Минкульт запретил прокат «жестоких» боевиков и ужастиков

Фильмы ужасов и боевики, пропагандирующие жестокость и насилие, запретили к широкому прокату в России, сообщила газета «Известия». С 1 июля 2014 года, когда вступил в силу соответствующий закон, таким фильмам перестали выдавать прокатные удостоверения

+T -
Поделиться:

Принятый закон запрещает выпускать в широкий прокат ленты, которые «содержат материалы, пропагандирующие культ насилия и жестокости». В министерстве культуры сообщили, что боевики и хорроры, в которых нет подобной пропаганды, будут ограничены в прокате — их смогут посмотреть только люди старше 18 лет.

Закон также запретил прокат кинолент, призывающих к терроризму и экстремизму, рассказывающих о способах изготовления наркотиков или же пропагандирующих порнографию. Кроме того, в «черном списке» фильмы, использующие скрытые вставки, которые влияют на подсознание зрителей, а также картины с нецензурной бранью.

Кирилл Разлогов, директор Российского института культурологии, киновед:

Никаких объективных критериев принадлежности фильма к тому или иному разряду не существует. Все зависит от людей, которые будут применять этот закон. Полагаю, что у нас, как всегда, все обернется значительным ростом коррупции, в прокате же ничего не изменится.

Запреты по-разному влияют на развитие кинематографа. Доля жесткого цензурного контроля стимулирует творчество, но при ужесточении контроля творчество постепенно глохнет. Это зависит от конкретных обстоятельств. У нас был период довольно мягкого, но последовательного цензурного контроля — это было в «эпоху застоя» в 70-е годы. Сейчас мы видим, что это был один из периодов подъема советского кино и повышения качества картин, потому что художники учились и умели обходить все препятствия.

Сейчас сложнее, потому что волна ограничений следует за периодом вседозволенности, после объявления о том, что цензуры у нас нет. Но ясно же, что без цензуры государство и человек существовать не могут. Вопрос в том, в какой момент цензура наступает. Чем неустойчивее чувствует себя власть и государство, тем жестче оно стремится все пресекать. Нынешняя власть себя чувствует предельно неустойчиво и стремится пресечь на корню что угодно. Но это сделать вряд ли удастся.