Красная площадь, не Мавзолей, а именно Шаболовка. Шаболовка, 37 — на этот адрес предлагалось писать письма и отправлять картинки, нарисованные после просмотра передачи «Сказка за сказкой». Я помню, что каждый раз думала: напишу, нарисую, но так ни разу и не собралась — стеснялась... И вот, взрослая, приехала туда и долго-долго сидела в машине, не решаясь выйти, потому что в детстве не очень-то верила, что эта «Шаболовка, 37» и эта башня действительно существуют.

Когда сентиментальный порыв утих, мы с машиной отправились развлекаться дальше. Я, как самый настоящий кавалер, повела ее в парк, в самый главный, самый значимый — парк Горького. По дороге внимательно прислушивалась к ощущениям: интересно ли мне с ней? Да, интересно! И очень удобно! Так как мы совсем недавно знакомы, да и машина не моя, то я не решилась тестировать легкость доступа в интернет и листать ленту фейсбука, чем обычно занимаюсь в пробках. Но разницу я сразу заметила: в своей машине я вглядываюсь в небольшой экран iPhone, а тут можно было воспользоваться встроенным в торпеду экраном, который синхронизирует все аккаунты и, по всей видимости, отлично скрашивает время в пробках.

Фото: Юлия Майорова
Фото: Юлия Майорова

В свободное от интернета время на экране высвечивались данные о работе машины — и это занимало меня всю дорогу! Я, как дитя малое, радовалась, так как впервые ехала на гибридном автомобиле. Это меня умиляло бесконечно. И может быть, сработал эффект новизны, но у меня было такое впечатление, будто я не на машине по городской дороге еду, а режу ножом пудинг — очень мягко!

Еще один немаловажный момент — ощущение  вальяжности, не оставлявшее меня во время поездки. Конечно, на это работало и внутреннее убранство машины, и подсветка приборной панели, и кожаный руль и белая прохладная кожа сидений, которая благородно контрастировала со складками черного платья, купленного в моем любимом магазине Boudoir Boheme. Я вообще очень придирчиво выбирала платье для этой машины — мне хотелось чего-то сдержанного и одновременно нежного: я же не только в машине буду кататься, но и гулять в парке, где в выходные обычно много народу.

Я стараюсь бывать в парке Горького в будни — боюсь большого скопления людей. Зато на неделе для меня это самое комфортное место в центре, где можно скоротать два-три часа, особенно когда нужно поработать с текстами. Учить монологи в кафе проблематично: люди вокруг мешают сосредоточиться, здесь же — самое милое дело. Меня подкупает аккуратность и сдержанность этого пространства, цветные вкрапления, велосипеды, приятные кафе. И люди! Свободные, интересные, с нарядно одетыми детьми. Я вообще люблю нарядно одетых детей, но не насильно выряженных в рубашку по случаю выхода «в свет», а тех, кто просто так часто ходит в бабочке. Это, наверное, у меня из детства: в детском саду наши мальчики обычно ходили в брючках со стрелками, а не в расхлябанных шортах на полуспущенных колготках. Вот так на всю жизнь в душу и запали мальчишки в рубашках. Кстати, я давно заметила, что такие ребята и футболки иначе носят, и, вырастая, ведут себя по-другому — просто так ощущают себя в пространстве.

Фото: Юлия Майорова
Фото: Юлия Майорова

Заговорив о мальчишках, вспомнила, что мне часто говорили, дескать, Infiniti — мужская машина. Я, пожалуй, готова с этим согласиться, но только отчасти: просто среди моих подруг нет яростных ценительниц роскоши и комфорта, готовых ради него на все, а именно с этими понятиями у меня ассоциируется человек, управляющий этим автомобилем. Здесь такая богатая начинка, что можно просто перечислять детали сплошь: «Камера заднего вида, подогрев лобового стекла в районе дворников, чип-ключ Intelligent key, автоматический двузонный климат-контроль, датчик наружной температуры, вентиляционные отверстия в задней части центральной консоли и воздуховоды отопителя на полу, электрический привод открывания крышки багажника, сохраняющееся в течение 45 секунд после остановки двигателя питание привода стекол дверей, освещение при посадке в автомобиль с задержкой выключения».

И это еще не все! Есть «изофикс» для детей и двузонный климат-контроль — вещь совершенно незаменимая в моей семье, потому что пассажиры переднего и заднего сидений всегда требуют разную температуру воздуха в салоне, и я трачу массу сил на восстановление мира. Словом, устоять невозможно.

Фото: Юлия Майорова
Фото: Юлия Майорова

Но вернемся к нашему городскому свиданию. Я себе так представляю идеальное развитие отношений: сначала в шумный и веселый парк Горького, а потом надо идти в место пустынное и тихое, где можно говорить вполголоса и слушать каждое слово спутника. Ведь это так важно — слышать, а не догадываться, не додумывать. Крутицкое подворье мне кажется именно таким местом. Удивительно сохранившаяся старая часть Москвы — практически ровесница Кремля. Подворье основано в XIII веке, историки утверждают, что отсюда отправлялись подводы в сторону Орды, везя золото и драгоценности татаро-монгольскому хану. В XX веке советская власть здесь разбила военные гарнизоны — по одной из версий, именно тут содержался в заключении Лаврентий Берия. В конце 1980-х место признали важным и нужным, все почистили и открыли филиал Исторического музея, а сейчас Крутицкое подворье целиком принадлежит Патриархии.

Чаще всего сюда приезжают на службу в храм, но иногда забредают горожане и туристы, чтобы просто погулять. Несмотря на то что Садовое кольцо совсем рядом, шум сюда не долетает. Стоят себе маленькие деревянные домики с белыми резными наличниками, летают парашютики одуванчиков, грозно у забора стоит крапива, за ней прячутся нежные лютики. Поразительный все-таки город Москва! Как я люблю ее за такие оазисы, за пешеходные перемещения в машине времени!

Интересно, на свиданиях можно молчать?..

И вечером мне было жаль расставаться с машиной, мы провели прекрасный день. Я бы хотела встретиться с ней еще, у меня осталась масса вопросов, я хотела бы у нее еще кое-что выяснить. Потому что выяснила я только одно: увы, постоянной спутницей она бы не стала. Я для нее слишком веселая и безответственная. Я люблю сложные дороги и большие детские компании в своем автомобиле, и мне было бы очень жаль гонять ее, красавицу, по грязи и песку, заставлять парковаться в сугробах и тонуть в лужах. Ночью, уже засыпая, я подумала, что, наверное, поэтому мужчины и возвращаются к своим родным. А родные прощают ветреность и увлечения, потому что в этом нет ничего опасного.

Фото: Юлия Майорова
Фото: Юлия Майорова

И все-таки хорошо, что моя собственная машина не ревнует!